Все новости

Рената Литвинова: я, конечно, стою на стороне своих прекрасных монстров

Рената Литвинова Пресс-служба Ренаты Литвиновой
Описание
Рената Литвинова
© Пресс-служба Ренаты Литвиновой

Рената Литвинова поставила в МХТ спектакль "Звезда вашего периода", на который билет достать практически невозможно. В интервью ТАСС актриса, сценарист и режиссер рассказала, превратится ли ее постановка в художественный фильм, над чем работает и хочет ли возглавить собственный театр.

— Рената, ваш спектакль зрители сравнивают с фильмом "Бульвар Сансет", мне же показалось, что, хотя в нем очень много кино- и самоцитат, все же в спектакле больше интонаций из "Театра" Моэма. Сами вы ориентировались на какие-нибудь фильмы или спектакли?

— Я, скорее, сделала посвящение великим звездам из великих фильмов и была вдохновлена "Весной" Григория Александрова и актрисами, которых он снимал, — Любовью Орловой, Риной Зеленой, Фаиной Раневской. Мне кажется, сегодняшние подростки даже не знают, кто это. Вот мне и захотелось сделать спектакль про забытых кинодив. 

Когда-то я снимала свой первый фильм "Нет смерти для меня". Он был документальный, про звезд советского кино — великую Нонну Мордюкову, мерцающую, ангелоподобную Татьяну Самойлову, волевую и несгибаемую Лидию Смирнову, дерзкую, даже одиозную Татьяну Окуневскую, положительную и безупречную во всех смыслах Веру Васильеву. Они все мечтали только об одном — сыграть новую роль, вернуться в кино. Это были звезды с большой буквы, абсолютно нематериальные, они творили не за гонорары, а по любви — таких уже нет и не будет! Наступили новые времена. 

Но я выступаю на их стороне — глыбы, идолы, служители только одной музе — искусству — они не могут не восхищать! И они — мои собирательные музы

Что касается "Бульвара Сансет", одного из любимых кинопроизведений Билли Уайлдера, наш спектакль — оммаж и признание в любви этому фильму.

— Первые зрители говорят, что изначально в спектакле было больше иронии к современному киномиру, а потом текст чуть изменился и стал мягче. Так ли это?

— Нет, неправда, я ничего не смягчала, наоборот, допривносила, дошлифовывала — мы двигались четко по графику, много репетировали с актерами — я дописывала реплики и даже монологи, учитывая органику моих исполнителей.

— Также обсуждают, что в спектакле дан намек на некое "блогеровское закулисье". Людям кажется или вы таким образом хотели высказать свое мнение о Telegram-каналах и соцсетях?

— Герои моего спектакля живут в своем мире, и "блогеровское закулисье" вторгается на их территорию — и идет в каком-то смысле война: кто прочнее. Я, конечно, стою на стороне своих прекрасных монстров, я на стороне своих персонажей, где важнее всего мир иллюзий, ролей — прекрасного великого кино.

— Ваша героиня живет в своем искусственном мире и надеется на новые роли, которых не будет. Собственно, так живут сотни актрис, уже не востребованных в профессии. Такое не слишком завидное существование — единственный путь для по-настоящему талантливых людей?

— Это выбор — быть актером. 90 процентов актеров ждут ролей. Кто-то дожидается, а кто-то живет надеждой. Но есть и настоящие звезды, которые нужны всем и всегда — или им так кажется. Я вот лично не могу быть прилежной и ждущей актрисой — я люблю сочинять и контролировать написанные мною роли сама.

— На премьерном показе видела в зале Константина Хабенского, который практически весь спектакль провел на ногах, явно переживая за то, как реагирует публика. Вы как воспринимаете оценки от коллег и от обычных зрителей. Что важнее?

— Самое важное — чтобы нравилось мне самой. Костя мне, кстати, не сказал, что стоял на спектакле. Я тоже иногда стою за кулисами и смотрю кусочки из чьих-то постановок — иногда это держит, иногда не очень.

— В спектакле есть фраза, которой можно вывести из себя практически любого артиста: "Я вырос на ваших фильмах". Как вы сами реагируете на такие реплики или возраста для вас не существует?

— Очень иногда бывает странно, когда эту фразу говорит какой-то немолодой мужчина, и по нему я вдруг вспоминаю, сколько мне на самом деле лет. Люди же не стареют внутри, только проклятая оболочка.

— В спектакле есть персонаж с весьма говорящей фамилией Малохольнев — "известный журналист и блогер". С годами вы не смогли полюбить СМИ и критиков?

— Есть замечательные пишущие журналисты, а есть... ну, такие... я тут начиталась много статей — их трудно назвать журналистикой, настолько предвзято, скучно, зло и глупо — просто выплеск из ведра — мутная вонючая жижа. Но все-таки есть и прекрасные пишущие люди, в том числе в сетях — мне нравятся и Зинаида Пронченко, и Дима Быков, даже в своей критике они остаются образованными, умными, уважающими талантливых людей.

— Ваш предыдущий спектакль "Северный ветер" стал еще и фильмом. Планируете ли экранизировать новую пьесу?

— Пока не знаю. Я хочу снять что-то совсем простое, без огромных декораций, походить с чистым лицом, где было бы больше молчания, вернуться в кино крупных кадров и без слов. Но, возможно, это моя усталость от предыдущих проектов, где много ролей, артистов, монологов, красок и деталей. "Северный ветер" — это фильм-архив, который можно пересматривать и переслушивать музыку Земфиры к нему много раз. Я жду, когда она выпустит саундтрек отдельным изданием — там столько невероятной музыки, которая не вошла в картину!

— На выходе из театра слышала разные мнения. Из самых распространенных: "Странно, но очень красиво" и "Ну что ж, это Рената Литвинова". Не было ли мыслей сделать свой театр, где все было бы в стиле Ренаты Литвиновой?

— Нет, быть руководителем театра — уже отчасти отрезать половину своего времени от творчества. Я пока не хочу.

— Вас нельзя назвать человеком, любящим постоянно быть на виду. Но вот сейчас вышел в прокат новый фильм, выпущен спектакль. Где будете искать энергию для новых идей?

— Я переключаюсь на новые проекты. Я не люблю останавливаться. В апреле еду в Санкт-Петербург снимать еще один, на сей раз небольшой фильм. Сейчас идут кастинг, поиски объектов, и я опять режиссер, и сценарист, и актриса в одном лице. Ну чем не отдых?

Беседовала Наталья Баринова​​​​​​