Все новости

Айсен Николаев: Якутск стал IT-столицей ДФО, в планах – стать креативным центром

Айсен Николаев Валерий Шарифулин/ТАСС
Описание
Айсен Николаев
© Валерий Шарифулин/ТАСС

Республика Саха (Якутия) готовится запустить стройку уникального вантового трехпилонного моста через реку Лену, создать школу правильного питания и продолжает наращивать мощь в области образования и кино. О том, как будет проходить масштабная стройка, и о том, почему столица Якутии имеет все шансы стать креативным центром страны, в интервью ТАСС рассказал глава региона Айсен Николаев.

— Айсен Сергеевич, каких ключевых результатов Якутия уже смогла добиться благодаря нацпроектам?

— Первое, на что хотелось бы обратить внимание, — это строительство дорог. Это важнейшая для Якутии тема, поскольку обширные пространства нашей республики не имеют круглогодичных дорог, а качество многих из тех, что есть, всегда оставляло желать лучшего. Благодаря национальному проекту мы смогли заняться планомерным ремонтом и реконструкцией региональных и муниципальных дорог.

Нацпроект позволил в прошлом году завершить строительство региональной трассы "Кобяй", которая связывает Якутск с Кобяйским районом. Эту дорогу строили почти 30 лет, и за два года по нацпроекту мы построили больше, чем за 28 лет до этого. И теперь есть хорошая дорога с мостом через речку Тюгюэне, которая изменила жизнь людей: если раньше из села Кобяй люди сутками добирались до Якутска, то теперь на это уходит пять часов. 

Другое важнейшее направление — это расселение граждан из аварийного жилья. В Якутии самый большой в стране объем жилья, который будет расселен по нацпроекту, — 16% от всего объема в стране. Мы идем строго по графику, хотя, конечно, и объемы внушительные, и есть дополнительная сложность, связанная с тем, что у нас эта программа касается всех районов, включая арктические. А в Арктике стоимость жилищного строительства просто зашкаливает, поскольку никакой индустрии для этого там нет — во многих районах многоквартирное жилье не строилось со времен СССР.

— Сколько один квадратный метр жилья стоит в Якутске?

— Примерно, 80–90 тыс. рублей, то есть намного дешевле. Поэтому мы предлагаем людям возможность переезда из аварийных домов в Арктике в Якутск.

— Какие еще направления по нацпроектам вы бы выделили?

— Многое, конечно, делается для развития здравоохранения: строятся фельдшерско-акушерские пункты, амбулатории, поликлиники, совершенствуется оборудование. Важно, чтобы, несмотря на меры по борьбе с пандемией коронавируса, эта работа не останавливалась.

Еще один проект, который люди ценят, в котором они нуждаются, — это создание комфортной городской среды. Мы много говорили о строительстве жилья, но современные, ухоженные территории вокруг новых домов тоже важны. И мы уже создаем красивые общественные пространства не только в Якутске, но и в других городах и селах республики.

— Президент поручил до 2024 года в 1,6 раза увеличить объемы строительства жилья на Дальнем Востоке. Как в республике обстоят с этим дела?

— Мы входим в первую тройку регионов Дальнего Востока по строительству жилья. В прошлом году в Якутии построили около 520 тыс. кв. м жилья. Но есть и проблемы. Так, в последние два года серьезно упали объемы строительства в Якутске, и в результате общие показатели оказались ниже рекордных, когда у нас за год было введено 600 тыс. кв. м жилья. Теперь наша задача — вернуться на тот уровень.

Снижение отчасти связано с общим для страны переходом на механизм строительства жилья по счетам эскроу: на Дальнем Востоке нет крупных федеральных застройщиков, а малым и даже средним компаниям переход на эскроу-счета дается непросто [поскольку нет необходимого капитала для страхования и строительства жилья без участия дольщиков].

Есть также проблемы, связанные с нехваткой свободных земельных участков, которые обеспечены нужной инфраструктурой. Например, в Якутске таких участков уже нет, и для новых территорий нужно не только подводить инфраструктуру, но и выкупать и сносить большое количество объектов. Продвинуться в решении этого вопроса, как я считаю, поможет новый закон о комплексном развитии территорий, подписанный президентом в конце прошлого года. Документ позволяет осуществлять программы обновления городской застройки с привлечением внебюджетных источников.

Помимо этого, я считаю необходимым пересмотр распределения средств по программе "Стимул" (входит в нацпроект "Жилье и городская среда", направлена на стимулирование развития социальной, дорожной и коммунальной инфраструктуры для жилищного строительства — прим. ТАСС). По существующей методике дальневосточные регионы с их малым количеством строящихся квадратных метров жилья и при этом большими затратами на создание инфраструктуры проигрывают и не получают средств.

Финансирование нужд Дальнего Востока по отдельной статье и связанное с этим увеличение объемов строительства позволят разорвать порочную цепь, при которой президентская программа "Дальневосточная ипотека" повышает спрос на жилье, что, в свою очередь, ведет к росту стоимости квадратного метра. В результате даже при наличии льготных программ собственное жилье остается недоступным для многих граждан.

— Программа "Дальневосточная ипотека" нуждается в дополнительных улучшениях?

— Я бы обратил внимание на то, что пока банки в основном выдают льготную ипотеку в административных центрах субъектов Дальневосточного федерального округа (ДФО), где крупнее рынки первичного жилья, так как на вторичное жилье действие программы не распространяется (за исключением Магаданской области и Чукотки — прим. ТАСС). А нам бы хотелось, чтобы развивались и малые города, и сельские поселения, чтобы люди стремились развивать их, а не покидать. Для этого, на мой взгляд, механизм дальневосточной ипотеки в сфере индивидуального жилищного строительства нужно расширить (сейчас кредит на ИЖС можно оформить, оставив в залог недвижимость в любом регионе страны — прим. ТАСС). Уверен, что здесь есть над чем поработать, в том числе и по внесению изменений в федеральное законодательство.

Мост в вечной мерзлоте

— Айсен Сергеевич, говоря о развитии транспортной инфраструктуры, нельзя пройти мимо столь крупного проекта, как строительство моста через Лену в Якутске. Когда планируется приступить к работе?

— Мост через Лену начнет строиться в 2021 году, мы в этом уверены. Уже практически согласована вся финансовая модель, технические параметры моста. Состоялись три заседания научно-технического совета Минтранса России, на которых скрупулезно рассматривались все варианты возможного строительства моста с учетом условий Лены — одной из крупнейших рек мира с ее ледоходами и ледоставами. В результате специалисты поддержали тот проект, который находится на завершающей стадии разработки. Первый этап проекта получил положительное заключение Главгосэкспертизы, он признан наиболее безопасным и для долины, где будет строиться мост, и для близлежащих населенных пунктов.

Речь идет о вантовом трехпилонном мосте. Его длина составит 3,1 км, еще 1,2 км — протяженность мостов, которые будут вести к нему через протоки. И еще предстоит проложить свыше 10 км насыпей и подъездных дорог, которые соединят мост с федеральными трассами — напомню, что мост в Якутске позволит соединить дороги федерального значения "Вилюй", "Лена" и "Колыма".

Строительство моста будет идти в уникальных климатических условиях, при колебании температур свыше 100 градусов (зимой температура воздуха в Якутске опускается до 60 градусов мороза, а летом прогревается свыше 40 градусов выше нуля — прим. ТАСС). Прежде мосты такого размера в таких условиях не строили, это первый подобный проект. И мы надеемся, что это будет красивый и в то же время надежный мост, который решит колоссальные транспортные проблемы не только Якутии, но и всего северо-востока России.

— Сколько специалистов потребует эта стройка? Откуда их будут привлекать?

— Это, на самом деле, будет огромная стройка, на которой будут задействованы тысячи человек, а с учетом смежных отраслей — десятки тысяч. Конечно, потребуются узкоспециализированные специалисты, которых нужно будет привлекать из многих регионов страны. Возможно и участие международных компанией, поскольку, как я уже говорил, речь идет об уникальной конструкции, опытом возведения которых обладает очень малое количество компаний.

При этом, конечно, большое количество работников потребуется от местных компаний, их помощь будет нужна при строительстве подъездных путей, поставке материалов. Мы предполагаем, что до 70% людей, занятых на строительстве моста, будут местными жителями.

У нас создан специальный штаб стройки. Дмитрий Бердников, который долгие годы возглавлял мэрию Иркутска и работал первым заместителем губернатора Иркутской области, назначен первым зампредом правительства республики, и у него только одна, но очень важная задача — это строительство Ленского моста. Именно он курирует все вопросы, связанные со стройкой.

— Айсен Сергеевич, еще один вопрос, связанный с развитием транспорта, — это субсидирование авиаперелетов. Какая работа ведется для того, чтобы Якутск стал ближе к Москве, к Санкт-Петербургу, к другим городам страны?

— С одной стороны, всех дальневосточников обрадовало решение президента о том, что право на субсидированные билеты будет не только у пожилых людей и детей, но и у всех жителей Дальнего Востока. В то же время, к сожалению, по Якутску и Чите эти решения президента до сих пор не выполнены. Распределение средств прошло по методике, которая почему-то исключила из распределения столицы двух субъектов ДФО. Мы так и не добились ответа, почему так сделано. Есть разные версии, но факт остается фактом — из двух крупнейших городов на Дальнем Востоке, из Якутска и Читы, по субсидированным билетам могут улетать только те, кто и раньше имел такую возможность, то есть дети и пожилые люди.

Мы обратились к руководству страны, нас услышали, и на последнем совете [глав ДФО] полпред Юрий Трутнев дал задание Минтрансу положительно решить этот вопрос. Насколько я знаю, в Минтрансе обсуждают разные варианты решения, в том числе за счет переноса части средств из других статей расходов. Я надеюсь, что решение будет найдено, так как там не бог весть какие огромные суммы нужны, но социальное напряжение нужно снизить, а главное, дать людям возможность для авиаперелетов в центральные районы страны.

К паводку мы готовы

— Прошедшая зима была в Якутии снежной. Насколько регион готов к возможному половодью? Какая проводится подготовка?

— Безусловно, весна для Якутии — это не только время радости, но и серьезных опасений из-за ледохода, так как у нас огромная территория и по ней протекают несколько крупнейших рек страны и даже мира. И, конечно, каждый год у нас происходят ледовые заторы, которые приводят к паводкам.

Я бы не сказал, что прошедшая зима стала для Якутии какой-то чрезвычайной по снегу, он выпал в пределах нормы, может быть, с небольшими превышениями в некоторых районах. Но у нас была очень холодная, по-настоящему якутская зима с долгими 50-градусными морозами. Поэтому толщина льда на реках больше нормы, и при раннем ледоходе могут образоваться крупные заторы, что приведет к разливу реки. Но мы ожидаем, что ледоход будет в пределах нормы.

К паводкам мы готовы. Идут профилактические работы — чернение льда (разбрасывание мелкого угля, песка или торфа на поверхности льда для того, чтобы ускорить его таяние — прим. ТАСС), его распиловка. В места, где обычно образуются заторы, завезено свыше 30 тонн взрывчатки. С 2020 года у нас работает мобильный пункт приема-передачи спутниковой информации Роскосмоса, который позволяет в режиме реального времени отслеживать ледовую обстановку на реках республики и оперативно на нее реагировать — раньше спутниковая информация появлялась у нас только в течение полусуток.

Так как мы каждый год сталкиваемся с подобной ситуацией, порядок действий отработан — силы и средства приведены в готовность, есть финансовый резерв. В конце апреля в республику прилетит глава МЧС России Евгений Зиничев. Вместе с ним мы проведем заседание штаба, на котором обсудим противопаводковые мероприятия, координацию действий. Уверен, что общими усилиями справимся.

— А какие средства в резерве?

— На безопасное прохождение ледохода у нас предусмотрено 100 млн рублей. Еще 150 млн рублей — это резерв на случай чрезвычайных ситуаций. Кроме того, у нас есть резерв материальных средств — техники, других предметов. Он тоже оценивается примерно в 150 млн рублей.

— Весна в Якутии связана не только с паводками, но и с началом природных пожаров. Какие меры принимаются, чтобы снизить ущерб от огня?

— К сожалению, у нас уже несколько лет чрезвычайно засушливый летний период. Увы, но пожары стали возникать и в Арктике, хотя раньше их не было. Это связано с климатическими изменениями.

В 2021 году на борьбу с пожарами в Якутии предусмотрено почти 800 млн рублей, из которых около 300 млн рублей — это федеральные средства, а остальное — республиканские. Но, к сожалению, жизнь показывает, что для достаточно оперативной реакции на пожары нужно примерно еще столько же.

Благодаря поддержке правительства РФ, Минприроды России и Рослесхоза в этом году мы закупаем 53 единицы техники и 150 единиц противопожарного оборудования общей стоимостью почти в 200 млн рублей (в 2019–2020 годах Якутия закупила 82 единицы техники на 231,3 млн рублей — прим. ТАСС).

При этом республика тоже не стоит с протянутой рукой, мы понимаем, что пожары на нашей территории. В этом году впервые за постсоветское время мы создали базу авиационной охраны лесов в Арктике. Она находится в поселке Батагай Верхоянского района, в самом центре арктической территории. Подразделение позволит достаточно оперативно тушить пожары на севере.

В борьбе с природными пожарами важнее всего потушить их в первые сутки после возгорания, иначе их площадь неумолимо разрастается. Но при наших расстояниях — это очень сложная, почти запредельная задача. Только представьте: если бы наш Среднеколымский район был отдельным субъектом Федерации, то стал бы 28-м по площади, он почти в три раза больше всей Московской области. А это только один из 35 районов Якутии, причем далеко не самый большой! И когда на таких гигантских, но малолюдных территориях возникают пожары, крайне сложно обнаружить и потушить их в первые сутки.

— Как решить эту проблему?

— Для этого нужно повышать численность и оснащенность лесопожарных формирований, в том числе Авиалесоохраны. Но нужно понимать, что это требует постоянных и очень больших расходов федерального и регионального бюджетов. Специально обученные люди, спецтехника, авиация — состояние бюджетов не позволяет создавать и поддерживать все это в нужном количестве.

Но формирование необходимой базы идет, и президент [Владимир Путин] нас поддерживает — например, на севере соседнего Красноярского края создается межрегиональный лесопожарный центр, сотрудники которого будут бороться с возгораниями на отдаленных арктических территориях, в том числе и в Якутии.

При этом мы считаем, что нужно пересмотреть федеральную методику выделения средств на борьбу с лесными пожарами и увеличить финансовую поддержку таких регионов, как Якутия или Красноярский край, которые обладают огромными и при этом малонаселенными лесными территориями. Пока же в расчете на один гектар леса мы получаем гораздо меньше, чем другие субъекты страны.

Изменить отношение к здоровью

— Вы объявили 2021–2030 годы "Десятилетием здоровья" и поставили задачу вхождения Якутии в число регионов России с наибольшей продолжительностью жизни. Какие мероприятия запланированы?

— В апреле я подписал указ о стратегических направлениях укрепления общественного здоровья и развития системы здравоохранения в республике. Зачем я это сделал? Я думаю, что мы должны изменить отношение наших граждан к собственному здоровью. Пока мы зачастую относимся к нему крайне второстепенно — не осознаем, что именно здоровье является нашим основным капиталом, не бережем его, не занимаемся профилактикой, не проходим диспансеризацию, так как считаем, что для этого нужно заболеть. "Здравоохранение — тем, кто болеет" — от этого подхода пора отказываться. 

Чтобы изменить ситуацию, мы делаем серьезную ставку на укрепление общественного здоровья, на профилактику, на массовую диспансеризацию, кратно усилим внимание к персонализированной медицине, развитию и внедрению достижений медицинской науки в повседневную работу наших учреждений. Конечно, мы должны готовить специалистов. Конечно, нужно развивать цифровое здравоохранение, потому что тот же коронавирус показал, что это очень важно и востребованно.

Подписанный мной указ готовила большая группа специалистов. Это были не только медики, но и ученые, общественники, федеральные эксперты. И я считаю, что у нас получился хороший документ, который охватывает все упомянутые мной сферы и вписывается в существующие общероссийские тренды.

— Согласно этому указу, в республике должна быть создана школа правильного питания, в которой с жителями будут работать профессиональные диетологи. Уже понятно, когда эта школа откроется и как будет работать?

— К сожалению, образ жизни современных людей меняется, а привычки потребления — нет. В результате у школьников появляются болезни, которых у старших поколений не было, — ожирение, диабет в детском возрасте, другие заболевания. Чтобы остановить это, мы в 2022 году создадим школу правильного питания, сотрудники которой будут помогать медицинским учреждениям работать с людьми на местах — давать им правильные советы, устанавливать диеты. В этой работе должны участвовать и специалисты наших спортивных учреждений — фитнес-тренеры.

— Какие еще мероприятия по развитию медицины запланированы в Якутии?

— Кроме того, в рамках "Десятилетия здоровья" в Якутии большое внимание будет уделено строительству двух медицинских объектов. Во-первых, в этом году в республике благодаря федеральной поддержке завершится строительство крупного кардиологического центра. Во-вторых, мы надеемся, что к началу 2023 года мы достроим онкологический диспансер. К тому же завершается подготовка проектно-сметной документации для строительства республиканской инфекционной больницы — в Якутии до сих пор нет подобного специализированного учреждения. Еще мы хотим провести техническое перевооружение национального центра медицины в Якутске.

Также в рамках программы модернизации первичного звена до 2025 года у нас будет построено 73 объекта здравоохранения, включая девять центральных районных больниц (ЦРБ). Уже в этом году начнется строительство ряда из них. Особое внимание я уделяю развитию здравоохранения в промышленных районах республики, где за постсоветский период медицина отстала не только от уровня Якутска, но даже от ЦРБ в сельских поселениях. В середине апреля я был в городе Мирном, где при поддержке компании "Алроса" мы приняли программу [развития здравоохранения]. Был в городе Нерюнгри, в котором при поддержке Трутнева практически заново отстроена детская поликлиника и оснащена всем современным оборудованием. До прошлого года жители Нерюнгри — второго по численности города в Якутии — жили без аппарата МРТ и без ангиографа, они были вынуждены ездить на исследования в другие города России, и мы решили эту проблему. Сейчас наша задача — провести скорейшую реконструкцию зданий других медицинских учреждений в Нерюнгри.

Креативная столица

— В республике меняется отношение не только к здравоохранению, но и к образованию. В Хангаласском районе Якутии ВЭБ.РФ совместно с национальным исследовательским университетом "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ) реализуют первый в стране проект повышения образовательных результатов учащихся. Каков эффект?

— ВЭБ и НИУ ВШЭ работают над повышением качества образования, занимаясь с преподавателями, школьниками и их родителями. Цель — улучшение качества образования на 10% в тех школах, которые вошли в проект. Речь о школах Хангаласского района. Изменения в качестве образования будут в том числе считаться по оценкам, которые дети получат на ЕГЭ.

Я уже вижу, что эти проекты стали спусковым крючком для трансформации всей системы образования в районе. И когда мы оценим его эффект, примем решение о масштабировании проекта на другие районы республики.

— Прошедший год стал очень важным для якутского кинематографа: фильм якутского режиссера Дмитрия Давыдова победил на кинофестивале "Кинотавр". Снятые в Якутии фильмы выходят в общероссийский прокат, их обсуждают критики. Какие планы у властей республики по поддержке этой индустрии?

— Кино стало флагманом развития креативной экономики Якутии. К тому же мы наконец видим переход от количества фильмов к их качеству — действительно, все больше снятых в республике фильмов выходят в широкий прокат, побеждают в российских и международных фестивалях. Поэтому, безусловно, мы и в дальнейшем будем поддерживать наше кино.

Я дал поручение в 2021 году выделить из бюджета 80 млн рублей на поддержку кинематографа. Пока выделили 35 млн рублей, но надеюсь, что при дальнейших корректировках бюджета сумма будет полностью выделена. В мае мы проведем конкурс на выделение субсидий нашему кинематографу.

Мы готовим уже вторую стратегию развития кинематографа — ожидается, что документ будет рассчитан на период до 2035 года. Но, помимо этого, обсуждается возможность принятия отдельного закона о якутском кинематографе, который бы позволил на системной основе поддерживать индустрию.

— Продолжая разговор о молодежи и новых креативных площадках, хочу спросить о дальнейших планах развития молодежного фестиваля Muus Ustar, который в марте впервые прошел в Якутии.

— Буквально на днях отправил письмо в Росмолодежи с просьбой придать фестивалю Muus Ustar статус всероссийского. Замечательный фестиваль, ориентированный на креативную, творческую молодежь. Несмотря на пандемию, он прошел с очень большим успехом, при соблюдении, конечно, всех норм социального дистанцирования, масочного режима.

К тому же сейчас в начале весны в стране нет крупных молодежных фестивалей, так что это как раз может быть время для Muus Ustar. Кстати, это название переводится как "ледоход", и это очень важно для Якутии, жители которой после долгой суровой зимы всегда с особым чувством встречают весну.

— В России есть культурная столица — Санкт-Петербург, а может ли Якутск в перспективе стать креативной столицей, закрепить за собой этот статус?

— Мы точно считаем Якутск IT-столицей Дальнего Востока, и с этим статусом уже никто не спорит, потому что 90% экспорта IT-услуг с Дальнего Востока приходится на Якутию. И мы продолжаем развивать это направление: появляются новые компании, новые продукты. Так что и звание "креативной столицы" — реальная перспектива.

Беседовали Андрей Цицинов, Александра Будер, Илья Баринов