Все новости

Главврач больницы №52 Москвы: доказанных повторных заражений коронавирусом мы не видели

' ТАСС'

Московская городская клиническая больница №52 одной из первых в городе начала принимать больных с COVID-19. На базе этого лечебного учреждения была развернута "красная зона" для работы с такими пациентами.

Бывший пациент больницы №52, руководитель редакции фотоинформации ТАСС Григорий Дукор поговорил с главврачом медучреждения Марьяной Лысенко о том, почему необходимо делать прививки от COVID-19, откуда берутся побочные явления после вакцинации, как часто следует проверять наличие антител в крови, а также о том, какой период пандемии стал для Лысенко и ее сотрудников самым сложным.

— Какой у вас был самый сложный день за время пандемии? Можете вспомнить его?

Самый сложный день? Самый сложный у нас был, скорее, период — это переформатирование всех наших процессов, переход работы больницы полностью в "красную зону". Мы работали в таком режиме многозадачности, с которой и я как руководитель, и весь коллектив, который трудится вместе со мной, не сталкивались. Сроки были крайне сжатые. Переделать больницу полностью в инфекционный статус за 2,5–3 недели, параллельно уже оказывая помощь больным с COVID-19, — это тяжелый труд.

Наверное, именно этот период самый такой сложно вспоминающийся. Но если говорить об эмоциях — то это тот момент в начале марта прошлого года, когда мы поняли, что это приходит к нам и что нужно будет принимать такого рода больных.

У меня были очень большие опасения за то, что заболеют врачи, медики и мы кого-то потеряем. Действительно, мы относимся друг к другу как к семье

И пока голова не занята работой и ты не видишь, не трогаешь всю эту среду, то, конечно, возникает страх, особенно страх потерять близких людей. Психологию любого нормального врача разгружает работа — ты делаешь свое дело, выполняешь свою задачу и помогаешь пациенту вылечиться, втягиваешься в лечебный процесс.

— Помните ли вы первого больного COVID-19, доставленного в больницу?

Да, конечно! Были сразу два тяжелых пациента с коронавирусом, которых доставили сразу же в реанимацию. Мы тогда серьезно вникли, что с ними происходит. Это действительно дало такой мощный посыл для того, чтобы принимать и генерировать быстрые решения, в том числе клинические, не только организационные. Мы этих пациентов, слава богу, выходили, несмотря на совсем малый еще опыт лечения, они выписались, и мы поддерживаем с ними отношения.

— Если человек, сделавший прививку от коронавируса, захочет стать донором плазмы с антителами, то через какое время после второго укола он может это сделать?

— На данный момент мы лишь исследуем такую возможность. В рамках принятого постановления человек, который прошел вакцинацию от любой инфекции, это касается не только коронавируса, может стать донором только через 30 дней.

При этом протокол донорства все равно должен быть соблюден. У человека не должно быть определенных хронических заболеваний и определенных медицинских противопоказаний для сдачи плазмы. После полученных результатов исследования мы сможем принять решение о том, могут ли вакцинированные стать донорами, и сформировать критерии.

— После любой прививки у человека снижается иммунитет. Мы знаем о том, что в Москве есть люди, заболевшие COVID-19 после вакцинации. Как ведет себя организм после вакцины от коронавируса — когда опасность заразиться выше: после первого или второго укола? И насколько вообще высока такая вероятность?

Нет подтвержденных данных, что общий иммунный ответ снижается после вакцинации. Просто иммунитет занят каким-то определенным делом, и не стоит его тревожить дополнительными раздражителями. Другой вопрос, что, конечно, вот в этом "окне" — когда еще не сформировался стойкий иммунитет между первой и второй вакцинацией — в течение трех недель стоит максимально поберечься.

Очень многие считают, что если они сделали прививку, то можно снять маску и пуститься во все радости жизни: посидеть с друзьями в баре, где побольше народа, или пойти на какое-то мероприятие. Это неправда

Безусловно, первая вакцина дает определенную защиту, но лишь отчасти. Стойкий иммунитет формируется после второй вакцинации — через три недели. Хотя мы можем себя чувствовать застрахованными, все равно не следует нарушать правил поведения, которые нам диктует пандемия. Конечно, люди, которые заболели в период между первой и второй вакциной, где-то подобрав этот вирус, чуть легче остальных переносят заболевание, но все равно еще могут достаточно тяжело заболеть.

— Кто переносит прививку легче — молодые люди или пожилые? В Сети ходит очень много слухов, например, что пенсионеры намного проще переживают все уколы с компонентами.

— Вы знаете, да. Но это касается не только прививки, которая создана от коронавируса. Это касается любых вакцин. В силу того, что иммунный ответ у людей старшего возраста более спокойный и низкий, нежели иммунный ответ у молодых людей. Они более бурно реагируют на любые инфекционные агенты, в том числе и на такого рода. Поэтому и чаще бывают такие реакции, как повышенная температура в течение первых суток, ломота, дискомфорт и слабость. Все эти побочные явления — обычные поствакцинальные явления и не связаны с прививкой от коронавируса или с какой-то другой. После любой вакцинации часть людей имеет какие-то побочные эффекты, которые проходят в течение первых суток, и чаще это, конечно, молодые люди. Просто за счет активности иммунного ответа.

— Как часто стоит проверять наличие у себя антител и при каком их показателе? Если ты уже переболел, желательно ли сделать прививку, чтобы вновь поднять свой иммунитет?

Считается, что если показатели антител переболевшего человека ниже высшей границы референсных значений, то нужно задуматься о вакцинации. Потому что мы сейчас все больше и больше видим, что иммунитет, полученный в результате заболевания, к сожалению, имеет меньшую продолжительность, чем поствакцинальный.

Естественно, у нас еще небольшое количество привитых людей. Я имею в виду по отношению к популяции всей страны, если сравнивать с другими странами.

Тем не менее мы видим, что иммунный ответ, который люди получили в результате вакцинации, в ходе клинических испытаний, действительно держится. Поэтому нужно следить: если человек вакцинирован, то будет достаточно обследоваться  раз в полгода, а если человек перенес заболевание, то нужно стартовать с какой-то базовой точки и проверять титры антител раз в два-три месяца. Желательно это делать в одной и той же лаборатории, потому что сравнивать разные методики, имеющие разные референсные значения, очень сложно. Нужно сравнивать результаты, полученные  по одной и той же методике, и если референсные значения стали ниже верхней границы нормы для данной  методики, то нужно вакцинироваться.

— Сталкивались ли вы со случаями повторного заражения коронавирусом в своей практике? Как протекало заболевание? Почему, на ваш взгляд, организм повторно заболевшего смог заболеть повторно, несмотря на наличие антител?

Вы знаете, истинных случаев повторного заражения мы не видели. Но есть ряд особенных пациентов, и у нас они есть, которые имеют состояние подавленного иммунитета в силу их заболевания основного или лечебных мероприятий в отношении этого заболевания. Это могут быть люди, получающие химиотерапевтическое лечение или какие-либо иные иммуносупрессивные препараты. Они просто не элиминируют вирус. Они  в принципе не могут выработать достаточного количества антител для победы над вирусом, и заболевание становится хроническим.

Конечно, я надеюсь, что проект, который сейчас идет с НАЦИМБИО (АО "Национальная иммунобиологическая компания") по нативному иммуноглобулину, а также наблюдения по рекомбинантному иммуноглобулину, помогут в этих историях. Но все это сейчас находится в стадии разработки и клинических испытаний. Повторных доказанных вариантов заражения мы пока не видели. Это не исключает того, что они могут быть, но пока нет у нас такой информации.

— Насколько подходят уже имеющиеся в обороте вакцины от коронавируса людям, страдающим онкозаболеваниями и ВИЧ?

Знаете, каждый конкретный момент нужно обсуждать. Человек с хроническими заболеваниями должен наблюдаться у специалиста. Если мы говорим о людях с онкологическим заболеванием, которые сейчас принимают химиотерапию, то, конечно, считается, что вакцинироваться на фоне применения химиотерапевтического лечения не стоит. Потому что иммунитет и так подавлен и иммунный ответ не будет вырабатываться. И, безусловно, нужно консультироваться с онкологами — когда имеет смысл прибегнуть к вакцинации. Потому что людям, болеющим в том числе онкологическими заболеваниями, очень тяжело дается само течение болезни COVID-19.

Ровно такая же история и с ВИЧ-инфекцией и любыми тяжелыми хроническими заболеваниями. Нужно консультироваться со своим лечащим врачом на предмет возможности либо ослабить, либо прервать лечение, если достигнута  ремиссия заболевания, — для того, чтобы иммунитет мог ответить на вакцинацию. Смысл вакцинации заключается в выработке иммунного ответа. А если мы его подавляем по каким-либо причинам, то вакцина просто не сработает.

— Часто ли к вам обращаются с просьбой развенчать тот или иной миф, бытующий относительно прививки от коронавируса?

Разные есть мифы, иногда совершенно глупые. Но тем не менее надо же чем-то увлекаться, найти себе какого-то врага и с ним бороться.

Сейчас это чаще всего вакцина, хотя вакцина — абсолютное благо. Однако глупости всякие и о вакцине, и о "чипировании" существуют. Можно сказать, что скорее "чипированием" является вирус, потому что мы знаем не все последствия, которые COVID-19 привнесет в жизнь переболевших людей. У нас нет длительного срока наблюдения за пациентами, которые перенесли коронавирус. Мы уже видим, что не все так просто даже у тех, кто нетяжело перенес заболевание. Уже очень много серьезных проблем возникает со здоровьем там, где их не было совсем. Поэтому мне кажется, что в таком нехорошем смысле вирус скорее приведет к тому, что мы еще дальше в популяции будем иметь наблюдения за рядом вновь и вновь возникающих сложностей со здоровьем.

Что касается вакцины, то она ни на что не влияет — ни на деторождение, ни на способность зачатия, ни на эректильную функцию, ни на что. Во всем мире история вакцинации — это история побед над множеством особо опасных инфекций.

— Что вы можете сказать или посоветовать тем, кто принципиально не хочет вакцинироваться?

Я хочу посоветовать наступить на свои принципы во имя спасения себя самого и своих близких людей. У каждого есть близкие, даже если человеку безразлично  общество, в котором он живет. Нужно подумать и о себе, и о близких. О том, что чем дольше мы носим этот вирус, тем дольше он перемешивается в разных странах, в разных национальностях, разных генетических популяциях. Тем больше вероятность, что мы "родим" другое существо, которое будет иметь мутационные изменения, как произошло когда-то с вирусом гриппа.

У нас появится необходимость синтеза новых вакцин, нового поиска клинических решений для лечения тех людей, которые заболеют. Мы будем иметь новое чудо-юдо, которое станет держать в напряжении весь мир.

Мы хотим жить в нормальном сообществе, иметь возможности, которые были раньше, а также дать возможность людям, занимающимся медициной, немножко выдохнуть и заняться пациентами, которые в этом нуждаются. Снять маски, где это можно, и начать жить нормальной жизнью и не зависеть от людей, которые, на мой взгляд, в связи с какими-то непродуманными амбициями говорят "нет".

Таким людям мы предлагаем сходить на экскурсию в "красную зону" и посмотреть, как тяжело болеют люди. Для того, чтобы они поняли: с ними может случиться то же самое. Коронавирус коснется каждого так или иначе.

Беседовал Григорий Дукор