Все новости

Юрий Трутнев: мы будем нянчиться с каждым проектом

Юрий Трутнев Станислав Красильников/ТАСС
Описание
Юрий Трутнев
© Станислав Красильников/ТАСС

Российский Дальний Восток оказался в центре внимания инвесторов из стран Азиатско-Тихоокеанского региона в ходе Восточного экономического форума, который прошел во Владивостоке в начале сентября.

О том, как превратить это внимание в конкретные проекты и инвестиции, о сроках создания алмазной биржи на Дальнем Востоке и о новом "авантюрном" способе отбора инвесторов для свободного порта Владивосток в интервью ТАСС рассказал заместитель председателя правительства Юрий Трутнев.

- В начале сентября состоялся первый Восточный экономический форум, в ходе которого, по вашим оценкам, были подписаны соглашения на 1,3 трлн рублей. Что еще стало для вас самым ощутимым результатом форума?

- Во-первых, мы уточнили общую стоимость подписанных в ходе форума соглашений. Цифра получилась даже больше, чем мы объявляли. Получилось 1,8 трлн рублей. Не знаю, сколько на "зимнем" Всемирном экономическом форуме в Давосе, но на "летнем" Давосе (неформальное название Всемирного экономического форума, который проходит в Китае в конце лета – начале осени) точно меньше.

Самым ощутимым результатом стало то, что теперь практически каждый день кто-то приходит на прием с предложениями строить на Дальнем Востоке и просьбами оказать поддержку. Мы встречаемся и обещаем помощь, и это самый важный результат.

- Какая доля в названной вами сумме твердых, юридически обязывающих контрактов?

- Все сделки, где цифры звучат, это более или менее твердые контракты. Полностью таковыми они станут, когда будут подписаны все необходимые документы, но там, где это просто меморандум о намерениях, там и цифр никаких нет.

Но сколько процентов от этого дойдет до конечного результата? Я пока не могу ответить на этот вопрос. Мы будем нянчиться с каждым проектом и доводить его до готовности.

- Каких отраслей в основном касаются эти договоренности?

- Это газо- и нефтехимия, логистика, в том числе портовая, лесопромышленность, аквакультура. Это основные отрасли здесь. А так, всего понемногу, там есть и промышленность, и сельское хозяйство - практически все отрасли.

- Крупнейшие проекты можете назвать?

- Одним из крупнейших стало соглашение Минвостокразвития РФ и "Газпрома" о строительстве Амурского газоперерабатывающего завода на 710 млрд рублей. Структура "Ростеха" и китайская корпорация “Сириус холдинг” договорились о строительстве угольного морского терминала "Порт Вера" в Приморском крае, меморандум о взаимопонимании между компаниями предполагает инвестиции в 10 млрд долларов.

Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона и ООО "Восточная горнорудная компания" подписали соглашение по разработке Солнцевского угольного месторождения на Сахалине. Здесь объем инвестиций – почти 68 млрд рублей. В целом речь идет о почти сотне подписанных документов.

- На форум во Владивосток приехал один из крупнейших мировых инвесторов в сфере логистики - глава стивидорной компании DP World Султан Ахмед бен Сулайем. Вы провели с ним встречу на полях ВЭФ. О чем говорили?

- Он считает, что географическое положение Владивостока плюс закон о свободном порте создают уникальные условия для развития территорий, именно с точки зрения создания морских портов.

Поскольку он является, насколько мне известно, персоной номер один в мировой логистике, то к его мнению трудно не прислушаться. При этом он сказал, что в течение месяца он подготовит предложения по началу работы DP World на территории Дальнего Востока. Его интересует, в частности, порт Владивостока.

- В целом, можете ли вы сказать, что форум прошел успешно?

- В общем да, несмотря на некоторую критику, связанную с организацией мероприятия. Для меня главный показатель успешности, что бизнес начал обращаться с предложениями о строительстве заводов. Это лучший результат, больше пока и не надо. Большее количество людей стали понимать, что на Дальнем Востоке выгодно работать, создавать предприятия. Возвращаются и те, кто прежде вкладывал деньги за рубеж.

- Вы заговорили о строительстве заводов. Один из крупных заводов, который сейчас планируется строить в Приморском крае, – это проект Восточной нефтехимической компании (ВНХК) "Роснефти". Может ли ВНХК получить статус ТОР и когда?

- Да, конечно. ВНХК – большой и важный проект, и мы его точно будем поддерживать. А самый, на мой взгляд, понятный и эффективный способ поддержки – это предоставление статуса ТОР.

Но для того, чтобы он получил этот статус, проект должен быть полностью собран. Сейчас "Роснефть" этим занимается, ведет переговоры с китайскими партнерами. Как только это сконфигурируется до конкретных конечных решений, мы с удовольствием подключимся и будем помогать.

- Не будет ли участие китайского инвестора препятствием для придания проекту льготного статуса ТОР?

- Я не вижу никаких препятствий для придания проекту статуса ТОР, несмотря на присутствие иностранного инвестора. На проекте будут работать наши люди, предприятие создается на территории России, налоги будут платить в России. А кто внес деньги – неважно. Привлечение инвестиций необходимо для реализации проекта.

Для нас принципиально создать максимальную прибавочную стоимость на территории страны, добиваться поступления налогов в бюджет, давать высокооплачиваемую работу гражданам России. Кроме того, насколько я знаю, "Роснефть" исходит из того, чтобы сохранить за собой контроль.

Ведь это инвестиции. А за инвестиции борется весь мир. У каждой страны есть свои интересы. Некоторые страны заинтересованы в экспорте рабочей силы в Россию, в получении здесь земли, в импорте необработанных природных ресурсов. У нас интересы прямо противоположные. Мы заинтересованы в том, чтобы земля принадлежала гражданам РФ, чтобы на предприятиях трудоустраивались граждане России, и чтобы все природные ресурсы перерабатывались на территории России, создавая прибавочную стоимость.

 - Как вы в целом оцениваете этот проект?

 - Я считаю, что не надо командовать рынком. Неверно, когда чиновник дает компании указания, как надо работать, сколько перерабатывать, потому что он рынки посчитал. Компания инвестирует средства, принимает на себя все риски, связанные с реализацией проекта. Они должны эти риски сбалансировать. Со стороны это делать не стоит.

Мы будем проект поддерживать. В рамках ТОР компания получит льготы по налогам, упрощение всех административных процедур, что имеет значение даже для такой большой компании, как "Роснефть".

Когда проект уже будет собран, можно будет говорить об участии федерального бюджета в процессе строительства инфраструктуры для этого предприятия. Мы можем помочь за счет ФЦП "Развитие Дальнего Востока", что мы делаем по другим проектам. Кроме того, поскольку проект большой, и средств ФЦП просто может оказаться недостаточно, у нас есть возможность подключить Фонд по развитию Дальнего Востока.

- Возможно ли выделение средств из Фонда национального благосостояния для поддержки проекта?

 - У руководства "Роснефти" есть возможность обращаться к руководству страны и за такой поддержкой, там могут приниматься те или иные решения. 

- На форуме компания "Русгидро" и банк ВТБ подписали соглашение, по которому банк выкупит у энергокомпании дополнительную эмиссию акций на 85 млрд рублей. Когда ожидать размещения бумаг?

- Готовится проект указа президента. В нашем понимании, сроки – в пределах полутора месяцев.

- Будет ли у ВТБ обязательство держать у себя пакет какой-то срок? Или он сможет перепродавать эти акции в любое время на свое усмотрение?

- Может. Только банк не может предъявить этот пакет к выкупу самой компанией. Такого права у них в течение пяти лет нет. А право торговать этим пакетом на рынке есть.

- Вы говорили, что к акциям уже проявляли интерес азиатские инвесторы. Есть ли там какие-то конкретные договоренности?

- Документы пока не подписаны, пока нет эмиссии. Но народ серьезно интересуется. Переговоры ведутся с ВТБ. Пока это две крупные японские компании.

 - Недавно пост гендиректора "Русгидро" покинул Евгений Дод. Он входит в совет директоров компании. Продолжает ли он исполнять эти обязанности?

 - Он пока входит в совет директоров. В целом, конечно, из совета ему надо уходить. Возможно, это произойдет раньше годового общего собрания акционеров, это не имеет принципиального значения. Мы об этом еще не разговаривали. Но наличие в составе руководства двух руководителей "Русгидро" (действующего и предыдущего) - плохая история.

Это не означает, что Дод не может заниматься чем-то другим в энергетике. Но сидеть ему рядом с Шульгиновым в совете директоров "Русгидро" неверно, потому что будет создавать неправильные сигналы. Он проработал в компании более шести лет, многие люди уже сориентированы на него. Если он останется в руководстве компании, то это будет влиять на управление.

Мы потихоньку это как-то решим. В спокойном режиме. Я не вижу оснований специально проводить внеочередное собрание акционеров для того, чтобы вывести Дода из состава совета. Если не будет других причин для созыва внеочередного собрания, то решим этот вопрос на годовом собрании.

- В кулуарах форума вы говорили, что "АЛРОСА" ведет переговоры с китайскими партнерами о создании алмазной биржи. Как продвигаются эти переговоры?

- "АЛРОСА" обещала назвать сроки, в течение которых они надеются выйти на создание торговой площадки. В течение ближайших двух недель они какой-то срок назовут. Но я не буду их сильно подгонять в этом вопросе. Я хочу, чтоб они назвали мне срок, если я с ними не соглашусь, то будем искать выход. Они срок назовут – они за него и отвечать будут. Но думаю, что до конца 2016 года – это абсолютно реально.

Понятно, что это будет Владивосток, потому что по всем транспортным пересечениям это наиболее удобно, и город к этому готов.

 - Генеральный директор смоленского завода по производству бриллиантов "Кристалл" в начале сентября заявлял, что в правительстве обсуждается вопрос объединения этой компании с "АЛРОСА". Действительно ли это так?

- Никто всерьез эту идею пока не обсуждает. Это действительно мысль, высказанная вслух. Я не планировал встречаться с ними и обсуждать, почему у них такая идея возникла. На уровне менеджмента "АЛРОСА" этот вопрос тоже не обсуждался. Можно только строить догадки. В целом это смелый шаг. Обычно все борются за самостоятельность. Он же понимает, что вряд ли он возглавит объединенное предприятие…

- В целом видите ли вы целесообразность в таком объединении?

- Я в этом не уверен. Мне кажется, что это разные вопросы. Когда мы говорим, что надо в России развивать переработку камней, я в этом уверен. Но надо ли, чтобы все при этом лежало в одном котле? Не думаю. Диверсификация деятельности публичной компании приводит не к росту, а к уменьшению котировок. Это дисконтирует. А зачем нам уменьшать стоимость компании? Кроме того, очень трудно мерить эффективность, когда все в одной структуре.

Я не настаиваю, чтобы развитием переработки занималась "АЛРОСА". Но я считаю, что это надо поддержать в России как отрасль, совершенно необязательно, что это должна делать только "АЛРОСА", даже если они камни дают дешевле, сделают привлекательные условия платежа. Надо просто вместе подумать, что должно сделать правительство, что должна сделать "АЛРОСА" как крупнейшая компания-производитель алмазного сырья в РФ, как вместе сделать так, чтобы поддержать создание органичных предприятий в России.

- Видите ли вы возможность поддержки этой отрасли в масштабах Евразийского экономического союза (ЕАЭС)?

- У китайцев есть такая пословица: "Каждый длинный путь начинается с первого шага". Поэтому, я считаю, на первом этапе надо попытаться замкнуть на Дальний Восток торговые площадки стран АТР. Потому что глупо через Антверпен продавать наши алмазы Японии или Китаю, который является вторым крупнейшим покупателем после США.

Для начала, если мы просто переключим наших сформировавшихся потребителей из стран АТР на восток. Но это надо сделать спокойно, несиловыми методами, переговорить с ними, услышать их мнение. В той части, в которой они согласны, начать двигаться. А потом, следующим шагом, можно подумать о переработке, создании совместных компаний. Они же тоже заинтересованы.

- Одним из важнейших механизмов развития Дальнего Востока должно стать создание свободного порта Владивосток. По каким критериям будут отбираться резиденты свободного порта?

- Мы в начале недели обсуждали критерии отбора резидентов свободного порта. Посмотрим, к чему мы придем после обсуждения, но на начальном этапе министерство развития Дальнего Востока предложило в качестве одного из критериев отбора объем инвестиций от 50 млн рублей. Однако это не дает возможности малому бизнесу работать с режимом свободного порта.

Я предложил несколько авантюрную идею, которая мне пока нравится. На мой взгляд, механизм отбора должен быть субъективным, надо избавиться от множества критериев, оставив только один – создание новых экономических мощностей на территории свободного порта. 

На первом этапе компания подает заявку рабочей группе, которая изучается на предмет, действительно ли компания создает новое предприятие или просто перетаскивает с одного места на другое. Если компания создает новое капитальное сооружение, завозит оборудование, нанимает новых сотрудников, то проект предварительно одобряется, а затем выносится на обсуждение наблюдательного совета свободного порта Владивосток, который выносит окончательное решение.

Есть процессы, которые описать точно довольно сложно. Мы можем записывать много формальных критериев, но всегда найдутся люди, которые мгновенно придумают, как их обойти. Это как обычно, законы придумывают 10 человек, а миллионы придумывают, как их обойти.

Поэтому мы все критериями не опишем. Субъективного подхода мы опасаемся, потому что он может оказаться коррупционным. Но я надеюсь, что мы этого риска избежим за счет отбора на уровне комиссии. В нее войдут представители правительства, правоохранительных органов, министерств, регионов. Что, все они заранее договорятся? Да ладно! Когда на их обсуждение будет выноситься проект, будет видно, реальный ли он или нет.

Нам уже пора переходить на такие методы работы. Во многих странах они работают замечательно. В Норвегии, например, отлично работают такие механизмы.

Есть второй вариант - территориальный. Просто вырезать куски территории, где мы будем предоставлять статус резидента. Но этот метод мне кажется топорным.

В этом плане с ТОР проще. Пришел на территорию, получил статус резидента и кусок земли, освоил – работаешь, не освоил – через какое-то время мы тебя просим оттуда уйти. Со свободным портом сложнее. Эта территория большая и более размытая по границам. Куча народу, которая попадает внутрь этой территории, будет думать не о развитии экономики, а об оптимизации налогов. Нам надо разделить тех, кто будет экономику создавать, и тех, кто будет пытаться сбежать от налогов. Тех, кто будет пытаться сбежать, мы должны будем оставить в налоговом пространстве, а тех, кто будет реально строить новые производства, мы должны завести под все льготы.

И развести это по объективным критериям, прописанным в законодательстве, просто не получится, дырка в заборе обязательно найдется. А вот создать механизм, который бы все это взвешивал на основе более гибкого механизма отбора, но принимал правильные решения – будем стараться.

- Получается, уже действующий бизнес на льготы в рамках зоны свободного порта рассчитывать не сможет?

- Да, конечно, он будет работать в том же режиме. Нам периодически указывают на то, что это искажает конкурентное пространство. Это правда. Но надо понять, мы за справедливость или за развитие?

Мы можем для всех оставить нынешние условия, но развиваться ничего не будет. Мы сделаем лучше условия для вновь созданных или расширяющихся предприятий. Я за это перед теми людьми, которые создали предприятие раньше, готов извиниться. Но другого пути не будет. Можем предложить им строить еще предприятия, развивать новые производственные мощности, развивать Дальний Восток. Все новые производственные цепочки и комплексы с удовольствием подключим к режиму свободного порта. Но все старое не подключим, потому что мы просто ударим по бюджету.

- Когда начнется отбор резидентов для работы в свободном порту?

- Думаю, что на первом заседании набсовета, которое мы будем проводить после 12 октября. До этого нужно успеть сделать всю нормативную базу.

- То есть отбор может состояться уже в октябре?

- Я надеюсь, что да. До конца октября постараемся провести.

Беседовала Вероника Ичеткина