Все новости

Евгений Евтушенко: боюсь смотреть фильм "Таинственная страсть" про шестидесятников

Евгений Евтушенко Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Евгений Евтушенко
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Поэт-шестидесятник Евгений Евтушенко 18 июля отметит свое 84-летие. Днем позже состоится его творческий вечер в ДК ЗИЛ. О том, какие новые стихотворения там будут прочитаны, о своем новом романе и вынужденном хождении за деньгами для выпуска очередных томов антологии русской поэзии, а также о преподавательской деятельности легендарный поэт рассказал в интервью ТАСС.

- Евгений Александрович, 19 июля состоится ваш творческий на ЗИЛе. Расскажите, пожалуйста, что в программе, кто приглашен, что будете читать?

- Это будет никакой не юбилейный, а просто мой рабочий концерт. Никаких поздравлений со сцены звучать не будет. Я буду выступать один, никаких речей там не будет, никто, кроме меня, не будет выступать. Потому что каждый раз на моих вечерах на речи уходит много времени. А у меня накопилось много новых стихов, с них я и начну свой вечер. Во втором отделении буду читать из старого, хочу пройтись по всей жизни. И что будут просить из зала тоже прочту, и отрывки из нового романа. Все зависит от аудитории. Я никогда точно не знаю, как пойдет концерт.

- Чему посвящены ваши новые стихотворения?

- Я написал стихотворение про Высоцкого. Вдохновило меня на это радостное потрясение – я летел на Кубу на самолете под названием "Владимир Высоцкий". Это Володе даже в лучших снах не снилось! Я помню разные его времена – когда ему не давали выступать, при жизни не вышло ни одной его книжки. Его друзья пытались что-то с этим сделать, но бюрократия, которая сама слушала его песни на магнитофонах, не разрешала его официальные концерты. Это, конечно, большой урок для России, я надеюсь, на всю ее историю. Очень грустно, что нет многих моих друзей-шестидесятников. Конечно, я буду читать стихи, посвященные им - Роберту Рождественскому, Белле Ахмадулиной, Андрею Вознесенскому. Всем, кто безвременно ушел. Без этих людей я не мыслю своей жизни.

- Вы собираетесь читать отрывки из своего нового романа "Берингов туннель". Когда этот роман выйдет?

- Да, я почитаю парочку отрывков. Роман почти уже готов, и сначала он выйдет на радио. Такого эксперимента я еще не делал. Я уже записал на радиоканале "Звезда" примерно 400 страниц. Надеюсь, что к концу года работа над записью будет завершена.

- Как идет работа над составлением антологии "Десять веков русской поэзии"? Вышло четыре тома, когда ждать пятый?

- Работа над пятым томом завершена. Но он еще не выйдет к 19 июля. К сожалению, и одновременно к счастью, в процессе работы над антологией я много открыл новых стихов и даже имен, и мне не хватит пяти томов. Сейчас мне приходится тратить много времени, чтобы достать финансирование еще на два тома. Несчастье, что придется ходить, добывать деньги. Хотя это такая важная книга, что эти деньги сами должны ходить за мной. Но так у нас не бывает. По размаху такой антологии просто нет ни в одной стране. Например, в четвертом томе 91 стихотворение Анны Ахматовой. 

- Правда ли что в июле вы впервые поедете на Северный Кавказ и там будете выступать?

- Да. Я объездил всю страну, но, как ни странно, на Северном Кавказе ни разу не был. В Нальчике жил мой очень хороший друг, замечательный поэт Кайсын Кулиев. И моя поездка совпадает по времени с его юбилеем. И потом - хочется побыть в лермонтовских местах.

- В июле предстоит еще одна поездка – в Тверь. Что будет там?

- Там будет вечер, посвященный памяти шестидесятников, будет открыт скульптурный комплекс, который сделал Зураб Церетели, к которому многие очень несправедливо относятся. Потому что у него, как у всякого большого художника, есть удачные и неудачные вещи, есть очень хорошие. Сходите к нему на Пречистенку, посмотрите сколько там замечательных его картин, связанных с Грузией. А у меня в музее в Переделкино есть его замечательный барельеф Булата Окуджавы, который встречает всех посетителей на входе. Для вечера, посвященного шестидесятникам, очень много сделал Андрей Дементьев, который сыграл огромную роль в формировании поколения шестидесятников. Он был сначала заместителем редактора журнала "Юность", а потом стал редактором. В то время было очень трудно пробить публикацию стихов. Например, когда я написал стихотворение памяти Высоцкого. Но, тем не менее, Андрей Дементьев нам очень помогал с публикациями, многих выручал - и Окуджаву, и Вознесенского.

Это все не легко давалось. Знаете, нас люди называют счастливыми. Да, мы были счастливыми, но не счастливчиками. Счастливчики делают карьеру, но не заслуживают ее. А этого в нашем поколении не было. Счастье было в том, что мы занимались тем, что мы любили, и писали то, что думали, никогда никому не льстили. И это было великое счастье, что мы нашли отклик на наши стихи у огромного числа людей. У нас была трудная жизнь, но все было не зря. Я только очень боюсь выхода фильма по Василию Аксенову "Таинственная страсть" про шестидесятников (прим. ред. – 12-серийный сериал снимается по заказу Первого канала). Аксенов –замечательный, талантливый писатель, но это самая слабая его вещь. Она писалась в тот период его жизни, когда он был очень несчастен, и это на ней сказалось. Я не знаю, смогли ли в кино вытянуть это произведение. Просто даже боюсь, не буду, наверное, смотреть этот фильм.

- Вы возвращаетесь в США 20 августа. Там у вас сейчас большая преподавательская нагрузка?

- Сейчас я читаю лекции даже больше не американцам, все человечество сконцентрировано в моих студентах. Там сейчас много китайцев, арабов, латиноамериканцев, палестинцев вместе с американскими евреями, что очень радостно. В моем молодом окружении я вижу образ будущего, когда люди находят общий язык, и очень помогает в этом наша литература, русские фильмы и европейские, которые я показываю. Трудно даже вообразить, но, когда показывали фильм "Холодное лето 53-го", который, казалось бы, только мы, русские можем понять, у меня зал плакал.

Был трогательный случай, когда молодая американская поэтесса, беременная, у которой мужа убили в Афганистане, подошла ко мне и передала письмо для Тани Самойловой, которая ей была настолько близка в образе из фильма "Летят журавли", что она хотела поделится с ней свои горем. Она не знала, что Таня уже умерла. Когда я ей это сказал, так расплакалась. В этом великая сила искусства – даже в самые трудные моменты, когда политики ссорятся, искусство все равно объединяет людей. И я старался это делать. Не случайно мой роман называется "Берингов туннель". Это была идея моего прадеда, как я выяснил запоздало. Он даже набросал проект этого туннеля. Это был геополитический туннель и должен был изменить мир в лучшую сторону. Роман не о времени, когда жил мой прадед, но дух этого времени я сохранил, потому что нельзя жить без мечты и больших идеалов. Вот об этом я хочу напомнить.

Беседовала Светлана Вовк