Все новости

Дмитрий Семизоров: облик "солдата будущего" будет представлен на "Армии-2016"

Солдат, облаченный в боевой экзоскелет, — уже не фантастика, а реальный проект российских инженеров, который они планируют воплотить в жизнь при создании экипировки "солдата будущего" третьего поколения.

О ходе испытаний снайперской винтовки "Точность", создании нового пистолета для Вооруженных сил РФ и планах на новую боевую экипировку "Ратник-3" рассказал в интервью ТАСС в преддверии Международного военно-технического форума "Армия-2016" генеральный директор Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) Дмитрий Семизоров.

- Дмитрий Юрьевич, что ЦНИИТОЧМАШ планирует показать на форуме "Армия-2016", который пройдет в сентябре этого года в подмосковной Кубинке?

- На форуме будут представлены уже традиционные вещи, такие как экипировка "Ратник" и оружие, которое на сегодняшний день уже можно показывать открыто.

Представим некоторые новинки, возможно, из гражданского сектора, а также на стенде ЦНИИТОЧМАШ будет большая экспозиция нелетальных пиротехнических средств.

Кроме того, мы планируем подготовить к этой выставке облик "солдата будущего". Это будет некая модель, к реализации которой мы будем стремиться в перспективе. Над этой задачей сейчас работают несколько предприятий. Создавая этот облик будущего, мы пытаемся охватить все аспекты, присущие боевой экипировке.

- Запланированы ли переговоры с кем-то из иностранных партнеров?

- Да, мы согласовали визиты к нам отдельных военных руководителей и атташе ряда иностранных государств. В частности, ожидаем визит военного атташе Южно-Африканской Республики (ЮАР), с которым будут проведены конструктивные переговоры. Со всеми остальными мы находимся в стадии подготовки, время еще есть, поэтому, я думаю, мы успеем провести плотные, серьезные переговоры.

Помимо "Армии-2016" мы примем участие еще в одной оборонной выставке, которая пройдет в ЮАР этой осенью, где также обсудим перспективы взаимодействия с рядом иностранных делегаций.

- Почему такой интерес к вам со стороны ЮАР? Они что-то хотят купить?

- Предварительные договоренности на уровне "хочу — не хочу" уже есть. Их очень заинтересовало наше специальное оружие под мощный патрон. Это, в первую очередь, пистолеты и пистолеты-пулеметы.

Но выставку в ЮАР мы выбрали потому, что она охватывает регионы всей Африки, Юго-Восточной Азии, а также там будут присутствовать практически все представители Латинской Америки. На сегодняшний день эти рынки нами изучаются в качестве стратегических партнеров, и надеемся, что мы там поработаем достаточно продуктивно.

- Один из самых известных ваших проектов — экипировка "Ратник". Как идут ее поставки в армию? Укладываетесь ли в сроки?

- По поставкам боевой экипировки в войска мы находимся в абсолютном графике, срывов не будет, по крайней мере не ожидается. Все наши соисполнители четко выполняют свои обязательства, и мы отгружаем партии вовремя.

- До какого года рассчитан контракт на экипировку?

- Мы должны к 2020 году обновить наши Вооруженные силы на 70% современными и перспективными образцами вооружений, в которые входит и боевая экипировка.

- Сейчас "Ратник" проходит войсковую эксплуатацию. Как военные ее оценивают? Есть ли нарекания?

- Конечно, вопросы есть, но в целом боевая экипировка в войсках принята достаточно хорошо. Все понимают необходимость этой работы и принимают результат, который нами достигнут. Все замечания, которые есть у военных, тут же отправляются на предприятие-производитель того или иного элемента и исправляются.

Я думаю, что к окончанию войсковой эксплуатации этого комплекта мы будем готовы внести исправления в конструкторскую документацию и продолжать поставки с учетом высказанных замечаний.

- Когда завершится эксплуатация автоматов для "Ратника" и будет принято окончательное решение по одному из них?

- Я думаю, в ноябре-декабре 2016 года завершится опытная войсковая эксплуатация, после чего будут собраны документы и вынесено решение о принятии автомата в состав экипировки.

- Правда ли, что в "Ратник" будет встроено голосовое управление или это журналистская выдумка?

- В комплект интегрирован комплекс управления, разведки и связи (КРУС) "Стрелец". Необходимость доработки и модернизации этого комплекса до уровня голосового управления есть в умах конструкторов и технически это возможно.

Вместе с тем нужно понимать, насколько это необходимо в ходе боя, когда идет большая шумовая помеха, а боец находится на определенном уровне адреналина. Это может посеять хаос в эфире и вообще повлечь полную потерю управления. Я думаю, что разработчик КРУС попробует внедрить такую систему, технически это реализовано давно, в частности в гражданской сфере, но окончательного решения еще не принято.

- Когда будет реализована система "свой-чужой" в "Ратнике"?

- Сама по себе работа "Ратник" — это создание экипировки второго поколения, в которой согласно техническому заданию системы опознавания "свой-чужой" нет, но необходимость такая существует. Заказчик должен определиться, какой должна быть эта система. Она может быть как системой светоотражающего маркирования на поле боя либо это будет некий электронный комплекс, отвечающий на определенные запросы, что более сложно и дорого.

Мы готовы рассмотреть и тот, и другой варианты, так как технически этот вопрос уже прорабатывали, он абсолютно реализуем.

- Скорее всего, эта система будет уже в экипировке третьего поколения?

- В экипировке третьего поколения ("Ратник-3") это предусматривается априори.

- А как идет работа над ее созданием?

- Работа над "Ратник-3" ведется активно. Она должна определить облик боевой экипировки третьего поколения и закончиться техническим заданием на опытно-конструкторские работы (ОКР).

Хочу сказать, что основные направления развития боевой экипировки связаны с новыми материалами. Мы ожидаем достаточно серьезного снижения веса комплекта, и за счет применения новых материалов в системах защиты и жизнеобеспечения мы получим более эффективного бойца на поле боя.  

- Сколько времени нужно на разработку следующего поколения?

- Срок жизни самого комплекта боевой экипировки, по моим подсчетам, максимум пять-семь лет. За это время мы должны провести не только научно-исследовательскую работу (НИР), но и ОКР, чтобы к концу срока экипировки второго поколения уже было готово следующее, третье.

- А будет ли в экипировке третьего поколения применяться экзоскелет?

- Конечно, мы к этому готовимся, определенные наработки уже есть. Насколько он будет необходим в экипировке третьего поколения, пока неясно, но что-то подобное в любом случае будет сделано. Как только будет поставлена задача, мы реализуем ее в кратчайшие сроки.

- Есть ли у инозаказчиков заинтересованность в приобретении "Ратника"?

- Мы уже говорили о том, что многие страны заинтересовались нашей экипировкой. Сейчас появляются запросы на закупку ее отдельных элементов, потому что вся экипировка — это очень большой комплекс, и, как вы знаете, в армию России мы тоже поставляем не весь комплекс, а определенные наборы по специальностям, которые необходимы тому или иному подразделению. Интерес к отдельным ее элементам также есть и среди иностранных партнеров.

- Расскажите про проект "Лотос". Что должно получиться в итоге?

- Проект секретный, но в двух словах могу сказать. Как вы знаете, институт работал над проектом "Зауралец", в рамках которого мы должны были создать самоходное артиллерийское орудие для Воздушно-десантных войск (ВДВ). Эта работа завершилась предварительными испытаниями, которые показали, что мы идем в правильном направлении.

В "Зауральце" мы получили серьезный научно-технический задел, который сейчас перенесен в работу "Лотос".

- То есть "Зауралец" заменили на "Лотос"?

- Да, примерно так.

- Когда ВДВ получит новую машину?

- Минобороны РФ нам поставило задачу с 2020 года начать серийный выпуск.

- А какое там будет орудие? Такое же, как на "Зауральце"?

- Нет, там будет другое орудие калибра 120 мм. Кроме того, могу сказать, что в ходе этой работы будет проведена очень большая работа по модернизации артиллерийского выстрела, который по своему могуществу будет немного уступать выстрелу в калибре 152 мм.

- Как известно, военные жалуются на нехватку нового пулемета калибра 5,45 мм. Планируется ли разрабатывать такой пулемет?

- Насколько я знаю, такие планы есть, и недавно концерн "Калашников" показывал свои разработки, которыми очень заинтересовались военные. Наш институт такую работу не ведет.

- В прошлом году вы говорили, что для Минобороны РФ создается новый пистолет. В чем его преимущества?

- Дело в том, что одна из главных задач стрелкового оружия, которое находится в руках у военных, — поражать цели, облаченные в индивидуальные средства бронезащиты.

Новый пистолет выбран в могущественном патроне калибра 9х21. Опыт такой работы у нас есть — пистолет Сердюкова. Но в создаваемом сейчас пистолете применены новые технические решения, чтобы он мог стать массовым и прийти на замену устаревшим образцам.

- На какой стадии этот проект?

- Сейчас закончились предварительные испытания, осенью выходим на государственные, которые мы должны завершить до конца этого года, а в следующем году, если Минобороны примет соответствующее решение, начнутся серийные поставки.

- Как идет работа над снайперским комплексом "Точность"?

- Хотел бы напомнить, что мы ведем две работы в рамках этого проекта: "Точность" в интересах Федеральной службы охраны (ФСО) и "Точность" в интересах Минобороны РФ. По работе для ФСО мы госиспытания завершили, они закончились удачно, комиссия приняла результат, теперь мы ждем литеру "О1" и постановление правительства о принятии на снабжение.

Требования Минобороны к своему комплексу оказались несколько сложнее с точки зрения технологий и необходимости применения в этой винтовке только отечественных комплектующих и материалов. Соответственно, сроки сам заказчик сдвинул; мы пока находимся в графике, а говорить о выходе на предварительные испытания можно будет в 2017 году.

- Как в институте решается вопрос импортозамещения?

- Все работы в интересах Минобороны ведутся с требованием использовать только отечественные комплектующие. К сожалению, учитывая существующий недостаток отечественной электронно-компонентной базы (ЭКБ) в стране, Минобороны пошло на допуск иностранной ЭКБ в минимальных количествах. Конечно, все подобное оборудование проходит сертификацию, но это сложный процесс, занимающий много времени.

Вместе с тем, насколько я знаю, промышленность готовится к тому, чтобы, например, в тепловизионных прицелах полностью перейти на отечественные комплектующие. 

Беседовал Алексей Паньшин