Все новости

Сергей Плуготаренко: развитие цифровой экономики может стать мощным драйвером для выхода страны из кризиса

Самое масштабное мероприятие Рунета — интернет-форум "РИФ+КИБ 2017" пройдет с 19 по 21 апреля в Подмосковье. Форум соберет ведущих экспертов отрасли высоких технологий, которые будут обсуждать развитие цифровой экономики в России, проблемы информационной безопасности, а также десятки других тем.

Организатором форума выступает Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК). Глава РАЭК Сергей Плуготаренко в интервью ТАСС рассказал об основных трендах IT-отрасли, о будущем экономики и необходимости диалога власти с отраслью для трансформации экономики России в цифровую.

После того, как президент Путин в обращении к Федеральному собранию предложил взять курс на цифровую экономику, насколько ускорилась работа в этом отношении? Стало ли заявление президента толчком, который подстегнул максимально четко ставить задачи по достижению необходимого уровня цифровизации экономики?

— Тему экономики Рунета мы в РАЭК подробно исследуем с 2010 года, и в последнее время все чаще говорим о влиянии онлайна на офлайн, о цифровой экономике. На всех уровнях (бизнес, общество, государство) привлекаем внимание к важности изучения этого феномена, его влияния на жизнь и бизнес, на госуправление. Но до сих пор эта тема обсуждалась исключительно на "отраслевом" и "межотраслевом" уровнях.

Тему экономики Рунета мы подробно исследуем с 2010 года

И вот в декабре прошлого года важность цифровой экономики впервые была продемонстрирована на столь высоком уровне.

Президент подчеркнул, что это вопрос национальной безопасности и технологической независимости России, в полном смысле этого слова — нашего будущего. И предложил провести инвентаризацию и снять все административные, правовые, любые другие барьеры, которые мешают бизнесу выходить как на существующие, так и на формирующиеся высокотехнологичные рынки. То, каким образом цифровая экономика будет регулироваться на законодательном уровне, приоритетный вопрос для созданного Совета и сегодняшнего заседания.

Все мы понимаем: сегодня необходим "фазовый переход" и смена парадигмы регулирования цифровой экономики на инновационно-стимулирующий режим. При этом отрасль сегодня готова к сотрудничеству: из пассивного наблюдателя законодательных инициатив в ее отношении пора превращаться в проактивного создателя/модификатора нормативной базы и сильного партнера государства в этом направлении.

Для оценки отношения отрасли к новым и существующим законам, регулирующим онлайн-экономику, у РАЭК есть специальный проект "Законодательный барометр РАЭК" — раз в полгода аналитики ассоциации опрашивают большое количество отраслевых экспертов и публикуют результаты мониторинга законопроектной деятельности, касающейся регулирования интернет-индустрии.

— Сейчас уже созданы рабочие группы — при Экономическом совете при президенте и межведомственная при Минкомсвязи. При этом пока никаких задач, как говорят те, кто включен в эти группы, конкретно не обсуждается. Вы можете назвать наиболее приоритетные задачи работы этих групп? Для чего они в первую очередь созданы? Что должны начать прорабатывать прежде всего? 

— Цифровая экономика для нас — это та реальность, в которой мы уже живем. На наших глазах экономика Рунета трансформируется во всеобъемлющую цифровую экономику, строительством которой будет заниматься интеллектуальная нация.

Цифровая экономика для нас — это та реальность, в которой мы уже живем

И в этой связи мы сформулировали ряд предложений по модификации законодательства, регулирующего отрасль высоких технологий, главная идея которых в необходимости плотных консультаций с отраслевыми экспертами при выработке новых законодательных инициатив, вдумчивая оценка их регулирующего воздействия в перспективе на 5, 10, 15 лет. И самое главное — развитие законодательства, которое было бы в некотором смысле "упреждающим", а не "догоняющим". Ну и конечно, "стимулирующим", а не "запретительно-ограничивающим". 

Все эти предложения и идеи мы доносим доступными нам способами до тех органов госвласти, которые вовлечены в вопросы развития цифровой экономики. 

С одной стороны, мы надеемся, что новый созыв Госдумы продолжит развитие положительного тренда в сотрудничестве с отраслевыми экспертами, наметившегося в 2015–2016 годах. С другой стороны, сильно верим в работу нового Совета по законосопровождению цифровой экономики, особенно потому, что был весьма успешный опыт нашей работы в последние годы в рамках Экспертного совета при Комитете Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи.

Но и с другими рабочими группами, комиссиями и советами стараемся поддерживать экспертный контакт — настолько, насколько хватает сил и экспертизы.

Насколько критично развитие цифровизации для того, чтобы экономика нашей страны стала конкурентной?

— Анализ современных трендов развития онлайн-экономики говорит о том, что в ближайшее время произойдет кардинальная смена парадигмы присутствия цифровых технологий во всех отраслях экономики и сферах деятельности человека. 

В ближайшее время произойдет кардинальная смена парадигмы присутствия цифровых технологий во всех отраслях экономики и сферах деятельности человека

Россия в этом ключе хорошо подготовлена и адаптирована: собственные национальные лидеры, отличная школа, понимание будущих вызовов и желание решать вопросы развития онлайн-экономики, еще большее желание поддерживать российских игроков и технологии. Это позволяет с оптимизмом оценивать наши с вами перспективы по цифровой трансформации во всех сферах. 

И еще — у нас есть теория, и мы надеемся ее проверить в ближайшем будущем, что цифровая экономика при определенных условиях может стать мощным драйвером для офлайна, вплоть до ускорения темпов выхода общестрановой экономики из кризиса.

Как вы относитесь к высказываниям о том, что в нашей стране не хватает программистов и айтишников, а это может мешать развитию?

— Проблема подготовки высококлассных кадров крайне важна. Мы все понимаем, что за подрастающим поколением будущее. В компаниях и организациях, относящихся к интернет-рынкам, включая самозанятое население, работает около 2 млн человек.

Сегодня доля IТ-специальностей в общем количестве программ подготовки в РФ составляет 14%. В 951 вузе из 2607 можно получить специальность, связанную с информационными технологиями. IТ-вузы равномерно распределены в общем количестве вузов страны, а IТ-специальность можно получить в каждом третьем вузе. При этом кризис практически не отразился на отрасли — спрос на специалистов сократился всего на 15% относительно 2014 года. В других же сферах на российском рынке количество вакансий стало меньше на 20–40%.

Какие меры поддержки нужны для IT-отрасли, помимо существующих льгот, чтобы стать существенным игроком на мировом рынке?

— Мы давно сформулировали главный критерий ускорения темпов развития цифровой экономики, лежащий в регуляторной плоскости: переход к стимулирующей парадигме регулирования всех онлайн-отраслей (сейчас, считают эксперты, превалирует запретительный и ограничительный форматы регулирования) и разработка новых подходов регулирования быстроразвивающихся отраслей — "на опережение".

Огромную роль играют условия для развития направлений науки и бизнеса, связанных с большими данными, машинным интеллектом и другими новыми прорывными технологиями

В том числе огромную роль играют условия для развития направлений науки и бизнеса, связанных с большими данными, машинным интеллектом и другими новыми прорывными технологиями. Многие эксперты и экономисты сегодня вообще утверждают, что big data, к примеру, — это новая кровь онлайн-экономики и даже драйвер развития офлайновой экономики. Кстати, сегодня на различных площадках ведутся активные дискуссии по оптимизации законодательства о защите персональных данных пользователей и созданию на его основе нового законодательства по регулированию big data.

Упреждая эти темы, на наших профильных мероприятиях и конференциях мы стараемся донести мысль о том, насколько большие данные и другие инновационные направления важны для развития цифровой экономики, но не все пока готовы нашу позицию поддержать.

Так, ряд экспертов считают, что вопросы безопасности должны здесь превалировать, что большие пользовательские данные, собираемые умными системами, должны считаться чуть ли не важной частью критической информационной инфраструктуры страны и что контроль над ними должен принадлежать только государству.

Наши коллеги из Евросоюза осознали, что большие данные образуют новую экономику

Другая группа экспертов указывает на международный опыт модификации законодательства и его основные тренды в этом направлении, заключающиеся в значительных преференциях для игроков бизнеса (обработчиков, агрегаторов и дистрибуторов больших данных), с обязательным условием обеспечения безопасности их обработки, хранения, обезличивания и т. д. Мы видим, что наши коллеги из Евросоюза осознали, что большие данные образуют новую экономику, поэтому они производят модификацию законодательства, предполагающую соблюдение баланса между интересами бизнеса и защитой данных. Бизнес будет активно развиваться в цифровой плоскости и при этом не ущемлять права пользователей.

Позиция нашей ассоциации — мы считаем, что рынок не готов пока к принятию новых законов в этой сфере, особенно в "ограничительной" версии. Можно обсуждать подходы к сбалансированному законодательству: стимулирующему и одновременно способному предотвращать негативные последствия от непрофессиональной или незаконной обработки больших и персональных данных.

Если мы посмотрим на примеры регулирования в мире — подобные тенденции наблюдаются только в ЕС, и то первые, достаточно скромные меры вводятся через год. Политика Евросоюза в этом плане является хорошим примером. Эта сфера критически важна для развития цифровой экономики, и любой закон должен разрабатываться кропотливо, с привлечением всех заинтересованных сторон, с расчетом рисков и воздействия на следующие 10–15 лет.

У нас же все происходит иначе, законы принимаются быстро, и только потом мы оцениваем, какой эффект они произведут. К сожалению, с цифровой экономикой так нельзя: компании будут выбирать другие юрисдикции, ведь онлайн-экономика — это отсутствие границ.

В целом как вы видите идеальную цифровую экономику? Нарисуйте идеальный 2025 год на примере гражданина или бизнеса в их взаимодействии с властью? Что нужно упростить, что должно появиться или исчезнуть?

— В декабре прошлого года мы провели нашу традиционную конференцию "Рунет: итоги года — 2016", в рамках которой назвали основные тренды отрасли.

Одна из задач отрасли — подсказывать государству те направления, которые сегодня преуспевают или могут стать прорывными в ближайшие годы

Первый — это интернет вещей, который очевиден, но в России по этому направлению, к сожалению, есть небольшое отставание.

Следующий тренд связан с большими данными, искусственным интеллектом, алгоритмизацией поведения пользователей и созданием на этой основе различных моделей, предсказывающих или рекомендующих определенные сервисы или услуги. Это направление станет важной составляющей цифровой экономики, если для его развития создать благоприятные условия.

Третий тренд — идентификация цифровых объектов, в который входит, например, блокчейн. С одной стороны, это направление заставляет нас работать над технологиями верификации и безопасности, а с другой, может стать новым экономическим феноменом и спровоцировать рост цифровой экономики.

Еще один важный, четвертый, тренд — "мобилизация" — демонстрирует устойчивый рост последние несколько лет. Мы считаем, что этот тренд настолько естественен и необратим, что ему невозможно сопротивляться и под него достаточно легко подстраиваться.

Все, включая сектор госуправления в последнее время, его приняли и соразмеряют свои планы развития с ним. Следуя этому тренду, бизнес и даже государство должны пересмотреть правила и форматы онлайн-взаимодействия с гражданами. Так, если уже работающие сайты и приложения госуслуг, поддерживаемые уполномоченными госорганами и их операторами, не начнут в ближайшее время использовать все те богатства данных и сервисов, которые предлагают описанные выше тренды, они неминуемо начнут упускать возможности качественной коммуникации с гражданами уже в ближайшие 1–2 года.

Одна из задач отрасли — подсказывать государству те направления, которые сегодня преуспевают или могут стать прорывными в ближайшие годы. И сегодня мы считаем, что именно эти четыре технологических направления позволяют создавать добавленную стоимость во многих отраслях, не связанных традиционно с информационными технологиями.

Беседовала Елена Травкова