Все новости

Губернатор итальянской области Венето: мы добьемся автономии и продолжим борьбу за отмену санкций

Лука Дзайя AP Photo/Giuseppe Giglia, Pool
Описание
Лука Дзайя
© AP Photo/Giuseppe Giglia, Pool

Губернатор одной из самых экономически развитых итальянских областей Венето Лука Дзайя рассказал ТАСС, что санкционные механизмы — анахронизм, а его регион борется с санкциями, всячески укрепляя взаимодействие с Россией. Новым шагом в этом направлении стало подписание соглашения о сотрудничестве с Воронежской областью. В эксклюзивном интервью Дзайя рассказал о том, как в Венето дорожат отношениями с РФ, как добиваются автономии и с какими проблемами сталкиваются.

— Господин губернатор, только что с вашим коллегой, губернатором Воронежской области Алексеем Гордеевым, было подписано соглашение о сотрудничестве. Что означает этот документ?

— С господином Гордеевым мы давно знакомы, еще с тех времен, когда мы оба занимали посты министров сельского хозяйства. Я помню, мы встречались на винной выставке в Москве в 2009 году. Мы хотели подписать это соглашение для того, чтобы дать политический сигнал. Санкции давно заржавели, давно пора понять, что они не только никому не нужны, но и не приносят никакого результата. В глобализированном мире, о котором так любят говорить в Риме (центральное правительство. — Прим. ТАСС), любые ограничительные меры — анахронизм.

Венето от санкций теряет почти по миллиарду евро в год. Это неприемлемо, особенно если такое происходит по капризу, за который платить должны мы

У нас всегда были тесные отношения с Россией, и мы хотим их сохранить и в экономической, и в культурно-гуманитарной сферах. В наших исторических архивах до сих пор хранятся соглашения с русскими, написанные на венецианском диалекте. Венето от санкций теряет почти по миллиарду евро в год. Это неприемлемо, особенно если такое происходит по капризу, за который платить должны мы. Поэтому область Венето стремится продемонстрировать свою дружбу российскому народу.

— Вы надеетесь как-то, хотя бы частично, восполнить экономические потери за счет сотрудничества с Воронежской областью?

— Конечно, идеально было бы, если бы Россия решила, что Венето — это ее "счастливый остров" в Италии, и сделала для нашей области исключение (по применению ответных мер). Венето представляет собой партнера международного масштаба, нас часто называют "итальянской Баварией" (самый богатый регион Германии. — Прим. ТАСС). На нашей территории работают 600 тыс. предприятий и компаний, население 5 млн человек, ВВП — 150 млрд евро. У нас есть все возможности вести диалог на международном уровне, но Рим препятствует этому.

— Поэтому, чтобы быть более независимыми от центра, в Венето 22 октября пройдет референдум по вопросу об автономии области? Большинство жителей поддержат инициативу о статусе автономии?

— Поддержку мы наверняка получим. Но крайне важной станет явка. Мы хотим, чтобы этот референдум стал настоящим волеизъявлением народа. Очень важно дать сигнал, проявив настоящую гражданскую активность. Поэтому важен не только сам результат, победой уже станет высокая явка.

— Идея такого референдума принадлежит Венето, но потом о голосовании объявили и в Ломбардии. В итоге и там состоится голосование 22 октября. Вы как-то координируете действия с Роберто Марони (губернатор Ломбардии, представитель оппозиционной партии "Лига Севера", как и Дзайя. — Прим. ТАСС)?

— Наш референдум опирается на соответствующий закон, который мы отстояли в суде. Поэтому наш референдум законный и официальный. Мы рады, что к нам присоединилась Ломбардия. На долю Ломбардии и Венето приходится четверть населения всей Италии, это около 15 млн человек, которым предлагается высказаться за автономию.

— Что произойдет дальше, если на референдуме большинство поддержит автономию?

— Потом начнутся настоящие переговоры.

— Своего рода мини-Brexit?

— Все зависит от Рима. Мы хотим добиться настоящей автономии. Никто не может нам воспрепятствовать.

— А как перспектива автономии такого важного региона, как Венето, сочетается с амбициями вашей партии "Лига Севера" победить на будущих парламентских выборах и войти в правительство?

— Переговоры в любом случае не будут простыми. Но мы всегда выступали за большую федерализацию государства. Сегодня Италия идет в противоположном направлении — тотальной централизации, которая душит наши регионы. Север должен иметь право на свободу действий, потому что это крупнейший налогоплательщик, интересы которого необходимо уважать.

— Одна из острейших проблем сегодня в Италии — это миграция. За минувшие сутки в южные порты Италии было доставлено 8,5 тыс. мигрантов, спасенных в Сицилийском проливе. Здесь, в Венеции, вокруг дворца областного правительства я видела трех чернокожих молодых мужчин, просящих милостыню. Как можно решить проблему? Возможно, предоставлять льготы тем, кто берет этих людей на работу?

Давать им работу? Нет. В Венето на данный момент насчитывается 175 тыс. безработных. И сначала нужно трудоустроить своих

— Во-первых, вся эта ситуация ясно демонстрирует, что итальянское правительство не обладает авторитетом в Европе. Во-вторых, Италия не может быть границей Европы, страной, в которой принимают всех тех, кого отвергает Европа. В-третьих, 80% из 200 тыс. мигрантов, которые прибывают ежегодно к нашим берегам, не попадают под статус беженца. То есть они бегут не от войн и голода, это — экономические мигранты. Необходимо останавливать этот нескончаемый людской поток на берегах Северной Африки, создавать там центры временного приема, в которых оказывалась бы медицинская и прочая помощь, а также производилась идентификация. И потом уже переправлять в Европу по гуманитарным коридорам тех, кто действительно является беженцем, то есть 20%. Иначе рано или поздно нынешняя ситуация взорвется. Давать им работу? Нет. В Венето на данный момент насчитывается 175 тыс. безработных. И сначала нужно трудоустроить своих.

— Венецию, административный центр Венето, называют вымирающим городом. Как сделать так, чтобы люди не покидали город?

— Венеция — дорогой город, поэтому необходимо осуществлять эффективные социальные жилищные программы. Жилье в Венеции стоит слишком дорого. Должны быть введены льготы для местных семей, но это входит в полномочия муниципальных властей.

— Еще одна актуальная проблема сегодняшнего дня — терроризм. Как обеспечивается безопасность в таком городе, как Венеция, настоящей туристической Мекке?

— Несколько месяцев назад был предотвращен теракт на мосту Риальто (одна из достопримечательностей. — Прим. ТАСС). Я считаю, что мы находимся в состоянии войны, и это война не против вооруженных ракетами и танками людей, а против тех, кто идет убивать в места, где люди развлекаются и отдыхают. Достаточно вспомнить театр "Батаклан" в Париже, где, кстати, погибла венецианка — Валерия Солезин, рождественский рынок в Берлине, набережную в Ницце, концерт поп-звезды в Манчестере. В этой войне главное — решимость и бескомпромиссность.

Беседовала Вера Щербакова