Все новости

Гендиректор СИБЭКО: бизнес в энергетике нацелен на получение максимальной эффективности

Руслан Власов Кирилл Кухмарь/ТАСС
Руслан Власов
© Кирилл Кухмарь/ТАСС

Генеральный директор крупнейшего энергогенерирующего предприятия Сибири — Сибирской энергетической компании (АО"СИБЭКО"), которая обеспечивает теплом и электричеством Новосибирскую область и Алтайский край, Руслан Власов рассказал в интервью ТАСС, в чем российская техника превосходит импортную, как зола становится ценным строительным материалом и почему уголь — лучшее топливо для сибирских ТЭЦ.

Российское оборудование

— Руслан Дмитриевич, подводя итоги уходящего 2017 года, расскажите о ключевых проектах, которые компания реализовала в рамках своей инвестиционной программы.

— Инвестиционная программа СИБЭКО предусматривает как обеспечение надежности функционирования оборудования, так и инвестиции в развитие. В 2017 году объем инвестиций составил в общей сложности порядка 3,2 млрд рублей.

Из крупных проектов, которые были реализованы в 2017 году, — модернизация турбоагрегатов на Новосибирской ТЭЦ-3 и Бийской ТЭЦ. Первая является основным поставщиком тепла для левобережной части Новосибирска. Турбоагрегаты для станций были изготовлены на Уральском турбинном заводе, с которым мы сотрудничаем много лет. Все необходимые работы, связанные с оборудованием, мы завершили в ноябре, компания выделила на каждый из проектов 400 млн рублей. Проведенная модернизация оборудования позволит повысить надежность работы ТЭЦ в периоды так называемого осенне-зимнего максимума нагрузок, когда потребление тепла и электричества возрастает.

Другим крупным проектом, реализованным в этом году, стало открытие багерной станции на Новосибирской ТЭЦ-5. Она оснащена специальными насосами и позволит эффективнее отводить золу и шлаки, которые образуются при работе ТЭЦ. У нас есть территории, которые можно использовать в качестве золоотвалов, однако они достаточно удалены от ТЭЦ, и раньше оборудование не позволяло перекачивать туда отходы, не хватало мощностей насосов.

Багерная станция в этом смысле дает нам пространство для маневра и возможность создать задел на ближайшие 25 лет по новым золоотвалам. Этот проект обошелся в общей сложности в 268 млн рублей. Там тоже используется оборудование отечественного производства — завода "Элсиб".

Использование российского оборудования — это принципиальная позиция компании?

— Это один из принципов нашей инвестиционной и технической политики. СИБЭКО — одна из немногих компаний, которая импортное оборудование не использует, за исключением незначительных элементов технологического процесса. Турбины российского производства, как и подавляющее большинство других элементов, для нашего производства находятся в приоритете.

Дело в том, что на старте зарубежное оборудование может быть и дешевле, но сервис впоследствии обходится очень дорого. Во время эксплуатации выясняется, что любая замена и обслуживание превышают запланированные расходы. Разовые затраты, безусловно, могут быть сопоставимыми или даже меньше именно у импортных поставщиков, но это только разовые затраты, а специфика нашего бизнеса в долгосрочности всех процессов.

Именно поэтому в 2017 году мы заключили трехстороннее соглашение с Уральским турбинным заводом и новосибирским производителем энергетического оборудования "Элсиб", которое предусматривает сотрудничество в области поставок, сервисных услуг и обслуживания техники для СИБЭКО.

Планы по инвестициям

— Ранее компания сообщала, что инвестиционная программа составит порядка 24 млрд рублей до 2025 года. В силе ли эти планы и какие именно мероприятия они предполагают?

— В силе! Все запланированные проекты, как я уже подчеркивал, исходят из долгосрочной стратегии развития компании. Являясь базовой отраслью экономики — энергетикой, мы не можем себе позволить какие-то резкие изменения в этом направлении. Это бизнес долгий, он нацелен на получение максимальной эффективности производства энергии и не может быстро перепрофилироваться.

Что касается конкретных мероприятий, у нас есть программа модернизации котельных установок. Она на 50% уже выполнена, и мы ее активно продолжаем. Это модернизация уже упомянутых котельных установок на Бийской электростанции (Алтайский край), с прошлого года открыли проект на ТЭЦ-2 и ТЭЦ-4 в Новосибирске. Она даст возможность использовать уголь более дешевых марок без потери эффективности.

С 2020 года у нас стартует масштабная экологическая программа, которая предусматривает модернизацию систем золоулавливания. Это интересный проект — улавливание золы и выстраивание технологической цепочки для получения на выходе не отходов от сжигания угля для выработки тепла, а продукта, который можно реализовать. Мы это и сегодня делаем — в год реализуем порядка 50–70 тыс. тонн этого продукта из золы, но потенциал рынка гораздо выше — около 0,5 млн тонн.

— Где может использоваться зола?

— Зола с Новосибирской ТЭЦ-3 по параметрам своим соответствует цементу марки М-100 (цемент, чаще всего используемый в быту). Зола применяется там же, где и любой природный материал — песок или суглинок. Это добавки к бетонам и строительным смесям. Причем это не какое-то ноу-хау, это давно известная технология, но, к сожалению, сегодня нет стопроцентного спроса на данный материал, поэтому я считаю, что необходимо стимулировать это направление, привлекать строительное сообщество, муниципалитет и другие заинтересованные структуры.

— Почему так получается?

— Сегодня существует заблуждение относительно радиоактивности золошлаковых материалов, хотя давно доказано, что это неправда. Мы много раз это демонстрировали на практике, проводили соответствующие мероприятия с дозиметром по всему золоотвалу и фиксировали, что радиация даже ниже, чем в центре Новосибирска. Но тем не менее на бытовом уровне сложилась такая точка зрения. Хорошо, что есть производители бетонов и стройматериалов, которые подходят к этому вопросу профессионально и понимают, как использовать данный материал.

Инвестиции для энергетики

Помимо ТЭЦ, которые вырабатывают тепло, есть еще теплосети, которые тоже требуют огромных вложений. Есть ли сегодня механизмы привлечения средств для их модернизации?

Сегодня активно обсуждается методика "альтернативной котельной", которую планируют внедрять в России. Она предполагает новую модель рынка тепловой энергии. Вместо государственного регулирования тарифов цена на тепло будет устанавливаться по соглашению сторон — в рамках предельного уровня. Эта методика подразумевает разработку длительной программы с пониманием цены тепла для конечного потребителя. На сегодняшний день это один из оптимальных механизмов стимулирования привлечения инвестиций в теплосети.

В энергетике все проекты имеют срок окупаемости в лучшем случае 15 лет, и строить какие-то иные иллюзии привлекательности по данному сектору не нужно. Никто, кроме нас, реальных хозяйствующих субъектов, крупных генерирующих компаний, которые уже на нем работают десятилетиями, не готов сегодня на него заходить, так как любой инвестор желает получать прибыль максимум в пятилетней перспективе.

— А чем с инвестиционной точки зрения привлекателен метод "альтернативной котельной"?

— Он говорит о том, что есть некая планка, до которой цена за продукт считается экономически оправданной как со стороны производителя, так и со стороны покупателя, — одним словом, обладает справедливой стоимостью. Предположим, что эта планка составляет 1,6 тыс. рублей и дороже тепло стоить не может в этом регионе. Если в регионе работает компания, которая уже сейчас поставляет тепло за 1,5 тыс. рублей, у нее потенциал роста всего 100 рублей. А если за 1 тыс. рублей, как, например, наша, — то потенциал уже 600 рублей. Мы проводили у себя предварительные расчеты динамики тарифов в разрезе перехода на метод "альтернативной котельной" в Новосибирске. При условиях, о которых я сказал ранее, мы вполне могли бы показать даже снижение тарифа.

Преимущество угля над газом

— Завершается Год экологии в России, и многие компании подводят свои итоги в этом направлении. Что значимого происходило у вас?

— Начну с того, что с экологическим направлением мы работали и продолжим так же активно работать и далее независимо от того, Год экологии это или чего-то другого. Поэтому большая часть средств, которые мы инвестируем, так или иначе влияет на экологическую обстановку — то же современное оборудование, конечно же, сейчас более экологичное, чем предыдущие поколения. Вообще, миф о "грязной" угольной генерации энергии на сегодняшний день постепенно уходит. Современные технологии, которые на станциях СИБЭКО уже реализованы, позволяют добиться степени очистки выбросов в 99%.

До того как мы провели модернизацию той же Новосибирской ТЭЦ-4, проживать в близлежащем районе было не совсем комфортно, и мы это признаем. Теперь же там присутствие выбросов практически не ощущается. Сейчас мы планируем также и наращивание дымовой трубы на ТЭЦ-4, чтобы и далее снижать концентрацию выбросов.

— А газовая генерация не экологичнее угольной?

— Во-первых, с газовым топливом тоже все непросто, так как в нем своеобразный состав выбросов, и сегодня экологические требования ужесточаются как для угольных, так и для газовых теплоэлектростанций. Во-вторых, в нашем регионе искать альтернативу углю, я считаю, совсем нецелесообразно — рядом Кузбасс, где сосредоточены колоссальные его запасы. Конечно, можно попытаться развивать газовую генерацию, но экономически это невыгодно — затраты в конечном итоге лягут на потребителей, считаю это безумием.

— Какие конкретно мероприятия предусматривает экологическая программа СИБЭКО?

— Экологическая составляющая на сегодня — это около 20% от общей суммы наших инвестиций. Она предусматривает как прямо направленные на улучшение окружающей среды мероприятия, такие как модернизация оборудования или реконструкция золоотвалов, так и другое направление — социальные проекты.

В этом году мы реализовали два крупных инвестиционных проекта. Благоустроили территорию в новосибирском Дендрологическом парке, там появилась новая рябиновая аллея, и частично отреставрировали Дворцовый сквер в городе Куйбышеве. Оба проекта получат свое развитие и на следующий год.

Курс на открытость и прозрачность

— Вашу компанию в этом году часто упрекали в закрытости и непрозрачности, однако на днях RAEX ("Эксперт РА") присвоило СИБЭКО позитивный рейтинг качества управления закупочной деятельностью. Означает ли это, что вы перестроили свою работу в данном направлении?

— Понятие открытости и закрытости зачастую трактуется очень субъективно. Поэтому за профессиональной оценкой мы обратилась к экспертам  RAEX ("Эксперт РА") как организации, имеющей прекрасную репутацию на рынке аналитических услуг и постоянную аккредитацию в Центральном банке России. Уже в июле мы получили достаточно высокую оценку нашей закупочной деятельности на уровне 8 из 10. А на днях RAEX изменило нам прогноз по рейтингу качества управления закупочной деятельностью со стабильного на позитивный. Для нас это признание, что мы двигаемся в правильном направлении. Мы доверяем и прислушиваемся к профессиональному сообществу в этом вопросе, поэтому в течение года провели ряд мероприятий по совершенствованию политики компании в области повышения открытости и прозрачности закупок. Значительно повысили информативность корпоративного сайта для участников закупок, провели большое количество обучающих семинаров для малого и среднего бизнеса по процедурам оформления типовых требований к участникам закупки. Так что, если опираться на мнение профессионалов, мы находимся в позитивном тренде в данном вопросе, и это тоже одно из достижений уходящего года.