Все новости

Президент МПК: хотим, чтобы паралимпийцы из России выступали под флагом страны

Президент Международного паралимпийского комитета Эндрю Парсонс Владимир Смирнов/ТАСС
Президент Международного паралимпийского комитета Эндрю Парсонс
© Владимир Смирнов/ТАСС

Российские спортсмены выступают в особом статусе на Паралимпийских играх в Пхёнчхане. Им запрещено использовать национальную символику и флаг. При этом к выступлению на Играх были допущены лишь 30 атлетов, которые прошли жесткий отбор. Президент Международного паралимпийского комитета (МПК) Эндрю Парсонс в интервью ТАСС разъяснил позицию по восстановлению Паралимпийского комитета России, рассказал об оптимистическом настрое в работе в данном направлении, а также отметил высокий уровень российских спортсменов на Играх в Пхёнчхане.

— Что вы думаете о результатах российских паралимпийцев, которые на данный момент завоевали уже 20 медалей в Пхёнчхане?

— Команда нейтральных атлетов занимает второе место в медальном зачете. Это невероятный результат! Конечно, в Пхёнчхане выступает гораздо меньшее количество российских спортсменов, чем было на Играх в Сочи. Сейчас спортсменов всего 30. Но мы хорошо знаем уровень этих атлетов, поэтому рады таким результатам на Играх. Мы также были рады, когда на медальной площади были награждены первые спортсмены из команды NPA (Neutral Paralympic Athletes). Безусловно, команду нейтральных спортсменов здесь представляют совершенно фантастические спортсмены.

— Есть ли у российских паралимпийцев шанс поехать на Паралимпиаду-2020 под флагом своей страны?

— Это то, чего хотят все, в том числе и Международный паралимпийский комитет. МПК не хочет, чтобы на следующих соревнованиях под эгидой организации, будь то чемпионаты мира или Игры в Токио, выступали нейтральные атлеты. Также мы хотим, чтобы российские спортсмены выступали под флагом своей страны. Мы тесно работаем с Паралимпийским комитетом России (ПКР) и другими сторонами и будем готовы восстановить ПКР настолько быстро, насколько это будет возможно. Но у нас есть определенные критерии по восстановлению ПКР. Мы будем тесно работать со всеми сторонами, чтобы выполнить эти критерии и снять отстранение.

— Какие позитивные шаги, которые уже были сделаны для восстановления Паралимпийского комитета России, вы могли бы отметить?

— Паралимпийский комитет России уже сделал очень много в процессе восстановления, был изменен устав организации, в том числе и в плане антидопинговой политики. Это касается политики в отношении осведомителей, они также открыли горячую линию для того, чтобы люди могли сообщать о фактах нарушения антидопинговых правил. Конечно, они достигли большого прогресса, чему мы очень рады. Остались еще некоторые моменты, которых необходимо добиться, но мы уже сейчас впечатлены достигнутым прогрессом.

— Что вы ожидаете от симпозиума WADA в Лозанне (21–23 марта), где будет обсуждаться восстановление РУСАДА? Возможно ли его восстановление в мае на совете учредителей ВАДА? 

— Конечно, мне бы хотелось, чтобы все мы увидели прогресс в процессе восстановления РУСАДА. Но я не хотел бы спекулировать на эту тему. Нам хотелось бы думать об этом процессе в оптимистическом ключе, но процесс восстановления РУСАДА включает несколько шагов, и мы посмотрим, что будет происходить в этом направлении в ближайшем будущем.

— В чем отличие позиций МОК и МПК по вопросу восстановления членства российских организаций?

— У нас разные организации, поэтому нами и принимаются различные решения по данному вопросу (на Олимпийских играх выступала команда олимпийских атлетов из России (OAR), в то время как российским паралимпийцам присвоен статус нейтральных спортсменов — прим. ТАСС). Конечно, мы видим, что на Олимпийских и Паралимпийских играх выступают обновленные команды российских спортсменов. И хоть в наших решениях с МОК и есть схожие позиции, но все-таки они разнятся.

— Почему так важно признание выводов доклада Макларена, если там содержится множество неточностей?

— В докладе Макларена были представлены доказательства о манипуляциях и систематических институциональных нарушениях антидопинговых правил, поэтому перед Рио мы приняли решение о дисквалификации Паралимпийского комитета России. Мы придерживаемся мнения, что в докладе представлены не домыслы, а неопровержимые факты нарушения антидопинговых правил. Поэтому нами совместно с Паралимпийским комитетом России была создана рабочая группа, чтобы работать над восстановлением ПКР в правах. И как только критерии будут выполнены, МПК примет решение по восстановлению Паралимпийского комитета России.

— Признание доклада Макларена должно быть безоговорочным?

— Тут все не так просто. Мы считаем, что предоставленные Маклареном сведения являются безоговорочными. Если кто-то считает иначе, то он должен предоставить свои доказательства. То есть если у ПКР есть сомнения в докладе Макларена, то они должны предоставить нам документы и доказательства по этому поводу, чтобы подтвердить свои слова о нестыковках в нем и предположения о том, что он не является правдивым. Но если ПКР полностью признает доклад Макларена, то это будет существенным шагом для того, чтобы рабочая группа представила соответствующие рекомендации руководству МПК.

— Как вы восприняли полное отстранение российских спортсменов перед Играми в Рио-де-Жанейро?

— Я в том числе принимал решение по этому вопросу. Конечно, я не был рад произошедшему. Наша паралимпийская семья вся была расстроена этим фактом, поскольку россияне — наши друзья. Я нахожусь в очень хороших отношениях с Паралимпийским комитетом России, мы знаем, что в России есть "чистые" атлеты. Но были и те спортсмены, в чьей "чистоте" мы не были уверены. В Пхёнчхане совершенно другая ситуация, здесь выступают только "чистые" спортсмены, те, кто прошел жесткий отбор для выступления на Играх. Возвращаясь к решению перед Рио, конечно, я не был рад ему. Но это было необходимо, и сейчас мы работаем над восстановлением ПКР.

— Довольны ли вы тем, как проходит допинг-тестирование на Играх в Пхёнчхане? Есть ли уже результаты российских спортсменов?

— Я доволен тем, как проводится допинг-контроль в Пхёнчхане. Взято более 600 допинг-тестов. Но что касается результатов тестов, то у меня их пока нет.

— То, что произошло с Россией, — может ли такое случиться еще с какой-либо страной? Что должны делать страны, чтобы подобного не произошло с ними?

— Я бы хотел отметить, что проблемы с допингом есть не только у российских спортсменов. Безусловно, у нас есть атлеты и из других стран, которых мы подозреваем в антидопинговых нарушениях. Но случай с Россией особенный, поэтому мы приняли индивидуальное решение по данной ситуации.

— В России 18 марта пройдут выборы президента страны. Российские паралимпийцы приняли участие в голосовании дистанционно и досрочно. Как вы относитесь к их позиции?

— Гражданин каждой страны мира, безусловно, имеет определенные права. В данном случае атлеты могут реализовать право выбирать главу государства. Если они хотят голосовать — это наилучшее проявление демократии. И вдвойне хорошо, что они смогли сделать это, находясь в Южной Корее.

— Как вы оцениваете организацию Игр в Пхёнчхане? Что нужно сделать, чтобы следующие Игры становились все лучше и лучше?

— Игры в Сочи и Ванкувере были фантастическими. Нынешние соревнования тоже являются грандиозными в плане организации! Здесь устанавливается много рекордов, корейские болельщики активно приходят на соревнования и распространяют дух Игр. Мы очень счастливы, что эти Игры проходят здесь!

Беседовала Вероника Советова