Все новости

Кристофер Уинн: в будущем нашу пиццу можно будет купить за биткоины

Кристофер Уинн  Пресс-служба Papa John's
Описание
Кристофер Уинн
© Пресс-служба Papa John's

Президент сети пиццерий Papa John's в России, СНГ и Польше Кристофер Уинн рассказал ТАСС о том, почему любит дождливую погоду, зачем делает бизнес в России и какое будущее у криптовалюты в бизнесе по доставке пиццы.

— Небо затянуло тучами. Наверняка сейчас пойдет дождь прямо во время нашего интервью.

— О, это моя любимая погода. В такое время поступает больше всего заказов. Что может быть лучше, чем съесть горячий кусок пиццы, когда за окном дождь.

— Как началась ваша история с Papa John's?

— Изначально в России я занимался ипотечным бизнесом, у меня были амбициозные планы на этот рынок. Когда в 2007 году я познакомился с Лэри Айви и Чарльзом Адкинсом, которые на тот момент развивали сеть франшиз Papa John's в России, то подумал, что они клевые ребята и хорошо ведут бизнес. Поэтому принял решение приобрести 51% акций их компании, но исключительно для пассивного дохода и без участия в ежедневном управлении. Честно говоря, не думал, что буду заниматься пиццей всерьез.

— Как получилось, что вы все-таки занялись этим всерьез?

— Очень просто — в 2008 году случился кризис, мой ипотечный бизнес прогорел. Я недолго думал, чем заниматься. Просто однажды проснулся и понял, что теперь занимаюсь только пиццей.

— Не было желания уехать обратно в Америку?

— Конечно, для России это был тяжелый момент, но я был не готов все бросить и уехать обратно в Америку. Тем более что мне там скучно. Я люблю родину — там моя семья, друзья, но здесь интереснее, здесь динамичный рост и происходит очень много изменений. Несмотря на имеющиеся сложности, я не хотел сдаваться и избегать трудностей. Тогда мне было 30 лет. Я бросил себе вызов, сказав: "Крис, все получится", — и начал действовать.

— С чего начали?

— В конце 2008 года я взял компанию в управление. Сначала был стресс: на тот момент я должен был инвесторам достаточно большую сумму денег — около $13 млн. Сам бизнес был убыточным — примерно на $2 млн в год. Мне нужно было найти способ справиться с этой ситуацией. Я начал с формирования команды, так называемой dream team. Мне это удалось. Поменяли подход к строительству новых ресторанов, а также к управлению персоналом. К примеру, сейчас у нас есть корпоративное приложение для сотрудников, которое автоматизирует работу в пиковые и не пиковые часы.

— Прекрасно, а что инновационного собираетесь внедрять сегодня? Может быть, в скором времени у вас можно будет купить пиццу за биткойны, как восемь лет назад это впервые было сделано одним из американских пользователей?

— Вот уже два месяца, как мы начали внедрять систему искусственного интеллекта, которая оценивает качество пиццы. Мы продолжаем ее развивать. Это наша собственная разработка с американскими коллегами. Отвечая на ваш второй вопрос: именно у криптовалюты есть все шансы прямого применения в нашем бизнесе. Думаю, в будущем нашу пиццу можно будет купить за биткойны. Уже есть готовые решения, но пока мы просто ждем правильного момента, чтобы все это запустить.

— А состав поставщиков обновлялся за время вашего управления?

— Конечно. Ранее доля импортной продукции составляла 90%. Сейчас это не более 10%. Кроме того, сегодня почти все продукты поставляют отечественные малые и средние предприятия, они составляют порядка 80% от наших поставщиков.

— Существуют ли какие-то определенные требования, по которым отбираете малых и средних поставщиков?

— У нас достаточно строгие стандарты, по которым мы отбираем продукцию малых и средних компаний. Примерно два раз в год наши западные партнеры приезжают к нам и проводят аудит производств всех поставщиков. Это поднимает порог входа для наших малых партнеров.

— Российские малые и средние компании из числа ваших поставщиков достойно справляются с аудитом?

— Первые два-три раза сложно, случается, что не проходят. Но это улучшает их работу и помогает работать дальше не только с нами, но и с другими партнерами. Как следствие, повышается средний уровень всего рынка. 

— В чем чаще всего заключается проблема?

— Не все малые российские предприятия сегодня отвечают международным требованиям безопасности производства. А для нас это очень важный фактор.

— А если сравнивать развитие малого и среднего бизнеса в США и России. Сильное отличие?

— В публичном пространстве говорилось, что вести бизнес в России сложно. Но я десять лет веду здесь бизнес и не согласен с таким утверждением. Если вы помните, Papa John's развивался, будучи малым предприятием, и он смог вырасти. И во многом это произошло из-за того, что государство позволило мне это сделать. Чтобы открыть ресторан в Калифорнии, надо получать согласование шесть месяцев, а в России это процедура занимает порядка 45−60 дней. Я считаю, что в сравнении с Америкой в России больше возможностей в плане ведения бизнеса.

— На ваш взгляд, в какой стране сегодня созданы наиболее благоприятные условия для ведения малого и среднего бизнеса?

— Вести бизнес сложно в любой стране. К примеру, во Франции высокие налоги. В Америке высокая конкуренция и жесткие требования от государства. Да, там создаются благоприятные условия для конкретных отраслей экономики, развитие которых поощряют, но не для бизнеса в целом. Если говорить о пиццериях, которые относятся к малому и среднему бизнесу, в особенности это касается франшиз, то там жесткая конкуренция. И проблемы в этом виде бизнеса примерно одинаковы во всех странах.

— В чем заключается самая большая сложность в вашей отрасли?

— В основном это человеческий фактор. В нашем бизнесе, в том числе и по франшизе, мы работаем с большим количеством сотрудников — их надо найти, правильно обучить, объяснить, как общаться с клиентами, и так далее. Управление людьми — это целая наука, но интересно.

— С партнерами-предпринимателями сталкиваетесь с проблемой человеческого фактора?

— Где люди, там всегда есть человеческий фактор. Мы тщательно подходим к выбору партнеров. За последние семь лет мы получили более 700 заявок на франшизу, но мы выбрали только тех, кто разделяет наше стремление делать качественный продукт и настроен на долгосрочное сотрудничество. Сегодня с нами работают 17 партнеров по России и СНГ.

— Когда предприниматели приходят в ваш бизнес, с чем им сложнее всего свыкнуться?

— Сложность бизнеса в том, что деньги зарабатываются не с первого дня: требуется время, чтобы повысить узнаваемость на региональном рынке и так далее. Но если ты делаешь самый качественный продукт, частота заказов растет, а стоимость заказа одного клиента уменьшается.

— Насколько вы готовы прислушиваться к вашим партнерам? Внедряете ли какие-то успешные практики?

— Я всегда готов выслушать предложения наших партнеров по франшизе. Кроме того, мы каждый год собираемся и обсуждаем лучшие практики. Приведу недавний пример. Наш партнер из Казани перед открытием ресторана организовал акцию по раздаче пустых коробок из-под пиццы всем желающим. А во время открытия каждый, кто привез эту коробку, получал бесплатную пиццу. Так, коробки пошли по всему городу, и максимально большое число местных жителей узнало о нашей пиццерии.

— Как привлекаете партнеров по бизнесу?

— Ну, у нас есть как коммерческие площадки, так и государственные. Касательно государственных, к примеру, наша франшиза представлена на онлайн-площадке "Бизнес-навигатор малого и среднего предпринимательства". Это полезный сервис для начинающих предпринимателей, которые планируют открыть бизнес, особенно для стартаперов. Помимо того что там есть каталог франшиз, там также можно рассчитать бизнес-план, подобрать помещения в аренду и так далее. Удобно, если не знаешь, с чего начать бизнес.

— На ваш взгляд, какие навыки способны помочь быстрее достигнуть успеха в бизнесе, в особенности если ты начинающий предприниматель?

— На мой взгляд, бизнес в любой стране базируется на отношении и способности держать слово. Если ты честно относишься к своим контрагентам, сотрудникам, партнерам — будешь успешен.

— Традиционно в России доля малого и среднего бизнеса составляет порядка 20% против Европы и США, где доля составляет не меньше 40%. По вашему мнению, как предпринимателя, в чем кроется причина такого отставания?

— Исторически сложилось, что в России маленький процент малого бизнеса: до 90-х годов его вообще не существовало. Сложно за короткое время поменять менталитет, чтобы люди были готовы начать собственное дело. Второе — нужны условия, которые создает государство. Для неопытного в бизнесе человека пройти все государственные инстанции достаточно непросто.

— На ваш взгляд, отечественные предприниматели в будущем способны стать основой российской экономики?

— Я считаю, что ценность России — это не земля и не ее природа, а русские люди. Они умные, умеют терпеть и быть упрямыми. Эти качества очень нужны для успеха в бизнесе. Поэтому не за горами то время, когда именно на предпринимателях будет держаться российская экономика.

Беседовала Юлия Ермилова