Все новости

Татьяна Покровская: звание заслуженных мастеров спорта надо заслуживать

Татьяна Покровская  Владимир Гердо/ТАСС
Татьяна Покровская
© Владимир Гердо/ТАСС

Сборная России по синхронному плаванию в очередной раз не отдала ни одной золотой медали на главном старте сезона, которым в этом году стал чемпионат Европы. Самый успешный тренер в истории синхронного плавания Татьяна Покровская в интервью ТАСС рассказала о проблемах, с которыми столкнулись российские синхронистки в Глазго, планах на будущее и поделилась своим мнением о главном спортивном событии лета — выступлении российских футболистов на домашнем чемпионате мира.

— У вас за плечами немало чемпионатов Европы. Чем запомнится этот?

— В принципе, были обычные соревнования. Они получились тревожными, волнительными. Но условия могли быть и получше, поскольку хочется выступать в комфорте. Здесь же тренировочный бассейн был мелким, в воде было много хлора. И когда мы вчера посмотрели, как проходят соревнования по плаванию, нам стало грустно. Мы задались вопросом: "А мы что за вид спорта?" Если в плавании все оформлено как спектакль, как грандиозное шоу с иллюминацией и огнем, в торжественной обстановке при больших трибунах, то у нас словно первенство ЖЭКа. Это, конечно, обидно. У нас что, разве не вид спорта? Так нельзя.

— А если говорить о результатах нашей команды?

— Они стопроцентные. Этот результат — итог нашей работы. Спортсменкам мы говорили, что они борются с оценками, с судьями, со зрителями и с собой. Их основной соперник — настрой на соревнования, от него зависит, будут ли они давать качественный продукт.

На этих соревнованиях все прошло хорошо, хотя нам не хватало акватории: она здесь значительно меньше, чем обычно. У нас все композиции, особенно в группе, были рассчитаны на большую акваторию. А здесь же была лужа, можно сказать. Во время исполнения произвольной программы это очень сказалось: там, где они обычно пролетали ветром, сейчас тормозили на месте. Это уже была иная картина.

— Чемпионат Европы завершался сольными выступлениями, в которых второе место заняла итальянская синхронистка. Ее болельщики радовались так, словно она завоевала олимпийское золото. Получается, соперницы уже смирились с тем, что золота им не видать?

— Они борются друг с другом, на первое место они не претендуют, потому что с самого начала соревнований видят, что отрыв большой. Они знают русскую команду, мы же фавориты не только в Европе, но и в мире. Тут же у них терки происходят между собой. Но это здорово, что команды Италии, Украины и Испании показывают приблизительно одинаковый уровень.

— Столь солидное превосходство над соперниками — хорошо для развития синхронного плавания?

— Происходит технический рост в Европе, это здорово. И потом, когда мы приезжаем на соревнования, то не думайте, что нас трясет от волнения. Но эти соревнования оказались очень тревожными. Я даже Данченко сказала: "Слушай, Татьяна, а что же мы на чемпионате мира будем делать?" Здесь и я, и она жуть как переволновались. Вот что такое старты: волнуются спортсменки — волнуемся и мы.

— Вы упомянули предстоящий чемпионат мира. Новые программы к нему появятся во всех дисциплинах?

— Да, планируем новые программы в группе. В дуэте тоже. Насчет соло не знаю, посмотрим, кто будет выступать.

— Кстати, на чемпионате мира в Южной Корее уже понятно, в каких условиях будут соревноваться синхронистки? Не повторится проблем, с которыми столкнулись в Глазго?

— Южная Корея подготовится на 200 процентов, потому что это Южная Корея, они ответственные люди. То, что произошло сейчас, — недоразумение и неуважение к нашему виду спорта.

— Программы готовятся не на один, а, бывает, на два и даже на три сезона. Получается, спортсменки два-три года оттачивают исполнение одной и той же программы?

— Первый год программа обкатывается, а потом, на второй год, они ее чувствуют уже более уверенно, могут больше выдать на-гора. Первый же раз они словно зашоренные: волнуются, переживают, не все у них получается. А на второй год уже наступает стабильность, поэтому каждый год выдавать новую продукцию сложно.

— А спортсменки не устают от однообразия — тренировать одни и те же программы два-три года? Кажется, психологически это очень непросто?

— А как актеры в театре играют одни и те же спектакли? Наоборот, все это повышает уровень техники, они чувствуют себя более спокойно, более уверенно.

— Конкуренцию в Европе мы уже обсудили. А что с остальным миром? Кого нам больше всего надо бояться сейчас? Сборную Китая?

— Японскую команду тоже нельзя сбрасывать со счетов. У микст-дуэта основной соперник был здесь — итальянец со своей партнершей. Но очень вырос и уровень парня из Испании. Делаю акцент на парней, потому что с ними обычно выступает спортсменка хорошего уровня. Жаль, что их здесь было мало.

— На следующий сезон наш микст-дуэт Майя Гурбанбердиева/Александр Мальцев сохранится? Они выступят на чемпионате мира?

— Да, конечно. Дай бог им здоровья.

— Да, тем более Мальцев хочет выступить на Олимпиаде 2024 года. Как вам кажется, включат микст-дуэты в программу этих Игр?

— Нужно, чтобы их было больше. Вот видите, сейчас на Европе их пять — это очень мало.

— С другой стороны, Международный олимпийский комитет сейчас активно продвигает смешанные соревнования.

— Дай бог, чтобы это состоялось. Тем более что у нас и молодой дуэт есть — чемпионы юношеского первенства. Так что все у нас есть, у нас полный комплект.

— А если говорить о более близкой перспективе — Олимпиаде в Токио? Есть ли опасения, что может повториться история с Играми в Пхёнчхане и вновь встанет вопрос о том, поедет на Олимпиаду наша сборная или нет?

— Не приведи господь. Даже не будем думать об этом. Хочется гарантии и уверенности.

— Каковы перспективы сохранить на следующий год дуэт Светлана Колесниченко/Варвара Субботина, который тут завоевал два золота?

— Планирует возвращаться Светлана Ромашина. Если все сложится, конечно, Ромашина будет выступать с Колесниченко.

— Возвращения Александры Пацкевич не ждать?

— У нее другие планы. 

— Станет тренером?

— Нет. У нас девочки становятся не только тренерами, они делают политическую карьеру.

— То есть спортивную карьеру она завершила?

— На сегодня да, завершила. А там посмотрим.

— Наши синхронистки в олимпийских дисциплинах под вашим руководством не проигрывают уже 21 год. В связи с этим хочется спросить: российские футболисты за выход в четвертьфинал чемпионата мира справедливо получили звания заслуженных мастеров спорта?

— Мое личное мнение заключается в том, что за заслуженного надо еще поработать, как в других видах спорта. Все-таки это высокое достижение. А вдруг этот успех окажется просто неожиданным и единственным? Надо же за-слу-жи-вать!

— Те, кто одобряет это решение, говорят о том, что в футболе конкуренция несравнимо больше, поэтому выход в четвертьфинал — это действительно круто.

— Мне трудно судить, я не сильно увлечена футболом, смотрела только несколько матчей. Но одно дело — заслужить, а другое — ворваться. Если бы они заняли хотя бы третье место, то никаких вопросов, а они пока преодолели некий рубеж для будущего. Поэтому назвать это победой невозможно. Просто подняли шумиху. Чем же тогда раньше был футбол, за который получали хорошие деньги? Что же это было?

— Но, согласитесь, положительных эмоций стране они подарили очень много.

— Во-первых, наши футболисты выглядели сейчас иначе, они смотрелись более профессионально. Во-вторых, я всегда ратовала за то, чтобы команду возглавил наш тренер, а не какой-то приглашенный со стороны, при котором команда хорошо проигрывала. Я и за меньшие деньги могу проиграть, если поведу команду.

Поэтому хочу поздравить Станислава Черчесова и пожелать ему, чтобы в дальнейшем у команды появились более высокие достижения, чтобы она поднялась на пьедестал.

Беседовал Артем Кузнецов