Все новости

Директор АТОР: на форуме в Петербурге обсудят формирование маршрутов славянских культур

О формировании турмаршрутов, объединяющих страны Форума славянских культур, о мерах поддержки участников туррынка и выступлениях министров Хорватии, Чехии, Сербии, Боснии и Герцеговины на Культурном форуме в Санкт-Петербурге в интервью ТАСС рассказала исполнительный директор Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майя Ломидзе.

15–17 ноября пройдет Санкт-Петербургский международный культурный форум, в котором вы отвечаете за секцию туризма. Какие основные темы планируете обсудить на секции? Будут ли представлены так называемые дорожные карты развития туризма в России иностранным партнерам?

— Так как это все-таки культурный форум, темы так или иначе связаны с культурными маршрутами, культурно-историческими мероприятиями, секция будет насыщенная, идти в течение двух дней. 15 ноября будет круглый стол, посвященный славянским маршрутам на карте Европы. Такая большая тема, которую ведет Минкультуры совместно с Советом Европы по формированию маршрутов, объединяющих страны Форума славянских культур. И будет довольно любопытное выступление директора Форума славянских культур госпожи Андреа Рихтер. Будут выступать министры Хорватии, Чехии, Сербии, Боснии и Герцеговины с короткими сообщениями о том, какие маршруты у них появляются. У Совета Европы интересный подход к развитию культурных маршрутов. Один из ярких примеров — путь Петра Великого, маршрут, который объединяет Европу и Россию.

Россия будет там представлена Императорским маршрутом. С точки зрения чистого туризма этот маршрут очень перспективный. Как на внутреннем рынке, так и на экспорт, потому что все, что касается семьи Романовых, интересно на мировом туристическом рынке. Императорский маршрут объединяет несколько регионов — Тюменскую область, Свердловскую, Псковскую, Санкт-Петербург, Крым. Это делает маршрут очень разнообразным. Конечно, есть еще над чем работать. Но уже есть сайт, созданный благодаря Тюменской области, которая является куратором этого проекта. Они сделали сайт Императорскиймаршрут.рф, где можно найти информацию.

Весь день 16 ноября посвящен экспорту, то есть что Россия может предложить миру как туристическое направление. Мы дадим свое маленькое исследование, туроператоры расскажут по итогам их работы за последние несколько лет, как меняются предпочтения иностранцев. Прозвучат довольно неожиданные вещи. Появляются новые запросы, и эти запросы показывают уровень туристов — это не бюджетный турист. Он хочет получить уникальные впечатления. Такие ожидания со стороны туристов позволяют расширить географию их пребывания. Будем говорить о том, что предпочитают иностранные туристы, какие продукты люксовые/нелюксовые готовы предложить наши компании. И отдельно хотим поговорить о несырьевом экспорте. Какие меры поддержки будут для участников рынка, как будет страна продвигаться. Это будет дискуссия.

Насколько такие встречи с представителями индустрии туризма на площадке ПМКФ полезны в практическом плане?

— Мы хотим, чтобы появились новые идеи, чтобы появились новые контакты. Потому что на культурный форум приезжают из многих городов и стран. И до сих пор было так, что мы были единственной страной, которая по объяснимым причинам с упоением рассказывает, куда наши выехали. Мы акцентированы на выездном туризме. В то время как абсолютно все страны считают каждый месяц, сколько к ним приехало, сколько откуда приехало, сколько провели ночевок, как сместился спрос и т.д. А нам эта информация как будто не очень интересна. И мы бы хотели, чтобы это переломилось, потому что это и есть туризм, значимый для страны. И мы надеемся, что после секции мы сможем создать новый виток и что это будет полезно.

 Поговорим о насущном. На повестке дня возобновление чартерных перевозок на курорты Египта: Хургаду и Шарм-эш-Шейх. Но первостепенно российская сторона должна убедиться в безопасности авиасообщения. Можно ли ожидать открытия к Новому году?

— Появилась такая обоснованная надежда на возобновление чартеров в Египет, но сроков нет, даже даты поездки очередной инспекции неизвестны. И надежда только на то, что "в ближайшее время". Но это "ближайшее время" может быть два месяца, три, пять. Бизнес готов запускать полетные программы, как только будут озвучены даты открытия авиасообщения с курортами. Говорить о каком-то потенциальном влиянии Египта на расклад сил в данный момент бессмысленно. При этом прекрасно понимают все на рынке, что, как только Египет откроется, начнутся изменения на всех направлениях, и они затронут не только зимний сезон.

 Будет ли Египет таким же бюджетным направлением, каким запомнился россиянам в 2015 году?

— Есть основания считать, что Египет будет таким же бюджетным направлением, как и в предыдущие годы, вряд ли они поднимут цену. По крайней мере, египетские принимающие компании заявляют, что в первое время цены для российского рынка будут весьма привлекательными. И это может привести к перераспределению потоков с других направлений: Арабские Эмираты, Турция, Таиланд, Тунис.

По поводу динамики предстоящего зимнего сезона. Каковы ожидания в сегменте въездного и выездного туризма?

— Зимний сезон для въездного рынка — это не высокий сезон. Тем не менее последние два года мы видим небольшое оживление, некую тенденцию, что зимой Россия тоже продается на международном рынке. Причем в основном на азиатских направлениях, их наша зима не пугает и даже в чем-то привлекает. Прирост будет в основном за счет азиатских рынков, в первую очередь Китая. Что касается выездного туризма, то здесь мы наблюдаем скорее стабилизацию. Пока мы видим, что, например, туры на Новый год продаются в меньшем объеме, чем в прошлом году.

В принципе спрос соответствует предложению, объем предложения в целом чуть ниже, чем в прошлом году. Одна особенность, которую мы наблюдаем в течение всего года, ­— низкая глубина продаж и, соответственно, отсутствие какой-то внятной картины продаж на Новый год по предпочтениям. Но она в течение ноября скорректируется. Понятно, что продается Таиланд, Вьетнам, Шри-Ланка, Доминикана, Куба, Арабские Эмираты, но как будет складываться картина продаж на горнолыжных направлениях, пока непонятно.

Одновременно мы видим хороший спрос на Новый год на Краснодарский край, опять же это не сюрприз, так происходит последние несколько лет. Но хороший рост — значит выше, чем в прошлом году, — на 10% в сегменте организованного туризма.

Скажется ли чемпионат мира по футболу на въездном туризме в этом зимнем сезоне?

— Нет, результат будет на следующий год, если не изменится внешнеполитическая конъюнктура.

 По итогам 2018 года насколько вырастут внутренние, выездные, въездные турпотоки?

— Внутренние, я думаю, вырастут в совокупности на 15%, а въездной незначительно вырастет, потому что прирост за счет чемпионата мира был компенсирован серьезным снижением за счет классических туристов, которые во время чемпионата не поехали. И во въездном турпотоке может быть рост до 5% по итогам года. Что касается выездного, то в совокупности по итогам, я думаю, будет прирост максимум 10%.

Рост выездного туризма по итогам летнего сезона составил 10%, что оказалось меньше ожиданий туркомпаний. Можно ли связать ряд банкротств туроператоров с неправильной оценкой потенциала рынка?

— Банкротства туроператоров нельзя назвать результатом неправильной оценки рынка. Потому что, во-первых, из тех туроператоров, которые обанкротились, работали как туроператоры только три компании: Danko, DSBW, "Натали Турс", остальные работали как агентства. И если мы говорим о туроператорах, то их закрытие связано не с оценкой рынка, их объемы явно снижались, при этом рынок в это время был разный. То он снижался, то повышался, но они уже были не в конъюнктуре. И банкротство — закономерная история, которая с ними случилась из-за их состояния в предыдущие годы.

Банкротство агентств — немножко другая история. Здесь я бы как раз связала с оценкой того, что происходит, с неумением вести финансовую политику, потому что абсолютно понятно, что идет обеление рынка, борьба с недобросовестными налогоплательщиками, с черными и серыми схемами. Компании, которые еще с начала 2000-х, с конца 1990-х привыкли как-то изворачиваться в некой мутной воде, с ужесточением политики государства просто уже не понимали, как работать. Это один симптом, а второй, не менее важный, то, что доходность туристических агентств снижается. И подстраиваться к этой снижающейся доходности объективно сложно. Туроператоры снижают комиссию, усиливается конкуренция между турагентствами, выживать в этой ситуации тяжело.

 — Какие методы регулирования туристического рынка с точки зрения работы турагентств нужно применить или хорошо было бы применить, для того чтобы ситуации, как, например, с "РоссТуром", не возникало?

— Это вопрос, на который нет однозначного универсального рецепта. Возможно, имеет смысл учесть опыт европейского регулирования рынка, когда у каждого участника рынка есть финансовая ответственность перед потребителями. Есть опыт Британии, когда формируются фонды из средств только крупных операторов. Есть еще предложение сделать саморегулирование турагентств, чтобы они объединялись, формировали фонды при саморегулируемых организациях. Я бы не стала давать ни один из этих путей как окончательный рецепт. Потому что в первую очередь надо обсуждать с самими агентствами, с рынком, органами, властью, в данном случае с Минэкономразвития.

Самое главное — при обсуждении разных сценариев регулирования отрасли не попасть в ловушку и не ставить главной задачей избежать банкротств. Задача регулирования любой отрасли — стимулирование предпринимательства, чтобы люди приходили работать в эту отрасль, и стимулирование качества и безопасности для потребителя в данной отрасли.

Как ситуация с уходом средних туркомпаний, таких как "Натали Турс" и "РоссТур", сказалась на рынке?

— Ситуация с уходом мелких и средних игроков с рынка повлияла на укрепление доверия к крупным представителям. Это мы видим по объему продаж. И я думаю, что процесс сокращения рынка за счет мелких-средних компаний в сфере выездного туризма продолжится. Безболезненно. То есть туристы стали активно бронироваться у крупных компаний. Могу предположить, что средние компании сейчас находятся в сложной ситуации. Потому что стало понятно, что у крупных компаний диверсифицированный бизнес, у них есть подушки безопасности. Они могут внутри себя в сложной ситуации решать так, что потребителю это не заметно. Думаю, что на мелких и средних компаниях это отразилось. Более того, мелкие туркомпании постепенно будут уходить с рынка, это неизбежность.

Но не могу сказать, что в этом году произошел какой-то резкий скачок в связи с банкротством. При этом у нас есть интересная ситуация на французском направлении, которая говорит о том, что общее количество выезжающих во Францию не изменилось, а объем продаж туроператоров увеличился. Из чего мы заключаем, что количество самостоятельных туристов на французском направлении сократилось. Есть направления, где мы видим обратную тенденцию в этом году. 

На Дальний Восток на сегодняшний день нет доступных турпакетов в сезон, но некоторые туроператоры предлагают туры в межсезонье. Стоит ли развивать массовость на этих направлениях, или они для этого не созданы?

— Дальний Восток с точки зрения развития туризма — это вообще совершенно особая история. И мое твердое убеждение, что большинство регионов этого федерального округа не предназначены для массового туризма. Дело не в цене перелета, которая в общем значительно выше, чем она могла бы быть даже с учетом удаленности. Дело в том, что туристы туда едут в большинстве случаев смотреть природу. Массовый туризм на Камчатку или в Якутию может дать большую нагрузку на природу, которая, в свою очередь, может привести к необратимым изменениям.

Что касается пакетных туров, то я думаю, что туроператор TUI — первая ласточка (создали пакетные туры на Камчатку в межсезонье — прим. ТАСС), но я не знаю, когда появится вторая. Потому что в летний сезон и на Сахалине, и на той же Камчатке, в Красноярском крае все имеющиеся приличные емкости размещения, транспорт, внутреннее движение заполнены, то есть там выйти с пакетным туром в летний сезон очень сложно, просто некуда запихивать больше туристов. Поэтому загрузка низкого сезона объяснима, потому что в низкий сезон есть свободные места и приличные цены. Тут есть, на мой взгляд, абсолютно справедливое условие. Ты не можешь себе позволить поехать летом за 150 тыс. на человека, но ты можешь поехать осенью или весной, заплатить 50 тыс. и посмотреть, как это выглядит в это время. Это все равно незабываемо, но немного не так, как в летний сезон.

В то же время у нас есть Владивосток, Хабаровск — достаточно экзотичные направления для жителей большинства наших регионов. Есть Бурятия, Улан-Удэ и Байкал с восточной стороны, который не так активно продается, как Байкал со стороны Иркутской области. Вот здесь как-то можно было бы поработать. Мы видим перспективу для относительно массового туризма. И это будет возможно, как только появятся оптовые закупки, а их могут делать только туроператоры. Я думаю, что к этому мы придем. Нужно время.

Беседовала Александра Милоградова