Все новости

Глава Роскачества: падения качества продуктов из-за НДС можно избежать, не повышая цены

Какие продукты питания будут проверены в 2019 году, как избежать снижения качества товаров на фоне роста НДС и добиться работы производителей по заявленным ГОСТам, а также о том, как российские вина будут продвигаться за рубежом, в интервью ТАСС в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи рассказал руководитель Роскачества Максим Протасов.

— Сейчас снова активно обсуждают ГОСТы. Раньше была инициатива сделать ГОСТы опять обязательными, теперь Росстандарт предлагает сделать более высокими штрафы. Как вы относитесь к этой инициативе, надо ли делать ГОСТы обязательными? Вообще, какие должны быть сейчас пути решения для того, чтобы повышать качество продукции, чтобы она соответствовала заявленным ГОСТам?

— Да, вы знаете, что в процессе вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО) ГОСТы стали добровольными. Обязательные требования могут касаться только безопасности продукции, защиты прав потребителя и энергоэффективности, поэтому они были сформулированы в технических регламентах. А ГОСТы — это национальные стандарты, это добровольные правила, которые должны мотивировать предприятия производить более качественную продукцию. 

Исследования Роскачества показывают, что порядка 40% товаров, которые мы проверяем, декларируют, что они выпущены по ГОСТу. Мы с вами понимаем, что это не просто так, ведь слово "ГОСТ", эти заветные четыре буквы, — до сих пор в умах потребителей, даже для родившихся уже после того, как ГОСТ перестал быть обязательным, они все равно что-то значат. Все равно люди уважают и верят в эти термины — "гостированная рецептура", "гостированный товар".

Однако, согласно исследованиям Роскачества, около трети товаров из тех, что заявлены как сделанные по ГОСТу, по тем или иным характеристикам ему не соответствуют. Это проблема — по сути происходит дискредитация такого важного термина, такого важного знака, как "соответствует ГОСТ". Для того чтобы этого не происходило, есть несколько инструментов.

Первый — это ведение постоянного мониторинга качества продукции и ее соответствия заявленным свойствам, который сейчас проводит Роскачество. Второй — это работа по дополнительному подтверждению производителями того, что их товары действительно соответствуют ГОСТу: это та работа, которую проводит Росстандарт в рамках Национальной системы сертификации. И третий блок — это, конечно, усиление ответственности. Сейчас существует ответственность как в отношении физических лиц, руководителей предприятий, так и юридических лиц, которая ограничена суммой 500 тыс. рублей. Если ты выпустил товар и заявил, что он произведен по ГОСТу, но это не так, штраф за обман потребителя тебе должен быть начислен.

Инициатива Росстандарта об усилении этих штрафов, в том числе, возможно, и в виде оборотных штрафов, необходима для того, чтобы рынок развивался справедливым образом. Чтобы важным брендом "ГОСТ" не пользовались недобросовестные производители.

— То есть из-за того, что мы вступили в ВТО, мы не сможем теперь ГОСТы сделать обязательными?

— Есть соглашение о технических барьерах в торговле (ТБТ), где достаточно четко сформулировано, что только требования к безопасности продукции могут быть в стране обязательными, иначе, по сути, государство создает дополнительные барьеры для входа на свой товарный рынок.

При этом в ГОСТах фиксируются и, например, требования к температурным режимам реализации продуктов. Например, рекомендованная температура хранения красной икры — минус 4–6 градусов в течение срока годности — 12 месяцев. К сожалению, на этикетках 15% исследованной Роскачеством икры разрешенная температура хранения была указана выше нуля, что автоматически провоцирует развитие микробов в этом продукте. Икра без консервантов не может храниться в течение года при плюсовой температуре, но технические условия (ТУ) позволяют написать на маркировке все, что угодно. Если вот такие конкретные требования добавить в технический регламент, они станут, по сути, обязательными требованиями безопасности, и уже нельзя будет за счет технических условий их менять.

Вот такая точечная донастройка техрегламентов, которая, кстати, уже была недавно проведена по молочной продукции и ряду других товаров, возможна. Но любые изменения должны быть осознанными, аккуратными — тем более что, как вы понимаете, у нас техническое регулирование теперь касается не только одной страны — оно касается всего Евразийского экономического союза.

— По каким сейчас продуктам ведется работа в части техрегулирования?

— Мы идем сейчас по целому блоку таких зон возможных изменений. Например, вы знаете, что в алкогольной продукции требования ГОСТа носят обязательный характер, национальный стандарт фактически прогружен в федеральный закон. В то же время сам стандарт и методики исследований требуют корректировки. Например, есть поручение государственной комиссии по борьбе с нелегальным оборотом продукции во главе с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым о включении в план стандартизации на 2019 год внедрения методики контроля качества пива.

Это методики, разработанные ведущим отраслевым институтом по заказу Росалкогольрегулирования, впоследствии были апробированы в ходе исследования Роскачества. Аналогичная работа ведется и по изменению ГОСТа на игристые вина и коньяк.

— Техусловия нецелесообразно отменять, пусть работают производители и дальше по ним, если не хотят работать по ГОСТам?

— Идеология технических условий была изначально сформирована следующим образом: у каждого производителя может быть своя коммерческая тайна, какая-то вишенка на торте, которая придает его товару уникальность.

Пожалуйста, ты можешь закрыть свою уникальную рецептуру, сделать ее коммерческой тайной, выпустив товар фактически выше ГОСТа — добавить к базовым требованиям по качеству что-то свое и закрепить это техническими условиями.

Но вместо появления "уникальных рецептур", товаров выше ГОСТа, мы увидели снижение качества.

К большому сожалению, технические условия стали легальным способом удешевления рецептуры. В большинстве случаев продукт выпущен по ТУ не потому, что он уникален своим ноу-хау, своим высоким качеством, а потому, что не может дотянуться до ГОСТа

— Еще одна горячая тема — повышение НДС, из-за которого у производителей растут издержки. Кто-то перекладывает это в конечную стоимость товара, кто-то в качество. Не ожидаете ли вы резкого снижения качества продуктов питания в России из-за этого?

— Всегда существует достаточно много факторов, которые могут давить на качество через цену. Это конкуренция и среди торговых операторов, и среди производителей, борьба за покупателей и достаточно скромный потребительский спрос. Операторы стараются держать цену на одном уровне или снизить, если это возможно. А как это сделать без потери качества? Роскачество, как национальный институт качества, считает, что необходимо повышать эффективность производства. Здесь у всех отраслей существуют резервы.

Вы знаете, какую большую работу мы ведем в рамках методологии правительственной премии в области качества — каждый год сотни предприятий проходят через нашу диагностику бизнес-процессов. После прохождения этапов этой премии предприятия по нашим рекомендациям внедряют инструменты улучшения своих процессов, сокращения производственных издержек и увеличения производительности. Только за 2018 год предприятия — участники премии сэкономили более 2 млрд рублей — живые деньги повышения эффективности. Если предприятие экономит за счет улучшения производственных процессов, уверен, это должно привести к тому, что производитель не будет экономить за счет потребителя, за счет ухудшения рецептуры, за счет занижения себестоимости, тем более не объявленного и не раскрытого потребителю.

— То есть благодаря повышению эффективности можно более-менее и цену удерживать, и качество не снижать при этом?

— Я абсолютно уверен, что это способ добиться конкурентоспособности. У нас с вами многие страны это показали. Пример КНР — у всех на языке: страна в течение длительного времени держала низкие издержки и за счет этого завоевывала рынки. Но еще релевантнее пример Японии или Южной Кореи — стран, в которых все бизнес-процессы действительно заточены на систему постоянных улучшений, на экономию издержек, на экономию не на качестве товара или услуги, а экономию на всех переделах, всех процессах.

— Какие категории товаров в этом году Роскачество будет проверять?

— В 2019 году будет весьма интересный проект с грифом "ЗОЖ" — мы посмотрим ряд категорий товаров, которые ассоциируются у потребителя с безусловной пользой. Начнем с исследования качества "злакового" хлеба.

Это категория вызывает положительные коннотации, так же как и фермерские продукты. Замечательно, что производители почувствовали стремление потребителей к здоровому образу жизни, но важно, чтобы это была правда. В рамках нашего технического комитета уже сформирована рабочая группа лучших профессионалов отрасли для того, чтобы определить, в том числе на уровне национального стандарта, что такое хлеб злаковый, какие критерии и требования к нему должны предъявляться, какому он должен соответствовать ингредиентному составу и какими методиками это исследовать. Сейчас на уровне законодательства не определены идентификационные признаки, что такое злаковый и цельнозерновой хлеб, а полки магазинов уже полны разных "фитнесс"-хлебов, и пока не очень ясно, что это на самом деле. В рамках этой рабочей группы мы сформируем и предложим классификатор для изменения ГОСТа на хлебобулочную продукцию.

— Вице-премьер Алексей Гордеев недавно давал поручение составить перечень продуктов питания, которые будут дополнительно обогащаться витаминами, микроэлементами. Роскачество участвует в этом обсуждении? По вашему мнению, какие продукты питания в первую очередь должны попасть в этот список?

— Мы являемся активными участниками межведомственной рабочей группы по реализации Стратегии повышения качества пищевой продукции в РФ до 2030 года, которую возглавляет Гордеев. И действительно, на последнем заседании достаточно подробно обсуждался вопрос функциональных, здоровых продуктов как с точки зрения определения, что же это такое, так и с точки зрения определения конкретных товаров или групп товаров, которые в первую очередь должны попасть в эту программу развития.

Это могут быть продукты с пониженным содержанием соли, при этом соль должна быть йодированная, это молочные продукты с высоким содержанием полезных веществ, это мясная продукция со сниженным содержанием жира, но высоким содержанием белка, продукты с пониженным содержанием сахара. Данные характеристики уже давно учитываются в опережающих стандартах Роскачества — мы обязательно исследуем продукцию на предмет "полезности", и от этого зависит — сможет ли она получить российский Знак качества.

На прошлой неделе премьер-министр Дмитрий Медведев на встрече в Совете Федерации заявил про сертификацию бутилированной воды. По вашим оценкам, какая доля контрафакта сейчас на этом рынке и вообще проблемная категория или нет?

— По поручению председателя Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко мы уже проводили веерное исследование водной категории и будем его проводить в дальнейшем, потому что эта категория по-настоящему чувствительна. Но проблему, которая обсуждалась в Федеральном собрании, необходимо разделить на две части.

Первое — это нарушения защищенных наименований мест происхождения минеральной воды. Вы знаете, что существует проблема таких вод, как ессентуки, когда по статистике 100 млн литров подобной природной воды добывается, но реализуется в магазинах — более 150 млн литров. Мы с вами точно понимаем, что эта разница — псевдоессентуки. С нашей стороны и со стороны регулирующих органов достаточно высокое внимание к этому проекту, и, возможно, он войдет в проект маркировки — это даст возможность действительно гарантировать, что наша минеральная вода не будет подделываться.

Вторая тема касается так называемого легального фальсификата, которую Роскачество подняло и пытается решить у нас в стране с использованием опыта международных организаций. Было достаточно много скандалов в мире, когда природной, ключевой водой называли воду из общих источников водоснабжения, которая получена путем обратного осмоса, путем добавления микроэлементов. Эта маркетинговая сторона бизнеса тоже должна быть, безусловно, честной. Мы совершенно точно уверены, что необходимо ввести четкое регулирование. С июля 2020 года в полную силу вступит новый технический регламент об упакованной питьевой воде. Регламент содержит понятие "природная питьевая вода", однако в силу различных причин — в том числе из-за отсутствия методик контроля, он не позволяет однозначно разграничить воду из природных источников и очищенную, подготовленную водопроводную воду. Для нас важно, чтобы и производители, и импортеры воды должны были доказать, что их вода действительно природная, как они пишут на упаковке. Мы знаем опыт азиатских и европейских стран, в которых введен обязательный режим этого подтверждения, чтобы потребитель всегда получал верную информацию.

— А минеральную воду планируете проверять?

— Да, мы планируем провести исследование минеральной воды в этом году. Причем и той минеральной лечебной воды, о которой мы с вами говорим, это ессентуки и нарзан, и остальных марок воды, которые присутствуют у нас на рынке, в том числе и импортных.

— В конце прошлого года Роскачество анонсировало проверку пельменей. У всех это вызвало бурный интерес, потому что пельмени у нас "народная еда". Уже есть какие-то результаты?

— Да, есть. 20% в этой категории — это товары, произведенные по ГОСТу, остальное — продукция, произведенная по ТУ. К сожалению, многие производители удешевляют рецептуры относительно ГОСТа, не все, но такие есть. Пока мы подводим итоги этого исследования, можно сказать о двух проблемах, которые мы точно выявили. Первое — это наличие остатков антибиотиков в мясе, и это вопрос контроля входящего сырья. Мы ведем работу с производителями, и мы рады, что многие из них уже сообщили нам о введении режима допконтроля, дополнительных мерах в процессе приемки сырья, о смене поставщиков. Это очень хорошая, позитивная динамика. И второй блок — это незаявленные ингредиенты. Это замена более дешевым куриным мясом тех сортов и видов мяса, которые были заявлены на упаковке, это добавление незаявленных ингредиентов, загустителей, крахмала. Это тоже влияет на снижение себестоимости.

— Там больше проблемы по безопасности или по качеству?

— Незаявленные ингредиенты — это обман потребителя. Если мы говорим о наличии антибиотиков, то есть антибиотики, превышающие допустимые значения, и тогда да, это техническое регулирование и это вопрос безопасности. Есть антибиотики остаточные, это не запрещено в нашей стране, но мы считаем, что в товарах высокого качества, достойных российского Знака качества, их не должно быть тоже.

— Кто-то из производителей пельменей достоин получения Знака качества?

— К сожалению, до опережающего стандарта российского Знака качества в данной категории не дотянулся пока ни один из производителей. То есть такого супергероя мы пока в этой категории не встретили.

— Еще одна чувствительная категория — алкоголь, вы уже делали много проверок. Будут ли еще какие-то алкогольные напитки исследоваться Роскачеством?

— В плане 2019 года стоят пивные напитки. Роскачество совместно с Минфином, Росалкогольрегулированием работает над изменением законодательства. Если эта работа пройдет успешно, то, по первичным нашим данным, порядка 18% пивных напитков перейдут в категорию слабоалкогольных напитков, произойдет изменение зоны регулирования. Сейчас они называются пивными напитками, хотя некоторые из них — газировка и спирт, в некоторых просто нет пива. Мы достаточно широко обсуждали эту проблему и на площадке госкомиссии, и в правительстве страны. Еще одна важная тема — сейчас не существует методик определения, сделан ли коньяк из виноградных спиртов или нет, шампанское натурального брожения или, как говорят у нас потребители, шипучка, сколько в пиве действительно солода.

Произошла некоторая либерализация законодательства, чтобы продукт назывался "пивом", теперь в нем может быть 50% солода

Но сейчас там может быть сколько угодно солода — хоть 80%, хоть 20%, при отсутствии методики измерений проверить и юридически доказать количество соложеных продуктов все равно никто не сможет. Строгость наших законов зачастую компенсируется необязательностью их выполнения, а в данном случае — требование есть, а как проверить — не написали. 

Методика контроля качества пива, которой мы занимаемся совместно с Росалкогольрегулированием, профильными институтами, пока не внесена в поддерживающий перечень и не может применяться в постоянном режиме. Я уверен, что в этом году ситуация здесь будет урегулирована.

— Роскачество совместно с Минпромторгом и Минсельхозом занимается созданием Винного гида России. Когда будут итоговые данные по этому проекту?

— Мы буквально на днях сделали достоянием общественности информацию о розовых винах — это небольшая часть нашего глобального винного гида, сейчас доля розового вина на рынке — около 6%, но в преддверии праздников важно было рассказать о лучших товарах в этой категории. Буквально в течение пары дней мы представим обществу Винный гид России, куда войдут и игристые, и белые, и красные вина российского производства. Это будет точно российское вино из нашего винограда — в доступном ценовом сегменте до 1000 рублей. Проект для страны уникальный. С точки зрения географии и климатических зон мы можем стать значимой винной державой, у нас действительно есть такие возможности, ежегодно количество виноградников в стране увеличивается, технологии улучшаются.

Но, к сожалению, российские виноградари и виноделы сегодня сталкиваются с двумя серьезными проблемами, сдерживающими развитие отрасли и снижающими рентабельность виноградарства. Это конкуренция с зарубежными поставщиками вина, которых поддерживает Евросоюз, где перепроизводство винограда подталкивает к агрессивным действиям на экспортных рынках, демпингу. Это и недоверие российского покупателя к качеству недорогих российских вин, когда бутылка импортного вина в одной и той же ценовой категории почему-то воспринимается как более качественная, чем вино из России. Винный гид России должен решить эту проблему — рассказав потребителю о достоинствах лучших вин в массовом ценовом сегменте. Уже сейчас скажу, что пройти отбор вину в рамках Винного гида России крайне сложно — для попадания в рейтинг Роскачества нужно иметь оценку дегустационной комиссии 78 баллов, что гораздо выше, чем отметка ГОСТа.

Неудивительно, что некоторые вина до этой отсечки не дотянулись.

— Для России это и правда интересное направление — у нас начинает развиваться и винный туризм.

— Абсолютно верно, мы действительно это можем делать. И Минсельхоз России вкладывает серьезные ресурсы в российское виноградарство и виноделие, в этом году поддержка от министерства вырастет до 3 млрд рублей. Это очень серьезные меры господдержки, которые должны привести к тому, что в определенных нишах мы точно сможем производить достойный продукт. Да, есть до сих пор некоторое недоверие наших потребителей, но такое же недоверие было и в других категориях. Не так давно у нас с вами порядка половины мяса птицы, которое мы употребляли, было не российское, и многие считали, что мы будем всегда есть "ножки Буша". И вы видите, какие фантастические успехи произошли на этом рынке.

Я уверен, что и в категории вина произойдет постепенное наращивание доли достойного товара. Беспрецедентная дегустация по всем видам российского вина, которую провела в этом году комиссия аттестованных экспертов, в том числе международных, при поддержке Роскачества совместно с коллегами из Минсельхоза, из Минпромторга, показала, что уже появляются первые звездочки — продукты, которыми точно можно гордиться. Я думаю, что всех нас ждут очень интересные выводы. Я уверен, что ежегодный Винный гид России от Роскачества, а также дни российских вин, которые проводятся два раза в год в торговых сетях страны, — это та работа, которая приведет и к повышению культуры виноделия, и к изменению отношения потребителей к нашему национальному вину. Ведь сложно себе представить, чтобы испанцы заказывали у себя в ресторанах французское вино. Я думаю, что мы здесь точно не исключение.

— Будут ли какие-то проекты, может быть, с Российским экспортным центром (РЭЦ), по наращиванию экспорта российского вина как раз благодаря этому проекту?

— Да, на площадке форума было подписано очередное соглашение Роскачества и Российского экспортного центра. РЭЦ уделяет большое внимание продвижению товаров, имеющих государственный Знак качества, дает им приоритет. Сейчас мы консолидируем свою работу по совместной сертификации лучших производителей для экспорта. Мы будем предлагать делать специальные проекты и в рамках гастрономических недель, в рамках форумов и выставок, и даже на онлайн-площадках. Безусловно, без лучшего российского вина не обойдется — те товары, которые войдут в Винный гид России, будут продвигаться как категория "российское вино" за пределами нашей страны.

— Как сейчас идет процесс создания "продуктового ЕГАИС"? Какие-то сроки назывались, апрель, май, но пока непонятно.

— Это очень-очень сложная работа. Хорошим примером здесь является система, работающая в Евросоюзе, которая объединяет данные всех контрольных и мониторинговых органов, при этом эти данные загружаются туда в единой форме с едиными критериями, едиными протоколами испытаний. И вне зависимости от того, кем обнаружено нарушение, это нарушение попадает в систему, и красные лампочки загораются везде. А значит, если проблема обнаружена в готовой продукции, можно проверить, откуда она пошла, из какого сырья, и пройти дальше по цепочке. В этом смысле эта система, как вы назвали ее, "продуктовая ЕГАИС", действительно может сформировать полную систему прослеживаемости, которая позволит каждому контрольно-надзорному органу выходить на свои мероприятия в своей зоне регулирования. Я знаю, что работа по анализу существующих сейчас информационных систем и баз контрольно-надзорных органов ведется, и уверен, что она приведет к объединению этих баз. Со своей стороны Роскачество уже выгружает свою информацию всем контрольно-надзорным органам, предоставляет свои данные для получения информации о наших лабораторных испытаниях. Мы в этом смысле достаточно хорошо цифровизированы.

Беседовала Мария Дорохина