Все новости

Глава Роскомнадзора: в инфокоммуникационных технологиях нужен глаз да глаз

Александр Жаров Донат Сорокин/ТАСС
Описание
Александр Жаров
© Донат Сорокин/ТАСС

Глава Роскомнадзора Александр Жаров выделил в своем графике на Петербургском международном экономическом форуме для ТАСС 20 минут и ответил на волнующие интренет-пользователей вопросы - где "ключи" от Яндекса? Что будет с непослушным мессенджером Telegram, а также какие действия могут быть предприняты в отношении Facebook и Twitter, если эти американские компании не выполнят российский закон.

— Александр Александрович, все следят за историей вокруг требования ФСБ ключей шифрования от некоторых сервисов "Яндекса". Какую роль играет Роскомнадзор? Поступали в ведомство уведомления со стороны спецслужб?

— История касается прямого взаимодействия ФСБ и компании "Яндекс". Мы в ней не участвуем.

Но поскольку из ФСБ в Роскомнадзор никаких требований не поступало, я предполагаю, стороны нашли приемлемое решение. Тогда это пример эффективного взаимодействия компании и государства в лице ФСБ. Хотя с одной стороны, компания заявила, что ключи шифрования она предоставлять не будет, но, очевидно, в ходе диалога они нашли приемлемое решение для того, чтобы необходимую для ФСБ информацию для выявления преступников или иную значимую для государства информацию предоставить.

— Соответственно, "Яндекс" не отказал? Иначе вы были бы в курсе?

— Иначе мы были бы в курсе.

— Компаниям Facebook и Twitter законом предписано локализовать базы данных россиян в нашей стране. Если этого не произойдет в указанный срок, какие действия предпримет Роскомнадзор?

—  Окончательное решение по поводу выполнения требований российского законодательства компаниями Twitter и Facebook будет принято в январе 2020 года. Очень надеюсь, что у нас помимо блокировки - единственной меры наказания нарушителя закона, появятся иные механизмы - штрафы, о которых я уже неоднократно говорил. Будем надеяться, что до нового года такой законопроект появится и у нас появится соответствующий инструментарий.
Штрафы гораздо менее травматичный способ принуждения компаний к соблюдению законодательства.

— Битва за блокировку Telegram ведется или проиграна?

— Работа с Telegram продолжается.

У нас сейчас есть единственный механизм - блокировка ресурсов по протоколу IP. Из единого реестра запрещенной информации почти 4 тыс. операторов связи выгружается определенный набор идентификаторов:  IP—адрес, доменное имя и адрес страницы.

Система действенно работает в отношении обычных сайтов. Борьба с пиратством или борьба с экстремизмом наглядно это показывает, мы эффективно блокируем тысячи сайтов.

Приложения, к которым относятся мессенджеры, являются более сложной системой. Там не только IP—протокол, но и проксирующие программы и т д. С помощью только IP—протокола заблокировать мессенджер невозможно. Осложнить его работу в той или иной степени — да. И вы периодически видите, что он виснет.

Что мы намерены делать? Во-первых, сокращаем время выгрузки IP-адресов. Во-вторых, мы на месте не стоим, какие-то кардинальные действия возможны в будущем. Как только они произойдут, мы вас сразу проинформируем. Решение суда не отменено, мы его намерены в дальнейшем исполнять.

— Как Роскомнадзор будет действовать в отношении VPN-сервисов, которые отказались подключиться к системе фильтрации запрещенной информации?

— Закон гласит однозначно: если не исполняешь, должен быть заблокирован. И я оставляю себе еще месяц на диалог с оставшимися пятью сервисами VPN, которые пока не заявили окончательно свою позицию. У нас есть один российский сервис, который подключился к ФГИС, четыре, которые на своем сайте заявили, что они не будут исполнять закон, и о позиции еще пяти нам пока ничего не известно.

На данном этапе у меня нет другого механизма, кроме блокировки. Повторю, я очень надеюсь, что появится инструмент  в виде штрафов. Это было бы решением.

— Завершена плановая проверка вещателей BBC в России. Могли бы вы рассказать о ее результатах?

— В свое время причиной внеплановой проверки BBC были действия наших коллег из Ofcom в Великобритании по отношению к российскому вещателю RT. Тогда я публично заявил, что действия по отношению к английскому вещателю - ответ на действия в отношении российского вещателя.

Ofcom свои действия по отношению к RT заморозил, мы свои действия по отношению к BBC тоже заморозили. Если интересы RT будут ущемляться, значит, мы тоже продолжим наши действия, если нет, значит все будет хорошо.

— Вступило в силу постановление об обязательной идентификации пользователей мессенджеров операторами связи. Как идет исполнение?

— Постановление правительства не обязывает мессенджеры и операторов связи взаимодействовать с Роскомнадзором. Взаимодействие идет в автономном режиме.

Единственный существующий крупный российский мессенджер "Диалог" закон исполняет, нас об этом уведомил. Загружая Viber на новый смартфон, обнаружил, что он требует номер телефона и присылает код идентификации, то есть опытным путем можно удостовериться, что Viber данный закон исполняет.

Наши полномочия возникнут в момент, когда кто-то из граждан пожалуется в Роскомнадзор на мессенджер, который был скачан, но не запросил номер телефона. Пока никто не жаловался.

— Давайте поговорим про закон об устойчивой работе Рунета. Насколько он актуален? Сколько уйдет средств на инфраструктуру? Китай, к примеру, потратил миллиард долларов.

— Мы не создаем в России "Золотой щит". Китайская система работает по принципу "белых списков" - что не разрешено, запрещено, у нас принцип "черного списка" - блокируется только то, что запрещено, или создаются ограничения той информации, которая запрещена. Поэтому принципиально системы абсолютно разные и требуют различного уровня контроля за трафиком. Сколько это будет стоить, осенью сообщу.

Актуальность закона доказана недавним конфликтом между компанией Google и компанией Huawei. Сотни миллионов пользователей смартфонами Huawei с ужасом ждут, когда у них отключится операционная система Android. Вопрос защищенности и устойчивости интернета любой страны актуален сегодня актуален ка никогда.

— Где будет располагаться "мозговой центр"?

— Закон предусматривает создание "Центра мониторинга и управления сетью связи общего пользования".

Будет центральный пульт. Он будет располагаться в Главном радиочастотном центре в Москве. Вспомогательные центры будут созданы в федеральных округах. Стоит сказать, что у всех операторов связи свои центры мониторинга и управления  собственной сетью уже существуют. Нужна интегральная система, которая будет черпать аналитическую информацию из всех этих систем. Это необходимо для эффективного решения общеотраслевых проблем во время чрезвычайных ситуаций — будь то недружественное воздействие извне или технологическая авария.

— Оборудование для обеспечения заона будет отечественным?

— Да, это российское оборудование, достаточно сложное. К нему выдвигаются высокие требования. Оно не должно создавать помех услугам, которые оказываются гражданам, и помех работе оборудования операторов связи. Кроме того, это оборудование должно быть эффективным для решения основных задач.

Оно должно воздействовать на субъекты информационного пространства таким образом, чтобы они начинали выполнять российское законодательство. Задача сложная, многогранная, эксперименты продолжаются. Речь идет не только о DPI. Безусловно, технология глубокого анализа пакетов необходима, но это только часть того оборудования, которое требуется для решения задач.

— Как вы относитесь к технологии eSIM? Сильно ли ее внедрение скажется на рынке?

— То, что eSIM — это не будущее, а настоящее — факт. То что наши правила предоставления услуг связи не предполагают использования eSIM — это тоже факт, поскольку для идентификационных модулей (именно так называются SIM—карты) требуются реквизиты. А поскольку eSIM — это виртуальная симка, то и реквизитов у нее быть не может, поэтому для легализации eSIM на территории Российской Федерации нужно внесение изменений в постановление правительства о правилах предоставления услуг связи.

Решение по этому поводу должно принимать Минкомсвязи.

— Нужно ли повышать ставки за использование частот?

— В 2018 году это делалось однократно, и не в привязке к технологиям, а в привязке к потребностям наполнения федерального бюджета.

Необходимо было изыскать 4 миллиарда рублей.  Минфин рассчитал, что это можно сделать за счет разницы между платой за спектр 2017-го и 2018 года. Соответственно, этот повышающий коэффициент однократно был введен. В 2019 году ситуация другая. У нас сейчас, наоборот, есть понижающий коэффициент - так называемый коэффициент перспективности - который применяется к связи 4G. И плата за спектр для них в 10 раз меньше, чем для всех остальных. Я полагаю, что поскольку в 2019 году все сети четвертого поколения в стране будут построены, то этот коэффициент надо потихоньку уменьшать. А в отношении 5G, наверное, вводить как раз коэффициент перспективности, для того чтобы у оператора связи был интерес как можно быстрее их строить. Это же стимулирование именно ускоренной стройки.

— Глава Минкомсвязи Константин Носков выступил за пересмотр полномочий Роскомнадзора в рамках "регуляторной гильотины". По его мнению, надо проанализировать, от каких полномочий можно и нужно отказаться. Как вы оцениваете эту инициативу?

—  Количество полномочий Роскомнадзора велико. В 2008 году, когда был создан Роскомнадзор, у него было 35 полномочий, сейчас -147.

Законы, по которым мы работали, создавались в начале-середине 2000-х годов. Мы понимаем, что существует ряд позиций, прежде всего, в Законе "О связи", которые устарели, перестали существовать технологически. Какие наши полномочия должны быть упразднены, решит правительство.

Сфера деятельности Роскомнадзора чувствительная — это инфокоммуникационные технологии, поэтому действовать надо осторожно. Тут, как говорится, глаз да глаз.

Беседовала Екатерина Ефимова