Все новости

Режиссер Александр Велединский: давления, цензуры никогда не испытывал

Александр Велединский Вячеслав Прокофьев/TACC
Описание
Александр Велединский
© Вячеслав Прокофьев/TACC

"В Кейптаунском порту" — новый фильм создателя кинокартин "Географ глобус пропил" и "Живой", сценариста сериалов "Дальнобойщики" и "Бригада" Александра Велединского — выходит в российский прокат 29 августа. А в понедельник пройдет московская премьера ленты. Герои фильма встретились в 1945 году на Дальнем Востоке. Случилась перестрелка, и каждый думал, что выжил только он. Спустя почти полвека их судьбы пересекутся в разных точках земли — в Санкт-Петербурге, Севастополе и в Кейптаунском порту.

В фильме снимались Евгений Ткачук, Владимир Стеклов, Александр Робак, Виктор Раков, Юлия Ауг, Анна Уколова и другие. В интервью ТАСС режиссер рассказал, сколько лет работал над картиной, когда выйдет его сериал с Сергеем Безруковым и Евгением Ткачуком, и назвал условия, при которых российское кино могло бы "догнать" Голливуд.

— Александр, в 2013 году вы сказали в интервью: "Закрылся проект с Янковским "В Кейптаунском порту". Сначала из-за кризиса. Потом Олег Иванович ушел — я не понимал, кого можно снимать...". Получается, в итоге все-таки фильм, к счастью, не закрылся?

— Это долгая история. От начала съемок и до премьеры прошло ровно четыре года. А сценарий я начал писать в 1996 году и закончил в 1997-м. Действительно, писал на Олега Ивановича, потом отложил эту идею, но в итоге вернулся к ней.

— Помню, что в основе сценария — реальный случай, произошедший с вашим отцом?

— Да, так и есть. Речь идет о случае, произошедшем с отцом в 1945 году на Дальнем Востоке. Я оттолкнулся от этой истории.

— Когда мы с коллегами обсуждали ваш фильм, у меня появилась, возможно, очень примитивная аналогия с "Облачным атласом" 2012 года, где тоже есть истории, происходящие в разное время и переплетающиеся между собой.

— Совсем не примитивная аналогия, "Облачный атлас" — одна из моих любимых картин. Люблю почти все, что связано со временем. Можно вспомнить и фильм "Вавилон" Алехандро Иньярриту. Но когда сценарий к нашему фильму уже был написан, ни "Облачный атлас", ни "Вавилон" еще даже не были сняты...

— В общем, вы всех опередили.

— Такие идеи витают в воздухе. В то время уже были "Бешеные псы" Тарантино, которые созданы по такому же принципу. А родоначальником подобного изложения сюжета является "Гражданин Кейн" Орсона Уэллса.

— А когда снимали фильм, представляли своего потенциального зрителя? Какой он?

— Когда писал сценарий, мне было 37 лет. Когда начинал снимать — мне было под 60. И я не ориентировался на какого-то определенного зрителя, просто делал то, что мне интересно, надеясь, что это кого-то еще заинтересует. Но осознавал, что будет много непонимания, в том числе и от продюсеров. Поэтому хочу сказать отдельное спасибо продюсеру студии "Реновацио" Владимиру Полякову, который поверил в нас.

— Но у фильма есть же и госфинансирование?

— Да, конечно. Но госфинансирование мы получили значительно позже, нас поддержал Фонд кино. К очной презентации картин, которые претендуют на госфинансирование, отношусь неоднозначно. Очень сложно бывает рассказать про будущий фильм. Вы картину видели и понимаете, что она соткана из того, что подчас нельзя потрогать. И как это передать на презентации? Просто сказать: "Поверьте, будет круто"? Смех же.

— Да, с этой проблемой многие режиссеры сталкиваются. А в принципе, как относитесь к тому, что, чисто теоретически, государство, вкладывая свои средства, может заявить: "Ребята, цензуры нет, но мы за свои деньги хотели бы видеть в фильме это и то"? Сталкивались с подобным?

— Никогда. Давления, цензуры никогда не испытывал. Совсем. Но при этом я против всякой цензуры. Совсем.

— Это прекрасно. Хотела спросить про фильм "Географ глобус пропил" с Константином Хабенским. Когда называешь вашу фамилию, сразу всплывает именно эта картина. Вы сами считаете ее своей главной работой?

— Отношусь к этому фильму с любовью, как и к другим своим картинам. Его смотрят. Наверное, в каком-то смысле его можно назвать моей визитной карточкой, да.

— А с Хабенским планируете еще поработать?

— Конечно, думаем об этом. Мы с ним друзья, надеемся, что сложится совместная работа. Есть и вполне конкретная идея, но пока не хотел бы ее озвучивать. Может получиться большой фильм, как сейчас говорят — блокбастер. Но в хорошем смысле этого слова (смеется).

— Если про самые ближайшие планы — ваш сериал "Обитель" по Захару Прилепину когда выйдет?

— Это скорее вопрос к продюсерам Антону Златопольскому (телеканал "Россия-1") и Валерию Тодоровскому. Но боюсь, что они вас отправят обратно ко мне (смеется). Я быстро снимаю и долго монтирую. В середине августа мы закончили так называемую первую черновую сборку, это уже процентов на 80 готовая 8-серийная картина. Сериалом я бы эту работу не назвал, это просто большое кино. Еще какое-то время будем доводить фильм до ума, убирать шероховатости, работать с музыкой. Время действия — конец 20-х годов ХХ века, все происходит в Соловецком лагере, на Соловках. Возможно, будет и полный метр на этом материале. Но он выйдет под другим названием, будет немного другой. Думаю, полнометражный фильм выйдет в 2020 году. 

— Простите, я снова про Хабенского. Правда ли, что он тоже в этом телефильме снимался?

— Нет, Хабенского там нет, это какая-то "утка". Снимались Ткачук, Стеклов, Безруков, Раков, Александра Ребенóк.

— Нет ли мыслей снять фильм именно про наше время, условно говоря — про 2020-е годы?

— Конечно, есть. Но я снимаю все-таки не про конкретное время, а про людей, про нас с вами. Картина, где действие происходит в 2020-е, надеюсь, будет. Даже есть почти готовый сценарий. Думаю, я это реализую.

— А если продолжать мысль про телесериалы. Как думаете, почему сейчас не появляются телефильмы подобные "Бригаде", который смотрели абсолютно все?

— "Бригаду" люблю и ценю. Это был первый российский сериал, который сделали на высоком и художественном, и техническом уровне. Режиссер Алексей Сидоров — мой однокурсник и мой друг — приложил к этому максимум усилий. Недавно случайно наткнулся на последнюю серию, не мог оторваться. А сегодня Сергей Урсуляк делает потрясающие, мощные картины. "Ликвидацию" тоже вся страна смотрела.

— Но "Ликвидация" тоже не вчера была...

— Про сегодняшний день мало знаю, телевизор редко смотрю. В основном смотрю американские сериалы, "Настоящий детектив", такого плана.

— Как считаете, у российского кино есть шансы стать таким же профессиональным, как американское? Понятно, что и у нас, и в Голливуде появляются шедевры, но вы в наше кино именно как в индустрию верите?

— Поскольку я преподаю в Школе кино и телевидения "Индустрия" Федора Бондарчука, конечно, стараюсь верить, иначе какой смысл? Неправильно думать, что вот, мы изгои и будем оставаться изгоями, зато мы такие...

— Интеллектуалы?

— Ну да. Стремиться надо к уровню Голливуда. Может быть, не надо погони устраивать, но учиться у Америки точно есть чему. Главное отличие, на мой взгляд, американского кино, которое покорило весь мир, от российского состоит в том, что они снимают о выживании. О том, что человек для этого делает. А у нас есть очень русский, очень наш перекос в сторону переживаний. У них — выживание, у нас — переживания. И если мы сохраним свои "переживания" и добавим "выживание" — тогда и сможем конкурировать с Голливудом.

Беседовала Наталья Баринова 

Теги