Все новости

Стас Намин: сегодня у "Цветов" самый сильный состав

Стас Намин Центр Стаса Намина
Описание
Стас Намин
© Центр Стаса Намина

Советское музыкальное наследие богато песнями, которые знают и любят до сих пор — не только взрослые люди, испытывающие ностальгию, но и молодежь. Сегодня кажется очень странным, что песня группы "Цветы" "Мы желаем счастья вам" оказалась под запретом и три года шла к широкой публике. Основатель и лидер группы Стас Намин относится к этому спокойно: "Мы ведь не одни запрещались режимом". Так же философски музыкант, композитор, продюсер и режиссер комментирует то, что после всех тех перипетий свое 50-летие "Цветы" будут отмечать на самой официальной музыкальной площадке страны — в Кремлевском дворце.

В интервью ТАСС Стас Намин рассказал, как удалось привести рок-группу к всесоюзной славе в обход партийных боссов, о причинах распада "Цветов", других проектах, возвращении "Цветов" и их сегодняшней форме.

— Анастас Алексеевич, когда сейчас говорят о культурной жизни в СССР, обычно характеризуют ее как крайне регламентированную. Как вам удалось в такой системе создать группу, в названии которой — отсылка к хиппи ("Цветы" — "Дети цветов")? Более того, вывести эту группу на эстраду.

— Сейчас даже то, что официальные телевидение и радио не показывают по причине "неформата", все равно легко можно найти в интернете, и часто этот "неформат" получает даже бо́льшую популярность, чем через радио и ТВ. А тогда была огромная пропасть между официальной, контролируемой и цензурируемой советской эстрадой — так называемым жанром "советская песня" — и молодежной и студенческой неформальной музыкальной тусовкой, которая воспитывалась на основе мировой рок-музыки: "Битлз", "Роллинг Стоунз" и другие. Официальные власти на эту тусовку просто внимания не обращали, так как она не могла "вылезти" на публику никаким способом и угрозы идеологии не представляла. Концерты можно было давать только на школьных и студенческих вечеринках, а уж про средства массовой информации и говорить смешно. Поэтому, когда в 1969 году, поступив в Иняз (Институт иностранных языков — прим. ТАСС), я собрал группу и назвал ее "Цветы", на это просто никто внимания не обратил. Ну, "Цветы" — и "Цветы".

Проблемы начались только тогда, когда нам выпала возможность записать гибкую пластинку на "Мелодии" вместе с еще двумя студенческими ансамблями. Я тогда отнесся к этому серьезно и, прекрасно понимая, что тот откровенный бескомпромиссный рок-н-ролл, который мы тогда играли, никогда не пропустит "мелодийный" худсовет, пригласил для записи трех профессиональных музыкантов, имеющих и образование, и опыт: Сергея Дьячкова, Александра Слизунова и Владимира Семенова. И в результате мы в этих записях соединили наш рок-н-ролльный драйв с профессиональными аранжировками, где даже были расписаны партии для струнного оркестра. А так как в наших песнях не было фальшивого патриотизма и пафоса, обычного для советской песни того времени, а были простые, искренние, честно исполненные романтические песни, то люди, услышав их, сразу увидели в них что-то новое, альтернативное всему, что звучало тогда по радио и телевидению.

Обложка первый пластинки группы "Цветы" "Мы желаем счастья вам", 1973 год  Центр Стаса Намина
Описание
Обложка первый пластинки группы "Цветы" "Мы желаем счастья вам", 1973 год
© Центр Стаса Намина

Получилось, что мы уже не студенческая самодеятельность, а серьезные профессионалы, которые взорвали страну миллионными тиражами и являются альтернативой советской песне.

Мы не были созданы, как все ВИА, при государственных концертных организациях партийными боссами, а были нормальной уличной командой, собравшейся самостийно, как и все рок-группы. Вот когда власти осознали, кто мы такие, тогда у нас и начались проблемы. Но было уже поздно, так как через пластинки мы уже стали суперпопулярными в стране

— Обычно большую славу сопровождают странные действия поклонников. Можете вспомнить какие-то курьезы?

— Их было так много, что сейчас даже не могу что-то конкретное припомнить. Часто толпы поклонников раскачивали автобус, в котором мы приехали или отъезжали после концерта. Или, когда я написал песню "Летний вечер", после ее исполнения так много девушек выстраивались в очередь с цветами, что концерт прерывался минут на пятнадцать.

— Группа сталкивалась с запретами. В 1975 году филармония отобрала название группы, в 1981 году из-за статьи в Time коллектив попал под запрет КГБ, даже вполне безобидная песня "Мы желаем счастья вам" подверглась гонениям. Как не опустить руки в такой ситуации?

— Ну, они и опускались очень часто, а потом поднимались. Если говорить серьезно, то мы ведь не одни запрещались режимом. Мы были первыми, поэтому сначала запрещали нас. Потом так же запрещали "Машину времени" и "Аквариум", потом "Воскресение", потом "ДДТ" и так далее… Но все-таки все каким-то образом выживали при том тюремном режиме и идеологии.

— Творчество — творчеством, но ведь музыканты живут за счет своей работы.

— Если вы говорите о заработке, то до 1974 года мы на музыке вообще не зарабатывали — мы были студентами, учились, а музыка была нашим хобби. Когда же мы начали профессионально работать, то получали минимальные государственные ставки.

За концерт нам платили по 5 рублей 50 копеек. Но при этом нас заставляли играть очень много концертов из-за бешеных прибылей, которые получала филармония. Именно тогда, когда мы начали протестовать против постоянных гастролей с тремя-четырьмя концертами в день, филармония выгнала нас на улицу, оставив у себя название "Цветы" и набрав других музыкантов

Но при всей этой тяжелой работе для того времени мы нормально зарабатывали. Получалось примерно до двадцати рублей в день.

— Могли тогда представить, что 50-летие "Цветов" будете отмечать в Кремле?

— Нет, не думал об этом. Ну а что Кремль? Это просто как шутка у нас, это не из разряда "наконец мы пришли в Кремль". Кремль для нас сегодня просто обычная концертная площадка, где уже выступали мировые звезды, такие как Стинг, Дэвид Боуи и другие.

— Такой личный вопрос. Вы из семьи влиятельного советского политика — Анастаса Ивановича Микояна. Родные не просили отказаться от всех этих экспериментов с западной музыкой?

— Нет, никто из моих родственников никогда не препятствовал мне в моих увлечениях.

— Болезненным ли было решение приостановить работу "Цветов" в пользу нового коллектива — "Парк Горького"?

— Я сделал группу "Парк Горького" на основе музыкантов "Цветов". Году в 1990-м мне показалось, что музыка "Цветов" перестает быть актуальной, так как новая попса заполонила эфиры. Тогда появились "Ласковый май", "Комбинация", "На-На" и другие, вспомнить их уже невозможно. Поэтому я решил остановить "Цветы" и начать заниматься "Парком Горького", который я создал специально на экспорт. Но, к сожалению, когда я сделал их популярными во всем мире и отправил на гастроли в Америку, они убежали и остались там. Только Коля Носков вернулся. Ну а группа фактически развалилась, хотя еще долго использовала придуманное мной и раскрученное название.

В 1999-м я опять восстановил "Цветы", которые буквально начали новую жизнь на новом витке. Мне кажется, все это нормальные метаморфозы, которые не только не болезненны для меня, но даже где-то интересны.

Валерий Диордица, Александр Грецинин, Юрий Вильнин, Стас Намин, Олег Предтеченский Центр Стаса Намина
Описание
Валерий Диордица, Александр Грецинин, Юрий Вильнин, Стас Намин, Олег Предтеченский
© Центр Стаса Намина
Жизнь ведь непредсказуема, и наблюдать за ней для меня удовольствие. Мне легко удается абстрагироваться от реальной ситуации и смотреть на все отстраненным взглядом

— В конце 1980-х вы запустили Центр Стаса Намина. Некоторые характеризуют его как "начало отечественного шоу-бизнеса". А как вы описали бы это пространство?

— Я думаю, что это было уникальное время, которое никогда больше не повторится. Наш центр появился на сломе двух эпох, и там, в Парке Горького, на территории Зеленого театра, рождалось новое искусство. Там собрались не только молодые запрещенные тогда музыканты, но и прогрессивные художники, фотографы, поэты и даже писатели. Какое-то время и Виктор Пелевин был там с нами. И там художник Александр Холоденко создал дизайн для его первой книги "Generation Р". Собственно, я и группу "Парк Горького" назвал по месту нашего тогда жительства, и только после того, как я создал их, начал приглашать в центр и другие группы. Интересно, что прошло уже больше тридцати лет, а все, кто тогда собрались и работали в центре, остались друзьями по сей день и с уважением и любовью вспоминают то уникальное романтическое время.

— Вы первым организовали в СССР настоящий рок-фестиваль. На равных с Bon Jovi, Оззи Осборном и Scorpions там выступала группа "Парк Горького". Как вы считаете, есть ли сегодня в России эстрадные исполнители и группы, которые могут быть востребованы за рубежом, составлять конкуренцию?

— На том фестивале выступала не только наша группа "Парк Горького", но и "Бригада С", и "Нюанс". И все они выступали на равных. И, кстати, "Бригада С" выступила намного лучше "Парка". К сожалению, я не мог включить в фестиваль больше групп из нашего центра, но, если бы там участвовал "Моральный кодекс", я уверен, что они были бы не менее успешны, чем "Бригада".

Сейчас тоже есть симпатичные группы, но сделать команду, которая будет действительно востребована на Западе и выдержит конкуренцию, — это специальная сложная продюсерская работа. У нас в стране и были, и есть отдельные очень хорошие музыканты, многие не хуже, чем на Западе. Но сделать команду, которая будет успешна в мире, — это намного больше, чем просто быть хорошими музыкантами. Это и стиль, и имидж, и репертуар на английском языке. И правильная безошибочная стратегия раскрутки

— В чем принципиальное отличие нашей эстрадной культуры от западной?

— Надо представлять себе, что в мире существуют национальные культурные традиции и интернациональные. То есть некоторые национальные культуры вдруг, по неизвестным причинам, стали интернациональными. Это случилось с английской и американской музыкой. А, к примеру, французская музыка или итальянская почему-то не стала интернациональной. Так же музыка, популярная в России, остается национальной и мало кого в мире интересует. Это связано не только с низким профессиональным уровнем и языком, но и со многими другими аспектами. Как бы там ни было, необязательно же, чтобы твою музыку любил весь мир, достаточно, чтобы ее любили в твоей стране.

— Если вернуться к юбиляру — "Цветам". Многие группы через время воссоединяются в коммерческих целях: поехать в ностальгический тур, заработать. У вас же в начале 2000-х был записан совсем новый по жанру альбом — этнический, да и гастролей больших не было. Почему решили собрать музыкантов снова?

— Я восстановил группу, потому что именно тогда создал театр и нужна была профессиональная команда для мюзикла "Волосы" и рок-оперы "Иисус Христос Суперзвезда". И первые десять лет "Цветы" работали в основном в театре, после концерта тридцатилетия не выходили особо на публику и не давали концертов. Только в свое сорокалетие, в 2009-м, мы решили начать активно работать, выступать и записываться. Записали на Abbey Road два альбома: "Назад в СССР" и "Распахни свое окно" и сыграли несколько больших концертов в "Крокус Сити Холле" и других залах: "Цветы 40", "Человек разумный", "Власть цветов". Все они есть в интернете. 

Юбилейный концерт "Цветы 40" в "Крокус Сити Холле" Центр Стаса Намина
Описание
Юбилейный концерт "Цветы 40" в "Крокус Сити Холле"
© Центр Стаса Намина
Я думаю, что состав "Цветов", который не изменился за последние двадцать лет, является самым сильным составом группы, который сегодня работает на высшем мировом уровне профессионализма. Это очевидно для всех, кто видел наши концерты живьем или в интернете

— Что услышим на юбилейном концерте?

— На концерте 19 ноября в Кремле мы, конечно, сыграем все наши известные хиты и лучшие из новых песен. У нас за полвека появилось около двадцати песен, которые по сей день знает наизусть и поет вся страна: "Звездочка моя ясная", "Честно говоря", "Колыбельная", "Старый рояль", "Рано прощаться", "Летний вечер", "Юрмала", "После дождя", "Богатырская сила", "Ностальгия по настоящему", "Мы желаем счастья вам" — это некоторые из них, а есть еще и современные, которые, может, не так популярны, но в концертах их тоже поет публика: "Распахни окно в любовь", "Свет и радость" и другие. Поэтому на концертах мы часто посередине песни останавливаемся, и публика поет вместо нас.

— У вас есть традиция звать бывших участников и друзей группы. Кого увидим на этот раз?

— К нам придут гости, наши друзья, великолепные музыканты: и те, кто в конце восьмидесятых "встал на ноги" в нашем центре, и наши друзья из Америки. И вообще концерт, как мне кажется, будет очень интересным, теплым и домашним, несмотря на пафос зала. Аранжировки будут легкие и даже камерные, а все песни — и старые, и новые — мы будем петь вместе со зрителями.

Беседовала Анастасия Силкина