Все новости

Даниил Самсонов: хотел доказать, что достоин тренироваться у Тутберидзе

Даниил Самсонов Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
Даниил Самсонов
© Сергей Бобылев/ТАСС

Финал юниорского Гран-при по фигурному катанию в Турине подарил миру новую звезду. 14-летний россиянин Даниил Самсонов в своем первом международном сезоне завоевал бронзовую медаль итогового турнира серии. Несмотря на юный возраст, фигурист показал уверенное катание. После соревнований Самсонов встретился с корреспондентом ТАСС и рассказал о первых шагах в фигурном катании, мечтах об олимпийском золоте, а также о том, почему в группе российского тренера Этери Тутберидзе не жалуют двойные прыжки.

— Первый сезон на международном уровне — и сразу же попадание в финал юниорского Гран-при, где вы стали третьим. Как ощущения от выступления на столь крупном турнире?

— Впечатления самые лучшие. Выступать при таких трибунах, при таком количестве зрителей — очень круто. Это достойно тех усилий, которые мы прикладываем всей командой. Всегда стараемся показывать максимум. Не привык еще к такой публике, так что да, немного переживал. Это большой опыт, который пригодится, чтобы в будущем не волноваться и спокойно делать свою работу.

— Этот результат даст вам дополнительную мотивацию работать над собой?

— Да, это мотивация работать усерднее, чтобы в следующем году приехать сюда уже не за бронзовой медалью, а за золотом.

— Какие цели вы ставите вместе со своей командой на этот сезон?

— Главное — показывать результат того, что мы нарабатываем в ходе тренировок, катать чисто программы. Это самый лучший результат для нас.

— А что касается результатов соревнований? Перед поездкой на турниры вы говорите о том, каких результатов хотели бы достичь?

— Думаю, это в основном у тренеров. Они решают между собой, что и как. У нас тоже есть небольшие планы, конечно. Хочется всегда занимать только высокие места. Но мы просто стараемся делать то, что мы умеем.

' Первый канал'

— Расскажите, с чего и когда у вас началось фигурное катание? И в какой момент вы поняли, что это ваше?

— Начал заниматься в три с половиной года. Но полноценное осознание себя в этом виде спорта пришло ко мне примерно лет в девять-десять, когда я перешел в группу к Этери Георгиевне. Уже тогда было понятно, что мне нравится этим заниматься. Потому что я пришел и хотел показать, что я не такой уж и слабый, что я достоин заниматься в этой группе. Старался показать свой максимум.

— А почему в итоге остановили свой выбор именно на этом виде спорта?

— Наверное, потому что мне понравилось ощущение, когда ты стоишь на коньках. Это очень круто, фигурное катание невероятно красиво. Я думаю, что это один из самых популярных на текущий момент видов спорта. И мы очень рады, что он популяризируется и с каждым годом становится все более и более интересен людям.

— Помните свой первый выход на лед? Какие у вас были ощущения? Некоторые фигуристы говорят, что они в свой первый раз падали, плакали, грызли лед.

— Я как-то сразу "покатился". Не знаю, как так получилось. Наверное, я тоже падал вначале, не очень хорошо стоял на ногах. Но при этом был очень уверен в себе, знал, что у меня все получится.

— Выходит, это призвание?

— Похоже на то.

— Как проходил отбор в группу Тутберидзе? Наверняка это довольно суровый кастинг.

— Я катался в "Москвиче" до перехода к Этери Георгиевне. Занимался у Александра Шубина. Тогда Даниил Маркович Глейхенгауз (хореограф группы Тутберидзе — прим. ТАСС) тоже работал в "Москвиче", ставил там программы. Потом он перешел к Этери Георгиевне, и мы пошли за ним.

Мы попросили, чтобы он узнал, могу ли я прийти на просмотр. Этери Георгиевна разрешила. Я тогда не умел прыгать тройные, дупель (двойной аксель — прим. ТАСС) тоже еле-еле получался. Я начал на тренировке прыгать двойные, но потом подъехал Даниил Маркович и сказал, что здесь двойные прыжки не делают — только тройные. После этого я начал пытаться и даже как-то "собрал" тройной флип.

— Лично я услышал про вас примерно года полтора назад. Говорили, в группе Этери Георгиевны появился мальчик, который умеет едва ли не все. Натан Чен, двукратный чемпион мира, рассказывал, что в юности технический набор, которым вы владеете, для него был пределом мечтаний. Скажите, в какой момент вы решились попробовать четверной прыжок и каковы были ощущения?

— Это было лет в 12–13. Наверное, во время выхода на этапы Кубка России, когда я отобрался на национальное первенство среди юниоров. В тот момент мы поняли, что на первенстве будут ребята, которые выступали на юниорском Гран-при, с более "тяжелым" контентом. Так что надо было учить сложные прыжки.

Тройной аксель я начал учить довольно давно. Это достаточно трудный прыжок. Что касается четверных, то мы начали с сальхова, тогда он еще не очень хорошо получался, довольно "сырой" был. Но потом, когда я отобрался на юниорское первенство России, тренеры предложили попробовать четверной лутц, по тройному было хорошо видно, что запас на четыре оборота у меня присутствовал, вышло достаточно неплохо. Недели две тренировали, и он в итоге получился, затем начали его закреплять. Выходит, к концу 2018 года начали учить, а в начале 2019-го на первенстве я уже вышел с четверным лутцем. Первые два старта было волнительно, переживал, что не получится показать хорошую попытку, но как-то убрал это волнение в сторону и попытался все сделать, как на тренировке.

— Это что касается прыжков. Но ведь скольжение и артистизм у вас тоже на очень высоком уровне. Благодаря чему вам удается держать баланс между техникой и компонентами?

— Надо стараться следить за всем, потому что вторая оценка тоже очень важна. К примеру, какие-то вращения можно сделать на четвертый уровень сложности, но получить за них 0 или +1 (по коэффициенту сложности GOE — прим. ТАСС), а можно на +4 или +5, и это добавляет балла два уже, которые могут сказаться на результате. Поэтому мы пытаемся работать над всем, стараемся не забывать про катание, про выразительность программ. Чтобы судьи понимали, что ты катаешь. Из этого и складываются хорошие баллы во второй оценке. Нужно соблюдать баланс и в технике, и в компонентах. 

— Вы еще довольно юны, но на публике и в общении держитесь очень серьезно, по-взрослому. Это ценное качество, присущее далеко не всем. Как вам это удается?

— Не считаю себя ребенком. Я участвую в серьезных соревнованиях столь высокого уровня и должен соответствовать. Когда публика меня поддерживает, показывает свою любовь, я плачу ей тем же.

— Когда вы начали осознавать себя в фигурном катании, каких результатов вам захотелось достичь?

— Первое ощущение — завоевывать золотые медали на всех стартах. Но потом я увидел, как Алина Загитова и Евгения Медведева старались, готовились к Олимпийским играм 2018 года в Южной Корее, понял, что они все это делали не зря, что это действительно очень круто — стать олимпийским чемпионом. Это очень большой опыт, энергозатратный. Подготовка, настрой на Игры — это все трудно, тяжко было девочкам. Но они справились очень хорошо.

— Обычно спортсмены с осторожностью говорят об олимпийском золоте. Но у вас такая мечта присутствует?

— Да, безусловно.

Беседовал Владислав Жуков