Все новости

Мужчины (с Марса) и женщины (с Венеры) "летят на Луну"

В Москве стартовал наземный космический эксперимент SIRIUS: трое мужчин и три женщины проведут в изоляции 17 суток
Участники наземного эксперимента SIRIUS-17 Международный проект "Sirius"
Участники наземного эксперимента SIRIUS-17
© Международный проект "Sirius"

17 суток, шесть человек и герметичное пространство. Все это — о наземном эксперименте SIRIUS-17, стартовавшем в Москве 7 ноября. Его проводит Институт медико-биологических проблем (ИМБП) РАН совместно с NASA. Название расшифровывается как Scientific International Research In Unique terrestrial Station ("Научное исследование в уникальном наземном комплексе"), а по сценарию участники "летят на Луну". Подобные эксперименты проходят еще с советских времен, и по словам ученых, в институте их было больше, чем где бы то ни было. Из последних — "Марс-500", продлившийся 520 дней, и "Луна-2015" с полностью женским экипажем. SIRIUS-17 уникален составом участников: мужчин и женщин в нем 50 на 50. 

Гендерный вопрос

"Долгое время мы летали на орбите Земли. Сейчас пришло время сделать следующий шаг: пора лететь на другие планеты, — говорит один из руководителей эксперимента, заведующий лабораторией социальной психологии ИМБП РАН, д.м.н. Владимир Гущин. — Но для этого нужны новые подходы: ведь там будет и другая техника". Любой полет в космос должен быть просчитан до мелочей: ошибка может стоить слишком дорого. Для этого и нужны наземные эксперименты. С помощью них ученые выясняют, какими должны быть пространство и экипаж, что будет происходить с людьми на борту, что будет для них важным. И один из ключевых вопросов здесь — гендерный.

В России есть женщины-космонавты, но более чем за полвека в космосе побывали всего четыре наши соотечественницы. И даже в наземных экспериментах в смешанных экипажах женщин было мало. "Была установка, что женщине все же сложнее. Возможно, это так. Возможно, в первом межпланетном полете будет мужской экипаж, — объясняет Владимир Гущин. — Но если мы сделаем поселение на другой планете, то женщины обязательно там будут". SIRIUS-17 покажет, кто при равном гендерном составе будет больше подвержен стрессу.      

Среди участников только один космонавт-испытатель, правда ни разу не летавший в космос. Это Анна Кикина. Остальные — ученые и инженеры. Одна из "подопытных", Елена Лучицкая, была на "Луне-2015". А командир экипажа Марк Серов — муж Елены Серовой, четвертой и пока последней нашей соотечественницы, выходившей в космос. В каком-то смысле космос их и свел: они познакомились в Ракетно-космической корпорации "Энергия", где оба работали. "Скоро у нас будут летать не профессиональные космонавты, а просто люди разных специальностей, допущенные к космической работе", — уверен Марк. Он считает, что это дело ближайшего будущего.

"Работа такая — не уставать"

Гермокамеру, в которой будут жить "подопытные", сравнивают с шахтой или подводной лодкой. Здесь есть кухня, туалет, ванная и личные спальни размером с кладовку. А еще две комнаты примерно по 60 квадратных метров: одна — рабочая, другая — для отдыха. Здесь можно будет смотреть телевизор, и участники сами выбирают фильмы "в заключении". В основном — про космос.  

"Ничего неземного их не ждет, — говорит один из руководителей эксперимента Владимир Гущин. — Еда обычная, но "космическая" в плане соотношения белков-жиров-углеводов". Участники эксперимента каждый день будут выполнять различные задания — как интеллектуальные (в основном на память), так и физические. Эти занятия начались еще до старта. Например, физическую форму проверяли с помощью "бегущей дорожки" — именно бегущей, а не беговой. На ней люди "ходят" в положении лежа — точно такая же есть на МКС. В "бункере" ее не будет. Но когда "подопытные" выйдут, их протестируют вновь — и станет ясно, как изоляция повлияла на организм. Как говорит Гущин, во время подготовки у участников нагрузка даже больше, чем будет в ходе эксперимента. Марк Серов, например, только что полчаса шел по "бегущей дорожке". "Устали?" — "Нет. Работа такая — не уставать".

Марк Серов во время "пробежки" Сергей Савостьянов/ТАСС
Марк Серов во время "пробежки"
© Сергей Савостьянов/ТАСС

Ученые предполагают, что уставать "подопытные" все-таки будут. От обстановки: "на борту" все вокруг искусственное, одинаковая температура, одинаковая влажность. Для моральной поддержки в гермокамеру поставят оранжерею. Такая была на "Марсе-500", и участники попросили, чтобы в ней росли крупные красные цветы. "Растения — это нечто живое, о чем ты заботишься, — объясняет Гущин. — Однажды космонавта на МКС попросили прислать образцы выращенного. Он вырезал маленькие-маленькие треугольники из больших листьев. Его спросили: "Почему ты просто не отрезал ветку? И нам больше материала, и тебе удобнее". А он говорит: "Как вы могли подумать, что я буду убивать живое?".

Гущин считает, что самым сложным испытанием будет финал: 38 часов без сна. Это имитация того, что приходится переживать космонавтам МКС. "У них стыковки и выходы в открытый космос по ночам, по астрономическим особенностям орбиты, — объясняет ученый. — Космонавтам дают выспаться, они ночью стыкуются, разгружают корабль, а потом — 36 часов отдыха". Как это пережить, "подопытные" будут обсуждать уже "на борту": групповая дискуссия — одно из заданий эксперимента. 

"Это жизнь, это не совсем эксперимент"

Главное, что интересует ученых, — это как будут взаимодействовать мужчины и женщины. "Я не жду ничего сверхъестественного. Ведь это постоянно происходит в обычной жизни", — говорит одна из участниц Наталья Лысова. Но практика показывает: общаться с людьми сложнее, чем даже с самой сложной техникой.

Марк Серов и Наталья Лысова Сергей Савостьянов/ТАСС
Марк Серов и Наталья Лысова
© Сергей Савостьянов/ТАСС

На "Луне-2015" участницам удалось не разругаться. А вот на эксперименте SFINCSS 1999 года скандалы были. Тогда в изоляции в разных отсеках жили несколько многонациональных экипажей. Сначала кто-то из россиян поцеловал канадку, и та назвала это сексуальным домогательством. Потом двое мужчин подрались. Наконец, одна группа участников перекрыла другой доступ к душу. "Вам смешно, а им смешно не было! Мы потом присылали туда группу переговорщиков: как будто прилетела экспедиция посещения, так бывает в реальном полете, — рассказывает Владимир Гущин. — В итоге доступ к душу вернули, но отношения восстановить не удалось. Это жизнь, это не совсем эксперимент". Напоминает описание реалити-шоу. Видеокамеры, кстати, в "бункере" тоже есть. Правда, без микрофонов: биомедицинская этика позволяет наблюдать, но не подслушивать.

"Человек бывает в плохом настроении, бывает агрессивен, — говорит Владимир Гущин. — В обычной жизни если человек тебе надоел, ты пошел в другую комнату. А тут выйти некуда". Но пока участники эксперимента уверены, что "выходить" не захочется, а если и захочется, то хватит спальни. "Наш экипаж настолько хорош, что я готов с ними хоть завтра на Луну лететь", — говорит Марк Серов. 

Бэлла Волкова, Ольга Махмутова