Все новости

Владимир Юровский: то, что у Госоркестра до сих пор нет своей базы, - несерьезно

Художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра России рассказал о выборе редких программ для концертов и новой должности, которая должна появиться в оркестре
Владимир Юровский ИТАР-ТАСС/Вячеслав Прокофьев
Владимир Юровский
© ИТАР-ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Редко исполняемый аллегорический балет Стравинского "Поцелуй феи" прозвучит в Светлановском зале Московского международного Дома музыки 29 марта в исполнении Государственного академического симфонического оркестра (ГАСО) имени Светланова. Кроме того, Алена Баева в сопровождении ГАСО исполнит Концерт для скрипки с оркестром Чайковского.

Владимир Юровский, один из главных интерпретаторов современной музыки, в октябре отметит пятилетие в качестве художественного руководителя коллектива. Накануне концерта он рассказал в интервью ТАСС о сотрудничестве с ГАСО, выборе редких программ для концертов и новой должности, которая должна появиться в оркестре.

- Изначально на концерте в Доме музыки была заявлена другая программа, на мой взгляд, куда более интересная. Что случилось?

- Да, изначально там должна была быть программа к юбилейной дате Мусоргского, и я согласился. Была идея сыграть его неоконченную оперу "Женитьба" и дополнить ее чем-то еще в менее известных оркестровках. Но в связи с моей занятостью на Зальцбургском фестивале, где я сейчас нахожусь, я не попадаю в Москву вплоть до 28 марта. Поэтому репетировать такую программу у меня самого времени нет, а перепоручать ассистентам я не хочу. Я был готов отдать этот концерт кому-либо другому, но Дом музыки настаивал, и тогда я предложил повторить что-то из уже игранного и добавить какое-то известное сочинение. Им стал скрипичный концерт Чайковского, который мы будем репетировать сразу, как только я приеду в Москву.

- А раньше вы славились тем, что не включали в программу концертов популярные сочинения.

- Я просто меньше концертов давал в Москве и, конечно, избегал слишком известных сочинений. Но так как сейчас я играю концерты в Москве с определенной степенью регулярности, то совсем их избежать невозможно. К тому же иногда хочется и известное сочинение сделать как-то по-настоящему, скажем так. Вложить в него время, силы, порепетировать как следует. Музыка ведь замечательная. Обычно такого рода сочинения, как Первый фортепианный или Скрипичный концерт Чайковского, если и репетируются, то только в день концерта, и их просто проигрывают. А я так работать не люблю и не умею. Например, в прошлом году мы играли фортепианный концерт Чайковского с Дмитрием Маслеевым в Филармонии-2, и мы очень много в него вложили. Репетиция длилась три часа, и практически все это время мы репетировали этот концерт. Здесь же у нас даже две репетиции на концерт Чайковского. Так что мое желание или не желание не имеет к этому никакого отношения, скорее это излишний пиетет.

- В афише также был заявлен ваш концерт в Москве в день рождения, 4 апреля. Теперь из расписания он пропал.

- Это не наша вина. Концерт должен был быть приурочен к 125-летию Прокофьева. Мы специально составили программу: Прокофьев-старший, одно сочинение Прокофьева-внука, Габриэля. Это очень красиво и звучало, и выглядело. Но в результате у компании, которая организовывала наш концерт, кончились деньги, другие организаторы не нашлись, и контракт отменился. Часть программы мы все равно сыграем: 6 апреля, в МГУ имени Ломоносова. С университетом нас связывает давняя дружба, и они готовы принять от нас любое сочинение. Так что мы сыграем Третью симфонию Прокофьева и премьеру его "Наваждения" в оркестровке Геннадия Гладкова.

- Немного обидно, что мировая премьера "Наваждения" в оркестровке Гладкова пройдет не на исконно музыкальной сцене…  

- А что делать. Можно было бы подождать до осени, но мне не хотелось огорчать Геннадия Игоревича, он этой премьеры очень ждет – а так ждать пришлось бы еще полгода. А других концертов, куда можно было бы взять "Наваждение", в ближайшее время не предвидится.

- Несколько лет назад в Московской филармонии у вас появился свой цикл просветительских концертов "Владимир Юровский дирижирует и рассказывает". Будет ли продолжение в этом году?

- Да, будут три концерта в июне. Тема в этом году у всех одна - Шекспир. В один вечер мы представим мировую премьеру оперы Сергея Слонимского "Король Лир". Во второй - театральные сочинения Прокофьева и Шостаковича, продолжение того, что мы делали в первый год. Там будет музыка Шостаковича к спектаклю "Гамлет" Театра имени Вахтангова и музыка Прокофьева к спектаклю Таирова "Египетские ночи". Третий вечер мы решили посвятить киномузыке Шостаковича, все-таки в этом году 110 лет с его дня рождения. Сперва мы думали показать фильм "Король Лир" с живым оркестром, но в итоге выбрали картину Григория Козинцева и Леонида Трауберга "Новый Вавилон" 1929 года, к которому молодой Шостакович написал партитуру. Мы хотим показать весь фильм с живой музыкой.

- Осенью ГАСО будет праздновать сразу две даты: 80 лет со дня основания оркестра и 5 лет, как вы являетесь его художественным руководителем. Вы довольны этим пятилетием?

- Моя работа с оркестром меня очень радует, мне нравится, как работает коллектив, и у меня очень хорошие отношения с музыкантами, и творческие, и личные. Но что очень сильно огорчает, что спустя эти пяти лет у оркестра так и нет собственной базы. В конце января, пока я был в Москве, мы еще раз написали письмо в министерство культуры с просьбой посодействовать оркестру в нахождении постоянного жилья. Ответ пока не последовал.

Это абсурд, что один из главных государственных оркестров страны по статусу не имеет своей базы. Да, у нас есть помещение в Московском институте стали и сплавов, но там мы в гостях, а это несерьезно для такого оркестра. Недавно мы получили деньги на наш проект "композитор в резиденции": нам были добавлены средства, которые мы просили на пропаганду современной отечественной музыки. Но история с базой оркестра куда серьезнее. Когда он был основан в 1936 году, то база была в Московской консерватории. По самым разным причинам, после ухода из оркестра Евгения Федоровича Светланова в 2000 году, оркестр в консерватории больше не живет. Нам дают возможность там репетировать, у нас прекрасные отношения и с консерваторией, и с ректором Александром Соколовым. Но это не дом. А нам нужно хранить инструменты, постоянно проводить наши репетиции в одном и том же месте, и желательно, чтобы оттуда не нужно было добираться в зал за тридевять земель. Для публики жизнь оркестра выглядит так, как будто он раз в неделю-две появляется на сцене во фраках. Но оркестр ведет повседневную жизнь, ее нам вести негде. Это меня страшно угнетает. Я хочу попытаться обратиться в мэрию, может быть, там нам смогут помочь. Так что, с одной стороны, все замечательно, а с другой - есть проблема, которая с каждым днем становится все более насущной, и решения пока нет.

- А ведь у коллектива нет и главного дирижера?

- Главным дирижером все равно по совместительству как бы являюсь я. Но у меня очень ограниченные возможности присутствия в Москве. При том, что я как мог раздвигал свой график, в 2017 году меня в Москве будет гораздо меньше. Поэтому мы хотим ввести в оркестре позицию главного приглашенного дирижера. Это будет гость, с которым оркестр любит работать, который имеет определенное реноме в России и в мире и который будет проводить с оркестром определенное количество программ в год.  

Беседовала Виктория Иванова