Все новости

Возвращению сирийских беженцев из Ливана на родину нет альтернативы

Ухудшение экономической ситуации в Ливане сказалось на социальном положении беженцев, сообщил староста лагеря Абдалла бен Юсеф

ЭРСАЛЬ /Ливан/, 9 января. /Корр. ТАСС Дмитрий Зеленин/. Серые палатки беженцев попадаются на каждом углу в пограничном Эрсале, расположенном на горном плато в 30 км от развалин древнего Баальбека. Чтобы добраться туда, корреспонденту ТАСС потребовалось пересечь перевал Дахр-эль-Бейдар и большую часть долины Бекаа на востоке Ливана. После армейского блокпоста на въезде по узким улочкам дорога привела в центр Эрсаля к зданию беладии (городской управы), где состоялась встреча с мэром Басилем аль-Ходжейри.

"Сирийцы буквально заполонили Эрсаль после начала внутреннего конфликта, они бежали сюда из Каламуна, - рассказал мэр в интервью ТАСС. - Наш городок служил перевалочной базой для беженцев: часть из них осела, другие переместились постепенно отсюда по всему Ливану". По словам аль-Ходжейри, сейчас в Эрсале и его окрестностях сосредоточено 175 лагерей, в которых проживают порядка 100 тыс. человек, при этом число коренных жителей не превышает 30 тыс.

"Городская инфраструктура, конечно, не была готова к размещению такого большого числа людей, - отметил мэр. - Проблемы возникли сразу с водой, с электричеством, с медобслуживанием и школьным образованием".

По свидетельству аль-Ходжейри, ситуация стабилизировалась после того, как ливанская армия восстановила контроль над границей с Сирией и зачистила все горные ущелья в местности Джуруд-Эрсаль. В результате к августу 2017 года при содействии бойцов шиитской "Хезболлах", сражающихся в Сирии на стороне правительственной армии, был положен конец присутствию здесь вооруженных группировок.

"Однако проблема беженцев остается не решенной, условия для их постепенного возвращения на родину, к сожалению, до сих пор не созданы, и прежде всего из-за тяжелого экономического положения в самой Сирии", - подчеркнул мэр. Поэтому, по его словам, Эрсаль продолжает жить в экстремальной ситуации, учитывая, что население в лагерях увеличивается с каждым годом.

Шавиш отвечает за лагерь

Как сообщил аль-Ходжейри, все возникающие трудности, связанные с проживанием беженцев и их повседневными нуждами, он решает, связываясь со старостами лагерей, - шавишами. Ливанские власти могут потребовать выдачи любого сирийца, нарушившего закон.

Мэр признал, что существующее положение не устраивает ни ливанцев, ни сирийцев. "Беженцы, которые живут в тяжелых условиях, создают конкуренцию местной рабочей силе, они готовы трудиться за любую плату, - сказал он. - Сирийцы открыли в Эрсале магазины, ремонтные мастерские, салоны сотовой связи, парикмахерские".

Что касается лагерей, то они возникли стихийно, большей частью на арендованной у частных лиц земле. "Понятно, что лагеря создавались как временные пристанища, но уже прошло почти 10 лет, и их существование, помимо всего прочего, создало серьезные экологические проблемы", - отметил аль-Ходжейри.

По его словам, практически все беженцы в Эрсале зарегистрированы в региональном филиале Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в городе Захле, однако сирийцы часто жалуются, что гуманитарная помощь не доходит до всех. Этот факт подтвердили сами беженцы, с которыми побеседовал корреспондент ТАСС. Так, шавиш Абу Шариф рассказал, что сейчас в его лагерь в разгар зимнего сезона не поступает мазут, необходимый для печек, отапливающих помещения. "Нет также детского питания и молока, живем за счет прежних запасов", - отметил он.

По словам сирийца, благотворители примерно раз в два-три месяца доставляют беженцам продовольственный паек: он включает по 1 кг риса, чечевицы, пшена, сахара, два литра растительного масла, чай и канистру мазута. "Это мизер для семей беженцев, которые состоят из пяти-шести человек", - резюмировал он.

Сирийцы в Бекаа

На пути в Эрсаль в районе Дельхамии в самом центре долины Бекаа расположен еще один лагерь. Его шавиш Абдалла бен Юсеф рассказал, что ухудшение экономической ситуации в Ливане сказалось на социальном положении беженцев. "Раньше мужчины были заняты здесь в строительстве и секторе обслуживания, а женщины и дети - на сезонных работах на фермах и плантациях, - отметил он. - Жили неплохо, обзавелись мотоциклами и машинами, электрогенераторами, в лагере появились магазины и гаражи".

Сейчас, по словам бен Юсефа, ситуация иная: с каждым месяцем условия существования ухудшаются, запасы заканчиваются, а работы больше нет из-за кризиса и локдаунов, вызванных пандемией коронавируса.

Беженец Али Идрис в свою очередь указал, что материальная помощь от УВКБ в размере 450 тыс. ливанских фунтов была раньше неплохим подспорьем. "Но сейчас из-за финансового коллапса эта сумма соответствует не $300, а всего $50", - посетовал он. Идрис подрабатывает в автомобильной мастерской. Как и другие беженцы, он с тревогой ждет наступления сезона дождей, что вызовет резкое похолодание и наводнение. "Все дороги размоет, тут же кругом глина, ни проедешь, ни пройдешь, наступит настоящее бедствие", - указывает беженец.

Старожил здешних мест Хамза Саад, в двух шагах от дома которого расположен лагерь, рассказал, что сирийцы до войны каждый год приходили на заработки в Бекаа. "Мы знаем многих из них еще подростками, по именам, они работали на наших полях, - отметил он. - Сейчас сирийцы обосновались здесь, по-видимому, надолго".

Национальное примирение

Как подчеркнул мэр Эрсаля, разногласия между ливанскими политиками в подходах к проблеме присутствия на территории страны 1,5 млн сирийцев не способствуют ее решению. По его словам, Ливан не пошел по пути Турции и Иордании, где беженцы проживают компактно в одной резервации. "Альтернативы возвращению сирийцев на родину нет, этого желают более 90% беженцев, но многие из них до сих пор колеблются, - свидетельствовал аль-Ходжейри. - Порой нет согласия по этому вопросу даже в одной семье, между отцом и сыновьями".

Согласно прогнозу мэра, в случае открытия границы с Сирией туда направятся не более 10% беженцев. "Люди хотят сначала убедиться, что ничего не будет угрожать их семьям в случае возвращения", - сказал он.

Со своей стороны шавиш Абу Шериф заявил, что у него нет проблем с сирийским государством. "Но у меня могут возникнуть сложности с моими соседями, которые считают меня сторонником террористов из-за того, что я уехал из Сирии, - разоткровенничался шавиш. - Я уверен, что, если в нашей стране будет достигнуто подлинное национальное примирение, никто из нас не останется здесь, все уедут".