Все новости
Месть ископаемого топлива:
Месть ископаемого топлива:
Месть ископаемого топлива:
Месть ископаемого топлива:
Месть ископаемого топлива:
Энергетический кризис в Европе

Месть ископаемого топлива: мир пробует отказаться от угля, но не может

© Oriental Image via Reuters Connect
Осенью 2021 года глобальная потребность в традиционных источниках энергии бьет рекорды, ставя под сомнение планы перехода к "зеленой" экономике

За две недели до конференции ООН по изменению климата (COP26) в Глазго уголь, природное ископаемое, более других содействующее глобальному потеплению, — на первых полосах новостей. Быстро восстанавливающиеся экономики Китая и Индии испытывают острую потребность в этом топливе, от которого, согласно взятым на себя обязательствам, им же надлежит отказаться в первую очередь. События развиваются стремительно: в сентябре председатель КНР Си Цзиньпин дал обещание прекратить инвестиции в угольные проекты за рубежом, а уже в октябре китайские власти распорядились увеличить добычу на  своих шахтах Внутренней Монголии. Наращивает добычу и Индия. К углю возвращаются не только в Азии: АЭС на нем вновь запустила Великобритания, собирающаяся избавиться от углеводородного топлива к 2035 году, а непосредственно от угля... всего через три года. 

Дезактивированный уголь?

Повысившийся интерес мировой экономики к традиционным энергоносителям имеет несколько причин, сошедшихся вместе осенью 2021 года. Одна из них — опасная неустойчивость новых "зеленых" технологий, чрезвычайно зависимых от непостоянства погоды. Летние месяцы этого года выдались скупыми на энергию ветра и солнца, запастись которой в должных количествах оказалось невозможно. Возникший дефицит развитым странам приходится компенсировать путем закупки углеводородов.

Другая причина не лежит на поверхности, зато тесно связана со стрессовым воздействием пандемии. Опасение заразиться в общественном транспорте делает отчетливыми очертания локального автомобильного бума. Социологи фиксируют рост массового спроса на индивидуальные средства передвижения, позволяющие изолироваться от СOVID-19. Увеличение числа автомобилей на дорогах обречено повысить потребность в бензине, поскольку доля электромобилей на рынке все еще невелика. 

Но основной причиной роста ставок на углеводородном рынке стало более стремительное, чем прогнозировалось, восстановление мировой экономики. Начавшийся в Китае еще в прошлом году подъем в первые месяцы 2021-го охватил большую часть Тихоокеанского региона. Изменения к лучшему в Европе начались позже. И именно по этой причине Старый Свет, не подстраховавший себя долгосрочными контрактами, столкнулся с нехваткой газа, отправившегося вместо него потребителям в Азии.

Климат недовольства

Возвращение углеводородов, включая уголь, ставит в тупик движение по борьбе с изменением климата, подрывая предложенную им картину будущего. Одно из ее оснований —  быстрое сосредоточение всех возможных ресурсов на развитии возобновляемых источников энергии. Сообразуясь с этой целью, европейский план восстановления экономики ставит предприятия Старого Света перед фактом: на денежные субсидии могут рассчитывать те из них, которые обеспечат соответствие производства экологическим стандартам. Обратная сторона этой стратегии не столь привлекательна: вывод средств из добычи традиционных энергоносителей. И рискованна, ведь, как показывает конъюнктура рынка, избавиться от потребности в них в одночасье человечеству не по силам.

"Прирост запасов нефти и газа в последние годы находится на исторических минимумах, и определенный дефицит ресурсов просматривается уже сейчас. <...> Мир рискует столкнуться с острым дефицитом нефти и газа", — заявил в июне на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме директор "Роснефти" Игорь Сечин. "Я чрезвычайно озабочен тем, что потребность в углеводородах снижается не такими темпами, какими инвестиции в их добычу", — размышляет на ту же тему Джейсон Бэрдофф, занимавшийся энергетическими вопросами в администрации Барака Обамы, Подсчитано: для поддержания уровня добычи нефти, существовавшего в 2020 году, в ближайшие 20 лет понадобится $17 трлн инвестиций. Привлечению этих средств препятствует позиция Международного энергетического агентства, призывающего к отказу от вложений в углеводородное топливо. И точка зрения таких стран, как Франция и Дания, официально запретивших разведку новых месторождений нефти и газа. 

На кратком временном отрезке углеводороды все же побеждают страх перед изменением климата. Осенью 2021 года США призвали ОПЕК увеличить добычу нефти, а Международное энергетическое агентство попросило Россию нарастить поставки газа. Однако с полученным результатом никто на Западе не готов согласиться: от 2022 года ожидают рекордных за всю историю выбросов вредных веществ в атмосферу.

Одним жарко, другим холодно

Резкие перемены на мировом энергетическом рынке направляют сигнал одновременно двум противоборствующим лагерям: и "зеленым" сторонникам перехода к новой экономике в сжатые сроки, и их противникам — консервативно настроенным жителям глубинки, каждодневно нуждающимся в автомобилях. Первыми отреагировали "зеленые": в Германии они выставили угольщикам живой заслон, протестуя против временного расширения шахт в связи с нехваткой энергоносителей. В земле Северный Рейн — Вестфалия акция природозащитников приобрела все черты перформанса: препятствуя шахтерам, "зеленые" приковали себя за руки к экскаваторам. Возобновление работ потребовало вмешательства правоохранителей. Парадоксально, что государство и "зеленые" оказываются по разные стороны баррикад, притом что экологические планы Берлина одни из самых кардинальных в Европе. Полностью отказаться от углеводородов ФРГ рассчитывает к 2045 году, а от угля — уже к 2038-му.

Во Франции выход из положения ищут в стимулировании атомной энергетики. 12 октября президент Макрон, представляя финансовый план на ближайшее десятилетие, предложил инвестировать €1 млрд в новый тип АЭС меньшей мощности и выразил надежду: его страна сможет разработать инновационную технологию утилизации ядерных отходов. Именно во Франции изменчивость цен на энергоносители считается особенно чувствительной проблемой. Ведь в 2018 году вдохновленные экологической повесткой власти Пятой республики попробовали ввести "зеленый" налог на бензин, а вызвали к жизни только протестную волну "желтых жилетов". В Париже всерьез опасаются возвращения этого движения, особенно если нынешний энергетический кризис — это действительно надолго.

Протест "желтых жилетов" во Франции, 23 февраля 2019 года Дмитрий Орлов/ТАСС
Описание
Протест "желтых жилетов" во Франции, 23 февраля 2019 года
© Дмитрий Орлов/ТАСС

Неожиданный рост цен на энергоносители способен повлиять на колеблющихся избирателей. Подобно тому, как экстремально жаркое лето 2019 года качнуло симпатии западного мира в сторону "зеленых", холодная (или просто не обеспеченная топливом) зима может лишить их инициативы поддержки и таким образом изменить темпы "зеленого" перехода, возможную цену которого еще никто в США и в Европе не успел ощутить на себе.

На таком фоне подготовка к конференции в Глазго (пройдет с 31 октября по 1 ноября) напоминает игру нервов. В сентябре генсек ООН Антониу Гутерриш объявил, что без срочного перевода мировой экономики на "зеленые" рельсы человечеству грозит планетарное бедствие: "Мир движется к катастрофе — потеплению на 2,7 градуса вместо 1,5 градуса <...> Наука говорит, что любое потепление выше 1,5 градуса станет катастрофой. Для того чтобы ограничить повышение температуры на 1,5 градуса, нам необходимо на 45% сократить выбросы к 2030 году, тогда получится достичь углеродной нейтральности к середине столетия", — утверждает международный чиновник. 

К углеродной нейтральности для всех стран "Большой двадцатки", включая Россию, к 2050 году призвал профильный комитет Европарламента, подготовивший собственное постановление к конференции в Глазго. Цели, утвержденные на Парижской климатической конференции 2015 года, народные избранники признали недостаточно амбициозными и попросили пересмотреть в сторону повышения. И все же, как согласовать новые ориентиры с отлаженной и преемственной работой экономики, из их обращения остается неясным.

Игорь Гашков