Все новости

Палестина: 10 лет после смерти Арафата

Кем был Ясир Арафат для палестинцев и что изменилось в их жизни после его смерти - в фотогалерее ТАСС

МОСКВА, 11 ноября. /ТАСС, Марианна Беленькая/. 10 лет назад Палестина и весь арабский мир прощались с Ясиром Арафатом. Похороны в прямом эфире спутниковых телеканалов, гроб, плывущий над толпой, - шоу, которым мог бы гордиться сам Арафат. С таким же масштабом его встречали в 1994 году, когда он вернулся в сектор Газа в качестве главы Палестинской национальной администрации после многолетней борьбы.

Это шоу продолжается и после его смерти.

В 2004 году было невозможно представить, какой будет Палестина после кончины Арафата, ведь 40 лет слова "Палестина" и "Арафат" были синонимами.  Его обожали так же истово, как и ненавидели. Одни считают его отцом нации, благодаря которому Палестина обрела черты государственности, другие называют проклятьем палестинского народа, разрушителем, а не созидателем. И то и другое - правда. Бесконечная борьба, террор, коррупция - это все неразрывно связано с Арафатом, но именно он первым добился статуса наблюдателя для Организации освобождения Палестины (ООП) в ООН, превратив ее из террористической структуры в равноправного игрока на международной арене, и именно он подписал мирные соглашения с Израилем, положив начало государственности Палестины. Однако он не смог, а может быть, и не захотел довести мирный процесс до конца.

Арафата часто обвиняют в том, что он не подписал мирные соглашения в Кэмп-Дэвиде в 2000 году и не согласился на условия, предлагаемые тогдашним премьер-министром Израиля Эхудом Бараком. Однако Арафат не мог отказаться от права палестинских беженцев на возвращение и от мечты назвать Восточный Иерусалим столицей Палестины. Иначе он бы не был Арафатом. И он снова предпочел борьбу, не задумываясь о ее цене.

Саммит в Кэмп-Дэвиде

Первоначально премьер-министр Израиля Эхуд Барак согласился на переговоры с главой Палестинской национальной администрации Ясиром Арафатом, при условии что Иерусалим останется неделимой столицей Израиля, а решение проблемы палестинских беженцев будет происходить за пределами суверенных границ еврейского государства. Однако позднее он согласился на передачу некоторых районов Восточного Иерусалима под юрисдикцию палестинцев. Что касается беженцев, то Израиль был готов принять небольшую часть из них по программе воссоединения семей и обсудить компенсации для остальных при условии создания международного фонда, однако отказывался взять на себя ответственность за проблему беженцев. Это не устраивало палестинцев. Они требовали безусловного признания права всех беженцев на возвращение на территорию Израиля и полного суверенитета над Восточным Иерусалимом, включая территорию Старого города. До сих пор обе стороны обвиняют друг друга в провале саммита, но его главной проблемой оставалась его организация. США заставили Барака и Арафата вести переговоры, не добившись предварительного согласования позиций.

Продолжение

Провал Кэмп-Дэвида привел к "интифаде Аль-Аксы". Формальным поводом стал визит одного из известных израильских политиков Ариэля Шарона на Храмовую гору. С его стороны это была очевидная провокация, и она стала именно тем поводом, которого ждали палестинцы, чтобы начать активные действия против Израиля. В результате с сентября 2000 года по январь 2005 года, по данным израильской правозащитной организации "Бецалем", погибли свыше 3 тыс. палестинцев и около 1 тыс. израильтян.  Для Израиля Арафат перестал существовать как партнер по переговорам, но без него ни о каких соглашениях речи быть не могло. Попытки международных посредников возобновить диалог между палестинцами и израильтянами заканчивались провалом. Смерть Арафата разблокировала переговорный процесс, но его преемник Махмуд Аббас так и не смог добиться успеха.

Палестина после Арафата

Палестинское политическое поле всегда было раздроблено, но все же фигура Арафата объединяла "палестинскую улицу". Даже его противники из ХАМАС признавали Арафата символом палестинского народа, и это еще больше стало ощущаться после его смерти, когда все противоречия ушли на второй план.

Портрет Арафата в секторе Газа EPA/ALI ALI
Описание
Портрет Арафата в секторе Газа
© EPA/ALI ALI

 "Смерть Арафата - это потеря лидера-символа, приверженного делу палестинцев, и это неважно, согласны мы с ним или нет", - так спустя несколько лет после смерти Арафата сказал о нем один из спикеров ХАМАС Фаузи Бархум.

Согласно опросу, проведенному в октябре 2014 года Палестинским центром общественного мнения, 74,1% палестинцев не хватает Арафата. И мало кто вспоминает, что менее чем за полгода до его кончины, в июне 2004-го, опрос палестинской организации Jerusalem Media and Communication Center показал: Арафату доверяет всего 23,6% населения Западного береги реки Иордан и сектора Газа. Впрочем, его будущий преемник Махмуд Аббас получил в том опросе только 1%, а рейтинг исламистов не превышал 3% голосов. Спустя 10 лет, в октябре 2014 года, рейтинг Аббаса практически сравнялся с рейтингом Арафата -  23,3%. Но, для сравнения, рейтинг ХАМАС вырос за 10 лет до 25,7%, а "за" лидера ХАМАС в секторе Газа Исмаила Ханию сейчас высказались 17% опрошенных. 

Махмуд Аббас, технократ, а не боец, допустил появление сильного соперника, проиграл парламентские выборы ХАМАС и потерял сектор Газа. При Арафате - и в этом единодушны все эксперты - раскол между Западным берегом и сектором Газа был невозможен, какими бы ни были напряженными отношения между ФАТХ и ХАМАС.

Биография Махмуда Аббаса

Парадокс, но настоящим преемником Арафата в его борьбе с Израилем, в его нежелании идти на уступки стало именно движение ХАМАС. Однако представляющие его исламисты не смогли стать лидерами для большинства палестинцев.

На выяснение отношений между двумя ведущими палестинскими силами ушли практически все 10 лет, прошедшие после смерти Арафата. За это время здешняя политическая игра усложнилась: не Израиль vs Палестина, а треугольник Израиль - ХАМАС - ФАТХ при периодическом вмешательстве внешних сил.

Еще одно резкое изменение в региональной ситуации произошло три года назад, после начала "арабской весны". При жизни Арафата и в первые годы после его смерти палестинская проблема была единственной по-настоящему болезненной в арабском мире. Арафат не пользовался любовью своих коллег - монархов и президентов братских стран, но "страдания палестинского народа и борьба с израильской агрессией" были отличным полем для пиара любого арабского лидера.

Сегодня арабским политикам практически нет дела до Палестины. Безусловно, она остается в топах новостей, но акценты сместились. Выжить в хаосе революций, террора и гражданских войн пытаются и арабская политическая элита, и "арабская улица", которую всегда так удачно на протяжении десятилетий удавалось отвлекать от внутренних проблем их стран демонстрациями в защиту прав палестинцев.

Махмуд Аббас произносит речь на фоне портрета Ясира Арафата, 11 ноября 2014 года ТАСС/EPA/ATEF SAFADI
Описание
Махмуд Аббас произносит речь на фоне портрета Ясира Арафата, 11 ноября 2014 года
© ТАСС/EPA/ATEF SAFADI

Неожиданно палестинцы оказались предоставлены сами себе. Возможно, это то, что было им необходимо несколько лет назад, чтобы наконец напрямую решить все проблемы с Израилем, без подстрекательств и давлений. Но сегодня уже не получится, так как внутренние противоречия слишком захлестнули палестинцев. Израиль никогда не пойдет ни на какие соглашения, когда с противоположной стороны нет единого переговорщика, готового отвечать за свои слова. И тем более в ближайшей перспективе невозможны переговоры с любым палестинским правительством, основную роль в котором будет играть ХАМАС.

Время поджимает Махмуда Аббаса, который принимал непосредственное участие в разработке первых мирных соглашений с Израилем, соглашений, за которые Нобелевскую премию мира получил Арафат. Аббас не стал символом нации, он не смог объединить палестинцев, но он добился признания статуса Палестины как государства-наблюдателя в ООН, что, по сути, означает фактическое признание независимости Палестины, и он намерен получить полноценное членство для палестинцев в этой международной организации. Сделать то, что не смог Арафат. И для этого у него есть необходимая международная поддержка, западный мир принимает его безоговорочно, но именно в этот момент Израиль и Палестина оказываются на грани новой, третьей интифады.

Тень Арафата

Ситуация во многом напоминает происходившее в 2000 году. Мирные переговоры заморожены, палестинцы собираются провозгласить независимость в одностороннем порядке (без согласования дальнейших вопросов сосуществования с Израилем), ХАМАС и ФАТХ пришли к видимости согласия друг с другом, что вновь создало иллюзию палестинского единства. Израиль полностью игнорирует уже фактически бывшего партнера по переговорам, продолжая поселенческую деятельность на оккупированных территориях. И в этот момент резко участилось число нападений на израильтян со стороны палестинцев.

С 23 октября по 10 ноября - пять атак, квалифицированных как теракты, шестеро погибших. Три нападения произошли в Иерусалиме, самым громким стало покушение на раввина Йехуду Глика, приверженца правого лагеря, выступающего за право иудеев молиться на Храмовой горе: он получил тяжелые ранения. После этого нападения Израиль ограничил доступ к мечети аль-Акса. Это, а также убийство полицейскими 22-летнего араба, вызвало волнения среди арабского населения Израиля, напоминающие те, что происходили в 2000 году, когда в ходе столкновений между демонстрантами и полицией погибли 13 арабов. Последние демонстрации обошлись без жертв. Однако риторика вновь постепенно ужесточается с обеих сторон.

Последние заявления Махмуда Аббаса израильские журналисты сравнили с выступлениями Ясира Арафата в сентябре 2000 года, когда он обвинил Шарона в осквернении исламской святыни. "Это наша святыня, и мы должны не допустить их (поселенцев, израильтян) любым способом от проникновения туда", - эти слова Аббаса палестинское телевидение крутило несколько дней подряд на фоне кадров из Иерусалима.

Храмовая гора в Иерусалиме. Досье

Израильтяне не остались в долгу. Министр экономики Израиля Нафтали Беннет заявил, что Аббас "стал последователем Арафата в другом обличье, он террорист в костюме и мы должны относиться к нему соответственно". А премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назвал теракты в Израиле результатом "подстрекательской деятельности Абу Мазена (партийное прозвище Аббаса) и его партнеров из ХАМАС". Партнер ХАМАС не может быть партнером Израиля по переговорам. Аббас как переговорщик перестал существовать для Израиля, как когда-то Арафат.

Арабские протесты на севере Израиля, ноябрь 2014 года AP Photo/Ariel Schalit
Описание
Арабские протесты на севере Израиля, ноябрь 2014 года
© AP Photo/Ariel Schalit

Но если у Аббаса другой путь? Ему только недавно удалось добиться примирения между ФАТХ и ХАМАС, которое чуть снова не сорвалось, когда в секторе Газа были взорваны бомбы у домов однопартийцев Абу Мазена. В терактах, в организации которых обвинили ХАМАС, никто не пострадал. Исламисты вину на себя не взяли, но отношения между двумя движениями вновь обострились. В итоге был сорван первый за многие годы визит представителей Западного берега в сектор Газа, а торжества, посвященные Арафату и призванные объединить палестинцев, были отменены. Единственное, что вновь объединяет палестинцев - это противостояние Израилю. "Надо оставить распри, не выяснять отношения и не организовывать торжества, в 10-ю годовщину смерти Арафата гораздо важнее наконец поставить точку в расследовании - кто является его убийцей и предотвратить агрессию против палестинцев", - пишут в арабских соцсетях. И именно этому призыву соответствует риторика Аббаса, заимствованная им у его предшественника.

Через 10 лет после смерти Арафата создается впечатление, что он и не уходил из своей вечно воюющей Палестины.