Все новости

Все на борьбу с саботажем и вредительством: Белый дом против Deep State

ТАСС выяснил, что одним из главных направлений работы Белого дома в ближайшее время станет борьба с "внутренними врагами" в Вашингтоне

Для ближайшего окружения президента США Дональда Трампа в Белом доме нет сейчас заботы важнее, чем борьба с так называемым "глубоким подпольем" (Deep State), под которым понимается непримиримая оппозиция, окопавшаяся в государственных структурах США. Такое впечатление сложилось у американской журналистки, которая рассказала ТАСС, что на днях она около полутора часов провела в общении с ключевыми советниками Трампа — Стивеном Бэнноном и Келлиэнн Конуэй. В Белый дом ее пригласили для собеседования на предмет возможного трудоустройства.

Рассказ коллеги

Как утверждала собеседница, поводом для приглашения было не только то, что она работала и работает во влиятельных консервативных изданиях (прежде печатных, в последнее время — сетевых), но и отсутствие предвзятого отношения к России, которым заражена сейчас значительная часть не только леволиберального, но и правоконсервативного истэблишмента в США. Сама журналистка, по ее словам, всегда разделяла и разделяет уверенность Трампа в том, что "с Россией лучше дружить". Хотя, как и он, толком не объясняет, на чем основано это убеждение.

Во всяком случае в Белом доме она, по ее признанию, пыталась им козырять. Но интереса у ее собеседников это не вызвало. На ее взгляд, они исходят из того, что принципиальную установку по поводу России президент уже дал: надо попытаться наладить отношения, но если не получится, то быть готовыми и "уйти из-за стола". Детали, как показалось знакомой корреспондента ТАСС, Бэннона и Конуэй особо не интересуют.

В практическом плане, как рассказала журналистка, речь шла об использовании консервативных СМИ для противодействия тому самому Deep State — внутренней оппозиции в госаппарате, которая, по убеждению Белого дома, саботирует проведение в жизнь политики президента. Кстати, и на российском направлении: считается, что именно "внутренние враги" нынешней администрации организуют "утечки" из госструктур, которыми подпитываются раздуваемые в прессе скандалы вокруг связей с Россией людей из окружения Трампа. После вынужденного ухода в отставку из-за контактов с российским послом в Вашингтоне помощника президента по национальной безопасности Майкла Флинна размах инсинуаций на эту тему только усилился.

Позиция правых

Рассказ знакомой косвенно подтверждается дискуссией по поводу Deep State, развернувшейся в последнее время в СМИ США. У консерваторов тон задают прежде всего Breitbart News (до ухода в штаб Трампа эту компанию возглавлял Бэннон), телеканал Fox News, сетевые ресурсы Мэтта Драджа и Алекса Джонса, медиа-группа Conservative Review, популярные телерадиокомментаторы наподобие Лоры Ингрэм и Шона Хэннити. Последний на днях открыл очередной выпуск своего именного шоу на Fox News следующим вступлением: "Уже которую неделю мы вас предупреждаем о "глубоком подполье" — оставшихся на своих местах после Обамы правительственных бюрократах, которые готовы гореть в аду, лишь бы свалить нашего президента, президента Трампа. Пора администрации Трампа, пока не поздно, начать чистку этих саботажников".

В некоторых публикациях дело доходит до поименного перечисления "внутренних врагов" — например, из числа специалистов, работавших над "ядерной сделкой" с Ираном или денонсированным новыми властями США в январе торговым соглашением о Транс-Тихоокеанском партнерстве.

Собственно говоря, тезис об оппозиционном "подполье" подтверждается и вполне официально и публично — в частности, пресс-секретарем Белого дома Шоном Спайсером. Хотя тот старается его не драматизировать: дескать, чиновники, цепляющиеся за теплые места на госслужбе после ухода "своей" администрации, всегда были, есть и будут.

Зато близкие к Трампу люди, не занимающие официальных постов, высказываются гораздо резче. "Конечно, Deep State существует, — заявил на днях агентству Associated Press бывший спикер нижней палаты Конгресса США Ньют Гингрич. — Перманентно существующие раздутые бюрократические структуры делают, что хотят, и намеренно устраивают "утечки" для нападок на президента... Этим и занимается Deep State: они фабрикуют ложь, распространяют ее, не дают ее проверять, а потом отрицают, что стояли за этой ложью".

Из исследований, проведенных газетой The Hill, известно, что на прошлогодних президентских выборах в США 95% политических взносов от федеральных госслужащих направлялись в поддержку соперницы нынешнего президента Хиллари Клинтон. В абсолютных цифрах Трампу досталось из этого источника лишь около $100 тыс. из общей суммы примерно в $2 млн. Помимо всего прочего эти данные — ответ либералам, напоминающим, что официально политических назначенцев прежнего президента-демократа Барака Обамы в силовых структурах США теперь уже практически не осталось.

Позиция левых

Либеральный лагерь объединяет большинство ведущих СМИ США — от телеканала CNN до газет The New York Times и Politico, а также журналов типа The New Yorker и The Atlantic. Они, с одной стороны, хором доказывают, что никакого Deep State на самом деле в Америке нет и быть не может, поскольку это "не  какая-нибудь Турция или Пакистан", а с другой, стращают госаппарат перспективой "чисток" и "проверок на лояльность". 

По существу чиновников настраивают против действующего президента страны, якобы стремящегося к подрыву традиционных ведомственных "центров влияния". Под этим пропагандистским соусом преподносятся и планы сокращения бюджетных ассигнований на нужды министерств и ведомств, и крайне затянувшийся процесс заполнения вакансий на руководящих постах, входящих в президентскую политическую номенклатуру (даже в ключевых структурах, включая Госдепартамент, Пентагон, Минфин и Национальную разведку США пока назначены только первые лица, а на должности заместителей и помощников по большей части нет даже номинаций), и недавнее массовое увольнение федеральных прокуроров США.

По умолчанию в этом же ряду — и откровенно враждебное отношение Трампа к самим либеральным СМИ, которые он публично именовал "врагами народа" и обвинял в распространении направленных против него "лженовостей".

Либералы утверждают, что Белый дом сознательно создал из Deep State пугало для достижения своих целей. Politico в статье на эту тему писала: "Команда Трампа, судя по всему, намеренно меняет характер государственного управления в Америке, чтобы более полно сконцентрировать власть в Белом доме". По мнению издания, и нынешнее запустение в ведомственных коридорах власти поддерживается Белым домом намеренно: "зубья шестеренок, обычно сцепляющиеся для совместной работы учреждений, теперь спилены, и шестеренки эти вертятся вхолостую".

Взгляд со стороны

По сути и левые, и правые в США обвиняют сейчас друг друга в попытках нарушения конституционного порядка в стране. Трамп и его люди считают, что демократическая оппозиция и близкие к ней СМИ целенаправленно занимаются вредительством, мешают законно избранному президенту работать на основании мандата, полученного от народа. Те в свою очередь подозревают его в стремлении присвоить себе чуть ли не диктаторские полномочия.

Один из местных наблюдателей сказал ТАСС, что "скорее всего отчасти верно и то, и другое". На его взгляд, администрация выметает своих реальных и предполагаемых врагов. Напуганное чиновничество затаивает злость и пытается давать отпор, в том числе с помощью утечек. Пресса его подзуживает. 

Идеологическая терминология

Сам по себе термин Deep State в конспирологических кругах использовался достаточно давно, но в общеупотребимый политический лексикон в США вошел буквально в последние недели. Насколько известно, в английский язык он пришел из турецкого (прямая калька с "derin devlet"). По словам Дэвида Ремника из The New Yorker, так именовались силовики — последователи Мустафы Кемаля Ататюрка, взявшие на себя задачу хранить установленный тем в Турции светский порядок и защищать его хоть от исламистов, хоть от коммунистов. Но сквозь призму российской истории смысл, который вкладывается в эти слова в сегодняшней Америке, скорее напоминает о "контрреволиции и саботаже", для борьбы с которыми 100 лет назад была учреждена ВЧК. 

Между прочим, Бэннону упорно приписывается фраза о том, будто он считает себя "ленинистом" и стремится разрушить до основания основы государственного устройства в США и "весь сегодняшний истэблишмент". Задним числом он говорил, что не помнит ни такого разговора, ни человека — историка Рональда Радоша, — которому это якобы было сказано. Но отношение к американскому истэблишменту у него действительно радикальное, что подтверждается и его собственными документальными фильмами (включая "Поколение ноль" и "Округ коррупции"), и документально подтвержденными цитатами. Например, в прошлом году он заявил The Washington Post: "Мы называем себя "Бойцовским клубом"... Считаем себя ожесточенными противниками истэблишмента, особенно перманентного политического класса".

Ранее он говорил, что выступает против и "социализма для самых бедных", и "социализма для самых богатых". Выступал за формирование "повстанческого правоцентристского популистского движения, непримиримо настроенного против истэблишмента и готового громить как прогрессивных левых, так и институционализированную Республиканскую партию". Выступал против плутократической всемирной "партии Давоса", рассуждал о "подъеме глобального восстания против истэблишмента, против перманентного политического класса у себя дома и влияющих на него глобальных элит, от которых страдают все (то есть простые люди) — хоть в Техасе, хоть в Лондоне".

Три составные части

По определению сетевого издания Quartz, принадлежащего издательской группе The Atlantic, "политическая философия Бэннона сводится к трем вещам, которые необходимы любой западной стране и особенно Америке, чтобы быть успешной. Это капитализм, национализм и "иудео-христианские ценности". Все они взаимосвязаны и абсолютно необходимы".

По мнению многих наблюдателей, взгляды Бэннона формировались во многом под воздействием истории его семьи. Он рос средним из пяти детей в семье ирландцев-католиков в Ричмонде (штат Вирджиния). Отец его был простым рабочим, потом управленцем среднего звена в телефонной компании АТТ и потерял значительную часть сбережений, вложенных в акции этой компании, в финансовом кризисе 2008 года.

Сейчас Бэннону-старшему 95 лет. 63-летний средний сын, ставший советником президента США и главным идеологом Белого дома, до сих пор регулярно его навещает. Он и теперь возмущен тем, что за алчность дельцов с Уолл-стрит в ходе того кризиса расплачиваться пришлось простым людям, как его отец.

Андрей Шитов