Все новости

Десятилетие мира: Южная Осетия вспоминает август 2008-го

В Цхинвале активно возводятся объекты здравоохранения, образования и жилые дома
© Станислав Красильников/ТАСС
8 августа 2008 года грузинские войска начали активные военные действия против мирного населения Южной Осетии. Чем запомнилась пятидневная война и как прожила республика десять мирных лет

За десять лет мира маленькая республика все еще не смогла окончательно справиться с последствиями осетино-грузинского конфликта, длившегося с 1989 года и достигшего апогея тогда, в августе 2008-го. Но ее жители сегодня смотрят в будущее все более уверенно — играют свадьбы, растят детей и развивают бизнес. Почти восстановлена инфраструктура и в целом внешний облик городов и сел, во многом за счет России, которая пришла на помощь республике в августе 2008-го и затем финансово помогала в ее возрождении.

А тогда, в 2008-м, в результате массированного обстрела и бомбежек столицы Южной Осетии Цхинвала и ряда других населенных пунктов республики были убиты и ранены более тысячи человек, тысячи жилых домов и десятки социальных объектов разрушены.

Фото на фоне танка

Главный город Южной Осетии, Цхинвал, совсем не похож на столичный. На тихих уютных улочках зреет виноград, гроздья которого нависают прямо над головами прохожих, почти в каждом дворе растут фруктовые деревья. Людей на улицах немного: население самого крупного города республики составляет немногим более 22 тыс. человек, почти половина всего населения Южной Осетии (около 53 тыс. человек).

За десять лет, прошедших с нападения грузинских войск, в центре Цхинвала разбили новый парк, сейчас завершается строительство здания театра, появились новые школы, больницы. Каждый такой объект сопровождает особая табличка: "Объект построен на финансовые средства Российской Федерации". Пока восстановлено не все — взгляд то и дело выхватывает посреди улиц то пустые оконные проемы дома, то зияющие дыры в крыше или стены с выбоинами от пуль, осколков снарядов.

Некоторые следы войны специально оставлены как мемориалы. Недалеко от города, у села Хетагурово, стоят в ряд остовы сожженных машин: на Зарской дороге, ведущей в Северную Осетию, в мае 1992 года грузинские войска расстреляли беженцев, пытавшихся покинуть республику в ходе грузино-осетинского конфликта, тогда здесь погибли больше 30 человек, в основном женщины и дети.

В августе 2008-го история повторилась — только по официальным данным, на Зарской дороге были убиты 17 мирных граждан. Сейчас это место называется "Музеем сожженных душ", в памятные даты прошедших трагедий люди собираются здесь, чтобы помянуть погибших родственников и близких.

В крыльцо здания министерства юстиции республики навсегда вросла башня танка Т-72 — по словам местных жителей, во время боев в августе 2008-го танк разорвало на части, башню, застрявшую в бетоне, вытащить не смогли, а при реконструкции здания решили оставить как память. Теперь это достопримечательность — гости города фотографируются на ее фоне.

"Ночью обстрел, утром на работу"

Сами жители Цхинвала, пережившие пятидневную войну в городе, вспоминают об этом неохотно — слишком страшные картины приходится оживлять в памяти. "Это был самый грандиозный фейерверк в моей жизни", — с невеселой усмешкой говорит Валерий Ванеев, который как раз 8 августа отмечает свой день рождения. В августе 2008-го они с супругой Наили решили остаться в Цхинвале — до последнего не верили, что события примут столь серьезный оборот.

"Мы ведь уже привыкли: ночью обстрел, утром на работу идем. 7 августа до позднего вечера мы на улице были, радовались перемирию, про которое Саакашвили сказал по телевизору (за несколько часов до начала массированного обстрела Цхинвала президент Грузии Михаил Саакашвили выступил со специальным обращением, в котором заявил о прекращении огня и готовности "ради мира пойти на любой компромисс" — прим. ТАСС)", — вспоминает Наили. Ночью начался артобстрел. Жители многоквартирных домов несколько дней прятались в общем подвале, среди коммуникаций.

"Когда сидели в подвале, я думала, что в городе, кроме нас, никого в живых нет", — рассказывает она. Только в ночь на 10 августа ей вместе с родными удалось выехать из города — во Владикавказ.

Майя Бестаева в августе 2008-го работала санинструктором минометной батареи миротворческого батальона, который базировался на окраине города. 7 августа она заступила на дежурство, которое, по ее словам, закончилось только 26-го (в день признания Россией независимости Южной Осетии — прим. ТАСС).

"Мы с дежурным врачом принимали раненых, помогали всем — и ополченцам, и миротворцам, и гражданским. Национальность тоже не спрашивали. Самым сложным было смотреть на город, который горел, как факел. Казалось, что там никого не осталось в живых… А когда вернулись, улицы были по колено в пепле", — рассказывает Майя.

Сама она тогда получила контузию и ранение руки, но все равно продолжала работать, оказывая помощь раненым. Впоследствии санинструктор Бестаева была награждена медалью "За отвагу". Майя воспитала двоих детей, сейчас у нее четверо внуков. На вопрос о том, каким она хотела бы видеть будущее своей родины, женщина отвечает не задумываясь: "Хотим, чтобы мы к России присоединились. Все у нас этого хотят, даже дети".

Раны, которые не заживут

Когда девятилетний Аслан был совсем маленьким, он верил: если, глядя на радугу, загадать заветное желание, то оно обязательно сбудется. Желание всегда было одно и то же — увидеть отца. Сотрудник силовых структур Южной Осетии Аслан Цховребов погиб, исполняя служебный долг, в августе 2008 года, сын родился спустя несколько месяцев после его гибели. Сейчас мальчик готовится пойти в третий класс и почти все время проводит у дедушки с бабушкой — родителей отца.

Их дом тоже оказался почти полностью разрушен во время нападения Грузии — в него попало сразу три снаряда от установки "Град", пока семья вместе с соседями пряталась в подвале.

Аслан с дедушкой Юрием и бабушкой Светланой Елена Гриценко/ТАСС
Аслан с дедушкой Юрием и бабушкой Светланой
© Елена Гриценко/ТАСС

"Мы поднялись наверх — крыши нет, горит в разных местах. И сделать ничего нельзя — нет воды. Да еще, не дай бог, снова снаряд попадет — ушли обратно в подвал", — вспоминает Юрий Цховребов. "Сгорело все дотла, не осталось ничего. Но единственное, о чем я жалею, — это детские фотографии", — добавляет его супруга Светлана.

Цховребовы восстановили разрушенное жилье — частично с помощью государства, выделившего средства на восстановление, частично своими силами. "Восстанавливали долго, помогли старшие сыновья, у нас оставались какие-то сбережения… Теперь все это в прошлом. Вот только сердечные раны никогда не заживут", — говорит Светлана.

"Никто не собирался убегать"

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов в августе 2008-го в составе миротворческих сил принимал непосредственное участие в обороне Цхинвала. Его семья, как и у многих других, в это время находилась в городе.

"Самым трудным было сознавать, что твои дети находятся именно с той стороны, откуда заходят грузинские войска, — они находились в подвале дома по улице Героев, у моего тестя. И для всех, кто там был, у кого были семьи и дети, я уверен, именно это было самым трудным", — рассказал ТАСС президент республики.

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов Митя Алешковский/ТАСС
Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов
© Митя Алешковский/ТАСС

По его словам, в те дни все думали об одном — придут ли на помощь российские войска. "Никто не собирался никуда уезжать, убегать. Время от времени между ребятами возникали разговоры о том, что, если Россия не окажет помощь, мы будем вести тут партизанскую войну ", — вспоминает Бибилов.

К вечеру 8 августа миротворцы и ополченцы своими силами смогли освободить Цхинвал от грузинских войск.

"Когда мы собирали людей на зачистку, там были и представители разных силовых структур, и миротворцы, и простые ополченцы. Я понимал, что ни месяцем раньше, ни месяц спустя эти люди не стали бы меня слушать. Но в той ситуации, понимая, что надо освобождать город, все они были готовы слушать и выполнять приказы", — вспоминает президент республики.

Бибилов тоже отмечает, что разрушенного слишком много, чтобы за десять лет все восстановить.

Микрорайон "Северный", построенный для жителей, жилье которых пострадало в результате войны в августе 2008 года.  Станислав Красильников/ТАСС
Микрорайон "Северный", построенный для жителей, жилье которых пострадало в результате войны в августе 2008 года.
© Станислав Красильников/ТАСС

"Когда мы говорим о восстановлении, мы почему-то думаем только о разрушениях, которые были в 2008 году. На самом деле все эти разрушения длились с 1989 года, у нас есть дома, которые были разрушены во время боевых действий 1990-х годов. Есть разрушения, которые относятся к 2004, 2006 годам. Они тоже должны быть восстановлены. Поэтому говорить о том, что все это будет восстановлено в ближайшее время, не приходится", — признал руководитель республики.

Жить и работать на своей земле

Житель поселка Знаур Алан Гобозов возглавляет фермерское хозяйство — занимается производством молочной продукции "Знаурское молоко". Год назад он начал выращивать арбузы, и сейчас под бахчу отведено уже 2 га, ежедневно в город уезжает по 100−200 кг местных арбузов. "Конкуренции особой пока нет, в следующем году хотим побольше посадить, дело хорошо пошло, не жалуемся", — говорит Алан, добавляя, что свой небольшой бизнес он дважды создавал с нуля — после войны все пришлось начинать заново.

До 2008 года в Знаурском районе больше половины населения составляли грузины — здесь было несколько полностью грузинских сел. "Ночью перед нападением они все ушли. Обзвонили друг друга и ушли, даже коров забрали. А мы не знали ничего. У меня 30% родственников в Грузии живут, жена грузинка, здесь много смешанных семей. Но нам никто ничего не сказал", — вспоминает фермер. Тогда Алан, как и большинство мужчин-осетин в районе, ушел в ополчение. "Все ребята здесь участвовали в ополчении. Как иначе? Это наша земля, мы всегда будем ее защищать", — говорит он.

По его словам, сейчас ООО "Знаур" — единственное крупное фермерское хозяйство в районе, развитие других сдерживает ограниченный рынок сбыта. "Есть ребята, которые хотят работать, но самая главная проблема — где продавать. Когда народа мало, бизнес трудно вести. Вот если бы в городе появилось предприятие по переработке, чтобы было куда сдавать молоко, мясо. И, конечно, на российский рынок надо выходить, тогда можно объемы наращивать".

Еще один местный предприниматель, глава форелевого хозяйства "Южные ворота" Леонид Габиев, вернулся в республику уже после войны, в 2010 году. Взял в аренду небольшой участок в Кударском ущелье рядом с горной речкой и практически в одиночку, своими руками начал отвоевывать территорию у леса и гор, расчищая и расширяя площадку под будущее хозяйство. Сейчас на этом участке у него уже три бассейна, в которых ежегодно выращивается до 3 тонн товарной рыбы — форели и лосося, а еще собственноручно построенный дом, вся мебель в котором тоже сделана его руками.

"Мне Бог сам подсказал рыбой заниматься — село, в котором я родился, называется Рыбное! Вообще-то в советское время в финансовой сфере работал, собственным бизнесом заниматься война заставила. Меня супруга уговаривала в Россию уехать, но если мы все встанем и уедем — что будет? Если я здесь, среди своих, не смогу чем-то заниматься, на что гожусь?" — говорит Габиев. И показывает территорию, на которой собирается устроить новые пруды и кафе.

В ожидании демографического бума

Меньше чем через месяц начнутся занятия в Юго-Осетинском государственном университете им. А. Тибилова — единственном высшем учебном заведении республики, в марте прошлого года получившем новый главный корпус взамен разрушенного во время боевых действий. По словам ректора университета Вадима Тедеева, здание сгорело в результате двойного прямого попадания снарядов. Под учебные аудитории пришлось переоборудовать жилые корпусы студенческого общежития, занятия в которых шли в две смены.

"В 2014 году строительство университета было внесено в инвестпрограмму (социально-экономического развития республики, финансируемую Россией — прим. ТАСС), в кратчайшие сроки комплекс был построен и введен в эксплуатацию. Сегодня университет располагает всем необходимым — это и спортивный зал для игровых видов спорта, и столовая на 200 посадочных мест, актовый зал на 300 мест, библиотека, читальный зал, два конференц-зала, лаборатории", — рассказывает Тедеев.

Сейчас университет планирует открыть новые специальности и даже принимать иностранных студентов — из Абхазии, ДНР, Сирии. С каждым годом увеличивается и количество принятых на учебу выпускников школ Южной Осетии.

"В разгаре приемная кампания, набор есть на все специальности. Из года в год к нам поступает все больше абитуриентов, при том что в целом по республике количество абитуриентов не меняется или даже уменьшается из-за демографии. Тем не менее к нам из года в год идет все больше абитуриентов. Это говорит о том, что все меньшее количество людей выезжает из республики и многие начинают видеть свое будущее здесь", — утверждает Тедеев.

Студенты Юго-Осетинского государственного университета им. А. Тибилова Елена Гриценко/ТАСС
Студенты Юго-Осетинского государственного университета им. А. Тибилова
© Елена Гриценко/ТАСС

По его словам, уже в скором времени в республике ждут демографического бума и, следовательно, увеличения числа учащихся школ и студентов вуза.

"Эта демографическая яма закончится через два-три года. Она связана с тем, что и в 2008, и в 2004 годах, в 1990-е и последующие годы людям было не до увеличения семей — люди думали, как выжить, была полная неопределенность. Сейчас, когда десять лет нет войны, у нас бывают дни, когда две-три свадьбы в городе — это очень много! То есть я думаю, что еще два-три года, и будет демографический бум, а дальше будет еще лучше", — уверен ректор южноосетинского вуза.

Готовясь к демографическому буму, республика строит новые родильный дом и детские сады, один из которых введут в эксплуатацию в этом году, еще один — в следующем. Возводится и новое жилье — в ближайшее время в Цхинвале будет готово к заселению около 300 новых квартир.​

Елена Гриценко