Все новости

"Германия получила очень много. Франция — ничего". Ахенский договор вызвал споры в Париже

Президент Франции Эмманюэль Макрон и федеральный канцлер Германии Ангела Меркель
© EPA-EFE/SASCHA STEINBACH
Меркель и Макрон обновили договор о дружбе. Но не все французы довольны документом

Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон подписали во вторник в городе Ахен (Северный Рейн — Вестфалия) новое соглашение о двустороннем сотрудничестве. Согласно заявлениям сторон, оно призвано поднять на новый уровень взаимодействие двух стран, основы которого были заложены в Елисейском договоре. Документ скрепили своими подписями 22 января 1963 года Конрад Аденауэр и Шарль де Голль в резиденции главы французского государства в Париже.

Оборона, ООН и новые вызовы

Новое соглашение "о германо-французском сотрудничестве и интеграции", которое уже получило название Ахенского договора, предусматривает важные дополнения, ставшие необходимыми, по мнению Берлина и Парижа, ввиду глобальных вызовов XXI века. Оно регулирует сотрудничество между обеими странами в области внешней политики, обороны и безопасности, а также экономики.

Страны договорились активнее продвигать германо-французские интересы, в частности в ООН, укреплять конкурентоспособность ФРГ и Франции, усилить взаимодействие между гражданскими обществами.

Германия и Франция условились теснее взаимодействовать в вопросах обороны и безопасности.

Именно в этой области существовали и существуют разногласия. Франция призывала создать европейскую армию, однако эту инициативу в Германии поддержали далеко не сразу. В новом договоре о ней ничего не сказано, лишь отдельно прописана обоюдная готовность отвечать на военную агрессию третьей стороной — аналог 5-й статьи устава НАТО и 42-й статьи Договора о Европейском союзе.

В то же время Берлин и Париж договорились разработать совместные правила для экспорта вооружений. Это уже само по себе является прогрессом, учитывая, что Германия не так давно заявила о прекращении экспорта оружия в Саудовскую Аравию, а Франция не отказалась от военных поставок Эр-Рияду.

Сотрудничество перед лицом Brexit

В своем выступлении в Ахене Ангела Меркель назвала "особенным днем" для ФРГ и Франции подписание нового соглашения о сотрудничестве между обеими странами. Как считает Меркель, Ахенский договор "заложит фундамент для взаимодействия" двух стран.

"Мы подчеркиваем намерение сообща отвечать на серьезные вызовы нашего времени", — сказала канцлер. Она отметила, что в свете многочисленных войн, которые вели на протяжении долгого времени Германия и Франция, дружба между ними не является чем-то само собой разумеющимся.

Меркель указала на то, что Европу 56-летней давности, в эпоху, когда в 1963 году Конрад Аденауэр и Шарль де Голль подписывали Елисейский договор о дружбе между Германией и Францией, "нельзя сравнить с нынешней Европой". "Впервые в лице Великобритании Евросоюз покидает одна из его участниц, все чаще в мире ставится под вопрос многостороннее сотрудничество", — сказала она.

Все это, по мнению Меркель, требует ответа Европейского союза и обновления германо-французской кооперации. Канцлер заверила, что приложит все силы для того, чтобы "наполнить жизнью" новое соглашение. По ее словам, подписание документа является лишь началом пути.

В конце своего выступления канцлер провозгласила: "Да здравствует германо-французская дружба!"

Встречаясь затем с немецкими и французскими школьниками, Меркель заметила: "Этот день потребовал от нас немного больше смелости".

Европа как щит

Заключение двустороннего соглашения о сотрудничестве открывает новую страницу в отношениях Франции и Германии, считает в свою очередь Макрон. "Это важное соглашение, которое открывает новую главу в сотрудничестве двух стран", — сказал он после подписания документа. Он заявил, что "единство, солидарность и сплоченность — ключевые принципы договоренностей".

"Brexit, национализм, миграция, климатические изменения, терроризм сотрясают Европу", — подчеркнул французский лидер. Франция и Германия, по его словам, "сознают свою ответственность и указывают путь". "Новое соглашение дает нам инструменты для реагирования на эти вызовы", — сказал Макрон.

Он отметил, что документ предусматривает "последовательное сближение обществ, укрепление сотрудничества приграничных областей".

Президент Франции подчеркнул приверженность Берлина и Парижа расширению и укреплению сотрудничества в Евросоюзе, в том числе в сфере обороны. "Наш долг сегодня вместе с Германией сделать Европу щитом для защиты наших народов в условиях происходящих в мире изменений", — сказал Макрон.

Президент счел необходимым адресовать строгое предостережение критикам договора. "Те, кто забывают ценность мира и распространяют ложь, становятся тем самым соучастниками преступлений прошлого, — считает он. — Я предпочитаю смотреть нашей Европе прямо в глаза и укреплять ее, чтобы защитить наши народы. Именно это мы делаем подписанием Ахенского договора".

"Не надо быть наивными"

Отдельные статьи договора вызвали между тем вопросы у французских политиков. Это, в частности, касается 4-й статьи, в которой стороны договорились учредить франко-германский совет по обороне и безопасности. Создаваемый для координации осуществления взаимных обязательств, он будет собираться на самом высоком уровне с регулярными интервалами.

Разноречивые отклики вызвала и статья 5-я о намерении расширить сотрудничество между внешнеполитическими ведомствами. Договор предполагает обмены дипломатическим персоналом. Такие обмены будут, в частности, касаться постоянных представительств в ООН, НАТО и Евросоюзе.

В 8-й статье Париж и Берлин обязались "продолжать усилия, чтобы довести до конца переговоры о реформе СБ ООН". "Принятие Германии в постоянные члены Совета Безопасности является приоритетом франко-германской дипломатии", — говорится в договоре.

По словам почетного депутата парламента Франции, входившего в состав его комиссии по иностранным делам, Тьерри Мариани, хотя речь не идет о том, чтобы поделить с Берлином место Франции в Совете Безопасности, "учет чужого мнения не делает вас свободным". На вопрос, должен ли Париж содействовать расширению СБ ООН и приему в круг его постоянных членов Германии, Бразилии, Японии, Индии, Мариани заметил, что "предпочитает, чтобы у Франции, как при генерале де Голле, был в Совете Безопасности один голос из пяти, а не один из десяти".

"Германия получила очень много по этому договору, — говорит Тьерри Мариани. — Но что получила Франция? Ничего". "США, Германия — наши лучшие друзья и союзники, но не надо быть наивными", — предостерег политик.

Голоса сомнения вызвала и статья 13 о трансграничном сотрудничестве, наделяющая региональные власти правом "устранять препятствия для реализации трансграничных проектов, в частности, в экономической, социальной, природоохранной, санитарной, энергетической и транспортной областях".

Планируется увеличить количество двуязычных франко-немецких школ и гимназий, в которых можно будет получать аттестат о среднем образовании как по германской системе, так и по французской. Также стороны планируют создавать в приграничных регионах больше промышленных и научных кластеров общего пользования.

Посягательство на суверенитет

Депутат Национального собрания (нижняя палата парламента) Марин Ле Пен потребовала созыва Конституционного совета в связи с подписанием франко-германского договора, который, по ее мнению, не соответствует основному закону Франции. Она считает, что договор "посягает на суверенитет государств", фактически "разделяя место Франции в Совете Безопасности" и устанавливая "совместное управление в Эльзасе".

Этого же мнения придерживается профессор государственного права Университета Париж II Оливье Гоэн. Глава государства должен следить за "соблюдением конституции, что в данном случае далеко от действительности", полагает эксперт.

Французские аналитики отмечают, что подписание договора состоялось с годовым опозданием. Первоначально подписать его планировалось в январе 2018 года, в 55-ю годовщину Елисейского договора. Но заключение договора было отложено в связи с внутренними проблемами в Германии. Сейчас, по мнению парижской Libération, оно состоялось при условиях, когда европейские амбиции партнеров снизились. Французский президент сейчас уделяет основное внимание кризису "желтых жилетов" и, кажется, отодвинул на второй план европейские проекты. Позиции канцлера Германии значительно ослабли, поскольку она приближается к концу своего правления.