Все новости

"Не эксперт по России": что говорят о Джоне Салливане, возможном американском после в РФ

Джон Салливан
© AP Photo/Susan Walsh
Президент США Дональд Трамп в конце минувшей недели объявил о выдвижении на должность посла в Москве Джона Салливана, являющегося сейчас первым заместителем госсекретаря. Хотя пост руководителя американского посольства в российской столице по-прежнему считается одним из важнейших среди дипломатов, в последнее время его значение уменьшилось.

Причина проста — плохие отношения между Россией и Соединенными Штатами, существенно сократившие двусторонние связи.

Предыдущий американский посол в Москве Джон Хантсман ушел в отставку по собственному желанию 3 октября и вернулся в свой родной штат Юта. Говорят, что там он собирается вновь побороться за губернаторское кресло, которое уже занимал в 2005–2009 годах. Нельзя сказать, что Хантсман не предпринимал никаких усилий для улучшения двусторонних отношений (и, может быть, не его вина, что все они оказались тщетными). Но как бы то ни было, его двухлетнее пребывание в российской столице запомнится разве что "дипломатической войной" между странами Запада и Россией из-за так называемого дела Скрипалей и похоронами Договора о ракетах средней и меньшей дальности.

Подводя итоги своей работы, он утверждал, что за это время стороны, "по крайней мере, смогли стабилизировать отношения". Однако это явно стабильность со знаком минус.

Без особых иллюзий

Когда Хантсман возглавлял посольство на Новинском бульваре, число его дипломатических сотрудников уменьшилось почти на 60 человек, а администрация Трампа продолжала сохранять старые и вводить новые санкции против России. Вашингтон и Москва не прекращали споры из-за конфликтов в Сирии и Венесуэле и обменивались взаимными обвинениями во вмешательстве во внутренние дела. Тем временем в Америке шло расследование по поводу якобы имевшихся связей Трампа с российским правительством, а демократическая оппозиция вынашивала идею импичмента нового президента. Дипломатические контакты между сторонами свелись к минимуму, и на смену серьезным консультациям за закрытыми дверями пришла публичная риторика, заставившая говорить о возврате к состоянию холодной войны.

В таких условиях Салливану, если его кандидатура будет одобрена Сенатом, предстоит заступить на свой новый пост. Причем его положение, возможно, будет менее завидным, чем у его предшественника. Хантсман начинал работу в Москве в октябре 2017 года, когда еще теплились слабые надежды, что в двусторонних отношениях произойдут какие-то сдвиги.

С тех пор ситуация, похоже, лишь ухудшилась. Конгресс США по-прежнему убежден в том, что Россия вмешивалась в американские выборы в 2016 году и должна понести за это наказание, а Трамп уже давно предпринимает любые шаги с оглядкой на президентские выборы в 2020 году, поэтому особых иллюзий по поводу его реверансов в сторону России быть не должно.

К слову, американские политологи не испытывают на этот счет никаких заблуждений. Например, бывший специальный советник госсекретаря США по делам новых независимых государств Стивен Сестанович убежден, что Кремль крайне разочарован неспособностью (или нежеланием) Трампа сдвинуть дело с мертвой точки и будет дожидаться итогов президентских выборов в Соединенных Штатах, чтобы уже потом определить, как действовать дальше.

"Многие в России скажут вам, что уже не питают никаких надежд на эту администрацию, — заявил эксперт в интервью New York Times. — Они не понимают, как с ней вести дела. Они не знают, что наш президент имеет в виду, когда он что-то говорит. Ну и зачем им все это нужно?"

Достаточно сильное разочарование можно почувствовать и в высказываниях российских официальных лиц по поводу отношений с нынешней американской администрацией, на которую в Москве, похоже, делали серьезную ставку. Например, заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков, комментируя увольнение помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, заявил, что не связывает с кадровыми перестановками в Белом доме больших ожиданий. "Пока, к сожалению, мы видим, что на фоне продолжающейся кадровой чехарды никакой стабилизации не происходит, — отметил дипломат. — Поэтому иллюзий у нас нет, надежд особых мы не питаем в связи с происходящим".

Встречи в Вене и Женеве

Сестанович, проработавший многие годы в Госдепартаменте и Совете национальной безопасности США, считает также, что Салливан при всех его достоинствах пока не выглядит как фигура, которая может оказать какое-то заметное влияние на отношения с Россией. "Проблема любого политического назначенца, готовящегося занять пост посла в Москве, состоит в том, что русские должны воспринимать его всерьез", — пояснил специалист, продолжающий заниматься российскими исследованиями в Колумбийском университете и в Совете по международным отношениям в Нью-Йорке. Насколько ему известно, Салливан не является экспертом по России и "не принадлежит к числу тех, кто вырабатывает политику в Вашингтоне".

Как правило, первый заместитель госсекретаря занимается вопросами, связанными с организацией работы примерно 70 тыс. сотрудников внешнеполитического ведомства США. Ну и еще курирует по просьбе своего шефа какие-то отдельные проблемы. По сведениям газеты Politico, в обязанности Салливана входил, в частности, общий контроль за подготовкой и соблюдением санкций против России, однако в более широком плане отношения с РФ не были его темой.

Тем не менее именно он возглавлял делегацию США на консультациях с Россией по борьбе с международным терроризмом, состоявшихся после длительной паузы в декабре 2018 года в Вене. За пять месяцев до этого на встрече в Хельсинки президент Владимир Путин предложил Трампу возобновить работу двусторонней группы по борьбе с терроризмом, действовавшей с 2001 по 2014 год. 9 сентября в австрийской столице прошел очередной раунд таких консультаций, в которых вновь участвовал Салливан. Его российский визави — заместитель главы МИД Олег Сыромолотов — отметил, в частности, что "взаимодействие на антитеррористическом направлении помогает укрепить доверие, которое необходимо для успешного продвижения вперед по другим направлениям двусторонних отношений".

Кроме того, в июле 2019 года Салливан возглавлял американскую делегацию на консультациях с Россией по стратегической стабильности в Женеве, сменив в последний момент заместителя госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Андреа Томпсон. Позже его коллеги рассказывали, что он произвел на них хорошее впечатление умением быстро схватывать суть проблем даже в такой сложной и новой для себя области, как контроль над вооружениями.

Прописаться в Спасо-хаусе

Американские дипломаты говорят, что Салливан пользуется расположением своих коллег. Что касается его личных качеств, то люди, работавшие с ним, отмечают в первую очередь его уравновешенность, а также некоторую склонность к перфекционизму. "Казалось, что прежде чем отправить документы в Верховный суд, он мог использовать фен для того, чтобы избавиться от бумажных кружочков, которые остались как мусор от дырокола при подшивке файла", — рассказал его бывший коллега из юридической фирмы Mayer Brown LLP ("Майер-Браун") Майк Лэки.

Возможно, именно спокойный характер помог Салливану найти общий язык с Майклом Помпео, пришедшим на смену Рексу Тиллерсону в апреле 2018 года. Трамп, еще в августе подтвердивший журналистам, что хотел бы отправить Салливана послом в Москву, заявил, что тот "очень нравится" нынешнему госсекретарю и "пользуется большим уважением". В то же время, как выяснила CNN, Салливан не входит "в ближайшее окружение" Помпео.

"Салливан часто чувствовал себя не у дел и хотел получить новое назначение, — рассказала телекомпания. — Несмотря на отсутствие опыта на российском направлении, он стремился занять эту должность [посла], и Помпео вместе с [тогдашним] помощником президента по национальной безопасности Джоном Болтоном в конце концов его поддержал". Как сообщили источники CNN, Помпео считает, что "работа американского посла в России является крайне сложной, однако, с точки зрения нынешней администрации, не самой важной".

Даже если Россия сейчас и не входит в число внешнеполитических приоритетов США, должность американского посла в Москве формально остается одной из самых престижных в дипломатической табели о рангах, и желающий занять ее должен обладать определенным политическим весом. Пост первого заместителя госсекретаря позволяет Салливану выглядеть достаточно солидно для того, чтобы получить назначение в российскую столицу и перебраться в старинный особняк в Спасопесковском переулке, называемый американцами Спасо-хаусом.

У Салливана есть еще один большой козырь. Ожидается, что при голосовании в Сенате его кандидатура не вызовет возражений ни у демократов, ни у республиканцев. Когда в мае 2017 года верхняя палата Конгресса утверждала его в должности первого зама, голоса разделились в соотношении 94–6. На слушаниях, состоявшихся тогда на Капитолийском холме, он достаточно жестко высказался в адрес России, заявив по поводу подозрений относительно ее вмешательства в американские выборы, что отвечать на подобные действия надо "настолько твердо, насколько возможно, с использованием всех имеющихся средств".

Позже в интервью СNN он признал, что вести диалог с Россией все равно необходимо, и именно такой стратегии придерживается администрация Трампа. "Цель нашего президента, — сказал Салливан, — состоит в том, чтобы взаимодействовать с президентом Путиным с тем, чтобы обсуждать важные вопросы, будь то Восточная Европа, Крым, контроль над вооружениями или Сирия".

Из юристов в дипломаты

Биография Салливана, опубликованная Госдепартаментом, уместилась в четыре абзаца, достаточно скучна, но может считаться типичной для чиновника высокого ранга из республиканской администрации. Он регулярно отказывал журналистам в просьбах об интервью и лишь немного рассказал о себе на слушаниях по утверждению его кандидатуры в сенатском комитете по иностранным делам.

Предки Салливана, как легко догадаться по его фамилии, перебрались в Америку из Ирландии. Произошло это в 1880-х годах, а его родители уже были уроженцами южной части Бостона (штат Массачусетс), известной среди местных как Саути и населенной работягами из числа католиков-ирландцев, принесших в США традицию парадов в День святого Патрика. Во время Второй мировой войны отец Салливана служил в ВМС на Тихом океане, а мать была волонтером в общественной организации, помогающей семьям военнослужащих.

На слушаниях Салливан говорил об этом в том смысле, что в его семье тоже никогда не отказывались послужить своей стране. Ну и еще упомянул своего дядю — последнего посла США в Иране, который 14 февраля 1979 года на несколько часов был захвачен в Тегеране толпой местных радикалов. Тот эпизод стал преамбулой к куда более драматичному кризису с американскими заложниками, продолжавшемуся в иранской столице 444 дня — с 4 ноября 1979 по 20 января 1981 года. Неудивительно, что на Салливана, который тогда был студентом, эта история произвела большое впечатление — за судьбой американских дипломатов неотрывно следила вся страна.

Сам он родился в Бостоне 20 ноября 1959 года, учился в престижном Университете Брауна (штат Род-Айленд), а затем в Школе права Колумбийского университета в Нью-Йорке. Начинал свою карьеру клерком в Апелляционном суде и через много лет стал партнером в вашингтонском офисе Mayer Brown LLP, где ему приходилось консультировать финансовые и промышленные компании по вопросам торговых споров, санкций и инвестиций за рубежом, в том числе в России. При президенте Джордже Буше — младшем успел поработать на ответственных должностях в Минюсте, Пентагоне и Минторге, где дослужился до заместителя министра и приобрел ценный опыт, составив представление о взаимодействии различных бюрократических механизмов в американском правительстве.

Основным кандидатом на замену Салливана на его нынешнем посту — втором по значимости в Госдепартаменте — считается спецпредставитель США по КНДР Стивен Биган. Поговаривают также, что и Помпео может освободить свой кабинет, чтобы побороться за кресло сенатора от штата Канзас, от которого он ранее избирался в Палату представителей.

Таким образом, вскоре после того, как Салливан приступит к работе в качестве посла, в Госдепартаменте могут произойти большие перемены. Да и в Белом доме у президента появился новый помощник по национальной безопасности. А вот сам Трамп в предстоящие годы, вполне возможно, останется на месте.

Иван Лебедев