Все новости
Пандемия коронавируса нового типа

Должна ли Германия спасать Европу? Италия и Испания просят защитить их от бедности

Здание Бундестага ФРГ
© EPA-EFE/CLEMENS BILAN
На юге ЕС хотят накапливать совместные долги под гарантии немецкой экономики

500 млрд евро, выделенных на спасение экономик Евросоюза 9 апреля, недостаточно. Странам ЕС, пострадавшим от пандемии, понадобится много больше — вдвое или втрое. Таковы оценки правительства Франции и председателя Европейской группы, объединяющей министров финансов стран Евросоюза. Вопрос для Старого Света стоит остро: откуда взять эти деньги? Кто заплатит? И на каких условиях их возвращать?

Вместе мы или нет?

Переговоры между лидерами стран ЕС продолжаются без перерыва. Только в апреле главы 27 государств союза встречались на видеоконференциях трижды. Два решения общей проблемы популярнее, чем другие. Первое — взять взаймы у остального мира под небольшие проценты. Второе — жесткая экономия.

Долг, благодаря которому Европа могла бы получить средства на восстановление, предлагают оформить посредством коронабондов. Автор этого неологизма — премьер Италии Джузеппе Конте. Английское bond означает облигацию, а corona указывает на причину, почему просят денег. В Риме надеются, что в роли должника выступит вся Европа. В таком случае процентные ставки по коронабондам будут низкими, а выплаты заимодавцам умеренными.

Идею общих кредитных обязательств охотно поддерживают в Париже. Президент Франции Эмманюэль Макрон и министр финансов Брюно Лё Мэр переводят разговор о деньгах в политическую плоскость. Отказ от совместного спасения называют предательством европейского дела — и политическим риском. По словам Макрона, если ЕС не поможет Италии и Испании, в этих странах к власти придут националисты. Лё Мэр формулирует проблему еще проще. "Вместе мы или нет?" — задается вопросом он. 

На переговорах по выходу из кризиса страны юга Европы сплотились вокруг Парижа. Их аргумент: деньги на финансовом рынке сами они взять не смогут.  Никто не станет покупать обязательства государств с гигантским бюджетным дефицитом. Если новые итальянские и испанские бонды окажутся в продаже, проценты, которые запросят покупатели, будут непомерно высоки, а востребованность ценных бумаг — сомнительна. Привлечь посторонние средства можно под гарантии стабильной экономики — лучше всего немецкой. Однако в Германии хоть и вежливо выслушивают просьбу соседей, но отвечают "нет".

Экономика должна быть экономной

Подобно Франции, ФРГ также обзавелась союзниками в Европе. Вместе они предлагают выход из кризиса, основанный на бюджетной экономии. Страны севера Евросоюза (Германия, Нидерланды, Финляндия), а также Австрия предпочитают жить по своим средствам. Идея совместных кредитных обязательств вызывает у них протест. Тем более — делить долг с расточительными южанами: по оценке бывшего еврокомиссара Фрица Болкестейна, в таком случае гражданами Нидерландского королевства придется выплачивать дополнительно несколько миллиардов, не получая в обмен ничего. Убедить избирателя в необходимости таких жертв практически невозможно.

На севере Европы экономическую политику юга уже давно принято критиковать за безответственность. Государственный долг Франции в исчислении к ВВП составляет 98%, Италии — 135%, Греции — 181%. Показатели Нидерландов и Германии несопоставимо ниже — 52% и 62% соответственно. При этом отказ от новых заимствований получил в ФРГ статус правовой нормы. Она известна как "черный нуль". И хотя в марте 2020-го при принятии бюджета пожертвовали этим правилом, согласиться с выпуском коронабондов Берлин просто так не сможет — правительству Ангелы Меркель, если оно переменит свое мнение, придется вынести это решение на утверждение парламента. Заранее известно: среди депутатов идея общих долгов популярностью не пользуется, и, скорее всего, они ответят "нет".

Располагая поддержкой политического класса и союзниками на севере ЕС, Меркель предлагает остальной Европе другое решение — затянуть пояса. Сделать это можно при помощи Европейского механизма стабильности (ESM), фонды которого насчитывают 410 млрд евро. При необходимости Берлин согласен увеличить их вдвое. Однако доступ к этому ресурсу пользуется на юге дурной славой: в обмен на предоставление денег от стран-получателей могут потребовать отчет об их расходовании в виде структурных реформ, урезания социальных обязательств и строгой бюджетной экономии. Через все это в 2010-е годы уже прошла Греция — страна, более других пострадавшая от предыдущего экономического кризиса. Последовать ее дорогой в Испании и Италии желающих нет.

Лидер главной на Апеннинах оппозиционной партии "Лига" националист Маттео Сальвини с порога отметает предложение Берлина. "Итальянцам все, связанное с ESM, в конечном итоге напоминает то, что уже произошло с Афинами: продажу портов, аэропортов, дворцов, памятников и даже золота", — заявляет политик. Джузеппе Конте, недавний партнер Сальвини по коалиции, лишь немногим менее категоричен. В интервью Sueddeutsche Zeitung глава кабинета назвал требования, выдвигавшиеся в прошлом грекам, "неприемлемыми". Остается еще вариант: доступ к ESM на льготных условиях. Однако Конте сомневается, что в Берлине пойдут на это. 

Вы должны еще нашему дедушке

В случае если переговоры между южанами и северянами в ЕС зайдут в тупик, остается один выход — информационная война. Обмен выпадами в публичном пространстве, призванный повлиять на общественное мнение и через него — на политиков. Пока инициативой в этой схватке владеют южане. Они используют аргументы, почерпнутые из истории, чтобы доказать, что Германии следовало бы раскошелиться. Главный из них — события 1953 года, когда страны — кредиторы ФРГ согласились отказаться от части послевоенных репараций, чтобы позволить немцам быстрее восстановить свою экономику. Если бы не это решение, замечают на юге, нынешнего успеха Германии, возможно, и не было бы. А это значит, что Берлин в долгу у европейцев, который самое время сейчас воздать сторицей.

Среди стран, имеющих к ФРГ финансовые счеты, охотно заявляет о своих претензиях Греция. Сумма репараций, выплаченных Берлином Афинам, оказалась особенно низкой. Отступая с Балкан, нацисты взяли у греческого государственного банка долг, а по итогам послевоенного списания выплатили денег на меньшую сумму, чем позаимствовали. Спустя много лет пересмотреть финансовое соглашение невозможно. Однако на юге взывают к голосу совести немцев.

На случай если этические аргументы не достигнут желаемой цели, у южан припасен еще один довод: отказ от финансовой солидарности богатых стран с бедными может привести к дискредитации европейского единства в глазах обойденных. В этом случае Италия и Испания могут обратиться за помощью к Китаю, давно стремящемуся укрепить свои позиции в Старом Свете. Такой исход неизбежно заденет интересы не только Германии, но и Соединенных Штатов Америки и будет означать раскол всего западного блока.

Однако на севере в ответ только пожимают плечами. Местные политики ссылаются на прецедент Brexit. Если страны-доноры заставить платить слишком много, то они могут разочароваться в Евросоюзе и по собственному желанию покинуть его.

Игорь Гашков