Все новости

Завязаны на своем деле: как трикотажная фабрика с 26-летней историей справляется с вирусом

Глава компании по производству трикотажа "Мультитекс" Федор Шелепов рассказал ТАСС, чем он смог удивить итальянцев, знающих в трикотаже толк, как его предприятие запустилось на фоне самой сложной ситуации для легкой промышленности больше 20 лет назад, а также рассказал, как относится к "коронакризису"
Федор Шелепов Донат Сокрокин/ТАСС
Описание
Федор Шелепов
© Донат Сокрокин/ТАСС

​​​​​Из машиностроителей в трикотажники

До запуска собственного бизнеса житель Свердловской области Федор Шелепов работал на Невьянском механическом заводе. Предприятие было учреждено указом Петра I в 1699 году, а во время Великой Отечественной войны, вплоть до начала 2000 годов занималось выпуском боеприпасов. В конце 1980 года завод решил диверсифицировать производство.

"СССР купил лицензию у итальянской компании Protti на технологию производства плосковязальных машин. Осваивать производство поручили Невьянскому заводу. Мы успешно справились. Если в 1989 году лицензию мы только увидели, то в конце 1991 уже начали производство машин. В 1992 году я поехал в Италию, мы там учились их делать", – вспоминает Шелепов.

Шелепов свою карьеру на заводе начал в1984 году, а в начале 90-ых руководил сервисной службой предприятия. За это время он полностью освоил все тонкости работы вязальных машин и сам занимался их наладкой. А местные программисты научились составлять различные программы вязания, что впоследствии "приятно удивило и итальянцев".

Когда в 1994 году нас посетил руководитель итальянского производства – Лука Протти, он был удивлен тем, как завод сумел настроить работу этих машин. Он заявил, что мы сделали машины по лицензии и научили их вязать то, что итальянцы даже не планировали. Они для такого модернизировали машины, а мы просто научили их вязать сложные вещи за счет грамотных технологов и программистов. Машины оказались очень надежными и долговечными", – говорит он.

Но идиллия, по словам предпринимателя, длилась недолго – резкий спад легкой промышленности в России к 1994 году привел к вынужденному закрытию большинства отечественных фабрик, что и привело к потере "львиной" доли клиентов. Чтобы не потерять занятость, Шелепов вместе с другими коллегами принял решение быстро перестроиться и уйти в бизнес.

"Мы из машиностроителей стали трикотажниками. До этого мы производили машины, делали наладку, проводили обучение – специалисты завода ездили по всей стране и налаживали машины. Потом мы все вернулись в Невьянск (один из старейших городов Урала, центр народного промысла Невьянской иконы – прим. ТАСС) и стали сами производить трикотаж. Выбора у нас не было – у нас были машины, современные на тот момент, и надо было людей сохранить", – говорит он.

Так, Шелепов и еще 15 человек из сервисной службы создали Товарищество с ограниченной ответственностью "Мультитекс". С завода они ушли, хотя после периодически помогали с обучением специалистов.

Часть из своих 30 плосковязальных машин они приобрели у завода, другую получили по "бартеру" в обмен на свои услуги, а ещё часть выкупили у закрывающихся фабрик области. Швей и дизайнеров привлекли из Невьянска и закрывшихся фабрик. Уже к 1996 году предприятие вышло на производство 100 тыс. изделий в год.

"Мы всегда выживали за счет сложного вязания и огромной номенклатуры изделий. Наши специалисты, если где-то увидят фотографию того или иного изделия, в принципе могут завтра уже запустить его в производство, если есть сырье. Вот так и работали всегда. Мы с 1996 года, честно говоря, не выросли – не стали мега-фабрикой. Мы просто сохраняли свой коллектив и всегда держались", – рассказывает он.

Кризис возможностей

Нынешний кризис, вызванный пандемией, не первый в жизни предпринимателя. Фабрика переживала кризисы 1998 и 2008 годов, оставшись не только на плаву, но и на подъеме. Однако предприниматель отмечает свою недальновидность "в вопросах онлайн-торговли", что и до всей истории с коронавирусом было в тренде.

Мы компания достаточно консервативная, соответственно, у нас позднее зажигание в онлайн-торговле получилось. И специалистов в Невьянске в этой сфере практически не было", – поясняет предприниматель.

В 2018 году положение для его предприятия из-за упущенных возможностей стало критическим – персонал пришлось сократить со 120 до 84 человек, были опасения, что компанию "возможно придется закрывать". Тогда ситуацию спасла господдержка.

В 2019 году в стране запустился национальный проект по поддержке предпринимательства (Национальный проект "Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы" – прим. ТАСС) Благодаря ему мы через Свердловский фонд поддержки предпринимательства получили льготный кредит в 5 млн рублей по ставке 6,25%", – вспоминает Шелепов.

Предприниматель понимал, что на какое-то время средства помогут продлить жизнь предприятия, но "онлайн-торговля неизбежна". Компания запустила свой интернет-магазин, решила отправить сотрудников на курсы по продвижению товара в интернете и начала заходить в крупные федеральные интернет-магазины, начав с маркетплейса Wildberries. При поддержке фонда был создан интернет-сайт для работы в Казахстане, были профинансированы несколько рекламных компаний по продвижению продукции в интернете.

В скором времени "усилия принесли плоды" – объем продаж у предприятия увеличился "в 10 раз". В качестве моделей для фотографий продукции компания стала привлекать работниц предприятия и жительниц Невьянска. По словам Шелепова, за последние два года предприятие смогло перестроиться на онлайн-продажи – сегодня они составляют 60% от общей доли продаж.

Сейчас заканчивается работа по упаковке франшизы предприятия, а в мае был подписан договор на поставку двух плосковязальных машин Cixing на сумму 6 млн рублей с региональной лизинговой компанией Татарстана. С платежом за оборудование в период пандемии им помогла корпорация МСП (федеральная корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства). Она дала отсрочку по выплате, чтобы помочь предприятию "выжить" в кризисной ситуации.

Корпорация МСП с 2015 года выступает системным интегратором инструментов поддержки малых и средних предприятий, а также реализации системных проектов в сфере развития предпринимательства.

"До пандемии на том же Wildberries мы ежемесячно продавали на 2-3 млн рублей, а через наш сайт реализовывали порядка 100 тыс. рублей в месяц. Сегодня реализация немного упала, но не критично. Сейчас мы еще вышли на OZON (российский интернет-магазин, предоставляющий своим покупателям более 5 млн позиций в 24 категориях – прим. ТАСС), но там мы только-только начинаем", – уверяет предприниматель.

Влияние пандемии

Пандемия вынудила Федора на какое-то время полностью закрыть производство, что повлияло и на оборот предприятия. Если в прошлом году ежемесячный оборот компании составлял 6 млн рублей, в феврале 2020 этот показатель поднялся на уровень 7 млн рублей, в апреле он снизился почти в три раза – до 2,5 млн.

"Сначала, конечно, был шок, потому что в один момент и онлайн-продажи встали, сейчас они восстанавливаются. Такого страшного кризиса никогда не было. Мы всегда работали и во все предыдущие кризисы сами выкарабкивались. Но и никаких мер государственной поддержки никогда не было. Сегодня могу и за нулевой кредит спасибо сказать", – отмечает он, поясняя, что им выдали беспроцентный кредит на выдачу заработной платы в рамках федерального пакета мер поддержки бизнеса.

"Мы смогли воспользоваться господдержкой еще и потому, что у нас есть еще ОКВЭД, связанный с торговлей непродовольственными товарами. Достаточно оперативно все сработали, и мы два раза выдали в рамках МРОТ зарплату", – говорит Шелепов.

В начале апреля компания получила разрешение на работу, введя дополнительные меры безопасности – дополнительную санитарную обработку, измерение температуры у сотрудников и соблюдение социальной дистанции. Временно перепрофилировались на производство масок.

"Стали привозить людей на своем транспорте на производство. Сначала мы вывели только швей на производство масок – буквально 10 человек, с ними был еще главный технолог и кое-кто из администрации. Сейчас уже есть маски, а в начале марта-апреля их не было вообще", – поясняет он, добавляя, что это больше "социальный проект", позволяющий также поддерживать занятость на фабрике. Сейчас они также шьют комплекты защитных костюмов для врачей.

Продолжать шить маски после пандемии они не планируют – это потребует отдельной линии производства и сертификации. "Вообще не наш профиль", – подчеркивает основатель фабрики.

На этом этапе их снова поддержал Свердловский фонд поддержки предпринимательства – с ними провели консультацию по нормативным документам для начала работы, а также выдали отсрочку на возврат кредитов и процентов по ним. Также поступил и Сбербанк, в дополнении к "нулевому" кредиту. Работников предприятие сохранило – в работе с такими машинами практически специалист "на вес золота", найти и обучить которого стоит очень дорого.

"Никогда не было, чтобы в кризис мы расставались с людьми. Я, наоборот, пытаюсь сохранить, потому что кризисы заканчиваются, а самое ценное – это людской потенциал. В апреле мы постепенно возобновили работу основного производства, продолжая шить маски, и также соблюдая все требования", – говорит Шелепов.

Сейчас практически все работники, кроме ИТ-службы, вернулись на производство. Однако торговые центры до сих пор не работают, поэтому пять собственных и 40 оффлайн-магазинов партнеров закрыты. Один из своих магазинов фабрика решила закрыть насовсем.

"К концу 2019 года в общем объеме продаж 60% составлял онлайн, а 40% – оффлайн. А сейчас, наверное, уже 90% онлайн, потому что все магазины закрыты. Наверное, после пандемии оставим только один оффлайн-магазин в Екатеринбурге в качестве пункта выдачи ну и свой фирменный в Невьянске. Будем концентрироваться на онлайн-продажах", – рассказывает о планах он.

В целом, резюмирует Шелепов, пандемия совпала с их сезонным спадом спроса – трикотаж обычно покупают с августа по май. Это дает надежду на преодоление кризиса с небольшими потерями. Он подчеркивает, что главное в этой ситуации то, что им удалось вернуться к работе, а продукцию "не сегодня, так завтра" можно будет реализовать и вернуть долги.

"Я оптимист. Сколько я уже пережил кризисов и уверен, что мы спокойно осенью выйдем из этой ситуации и будем продавать. Кончится эта пандемия. Главное, чтобы продукция была, и в коллективе все были здоровы", – резюмирует он.

Беседовала Виолетта Ханенева