Все новости

Болезнь Альцгеймера — это свойство организма? Неудачи ученых породили смелую гипотезу

© Владимир Смирнов/ТАСC
Каждый год почти у 10 млн человек развивается деменция, чаще всего — болезнь Альцгеймера. Фармацевтические компании сдаются в борьбе с недугом, а ученые ломают голову, что это вообще такое

Неудачи, которые терпят фармацевтические компании в борьбе с болезнью Альцгеймера, наводят на мысль, что мы неверно представляем истинное лицо врага. В отличие от той же ВИЧ-инфекции, болезнь Альцгеймера вызывают не вторгшиеся захватчики, а собственные клетки нашего мозга. Но что, если эта бомба замедленного действия играет в организме какую-то изначально полезную роль? Что, если амилоидные бляшки — спутники болезни — откладываются в нервной ткани, разрушая ее, потому что это зачем-то нужно?

Бета-амилоид не нравится нам тем, что убивает нервные клетки. Но иногда убивать их выгодно. Например, если это старые клетки, которые не могут нормально функционировать, выделяют воспалительные вещества и вредят "здоровым" соседям. В таком случае бета-амилоид может быть частью механизма конкуренции.

Можно представить, что без гибели нервных клеток мозг будет работать хуже. Недавно ученые из Португалии отключили в нейронах мух белки, отвечающие за смерть проигравших в соревновании клеток, а нейродегенерация — разрушение мозга — при этом усилилась: "старики" тащили с собой в могилу остальных. На основании этого эксперимента ученые предположили, что человека нельзя полностью лишить бета-амилоида без вреда для здоровья.

Послужной список бета-амилоида на этом не заканчивается. Известно, что он может работать антиоксидантом, нейтрализуя токсичные свободные радикалы в клетках, и стимулировать деление нейронов. Даже опухолевые клетки отказываются размножаться, если выключить в них ген, отвечающий за производство белка — предшественника бета-амилоида. Вероятно, поэтому болезнь Альцгеймера и рак редко поражают один и тот же организм.

Болезнь Альцгеймера можно рассматривать как нарушение принципа "хорошего понемножку". Как только полезный физиологический процесс выходит за отведенные пределы, он становится беспощадным убийцей. Избыточное деление клеток дает опухоль, чрезмерное свертывание крови — тромбоз. В основе этих заболеваний — замкнутый круг.

Клетки выделяют бета-амилоид как защиту от стресса, бактерий или старых клеток — образуются бляшки — клетки гибнут — оставшиеся в живых испытывают стресс и выделяют бета-амилоид (или стареют). В этом смысле болезнь Альцгеймера — типичное возрастное заболевание: у нее множество истоков (стресс и старение клеток могут возникнуть по множеству причин), и один раз попав в эту колею, выскочить из нее уже невозможно.

Геронтологи пытаются бороться с Альцгеймером так же, как с другими возрастными болезнями. Беда в том, что в основе этих заболеваний лежат физиологические механизмы, полезные в молодости, поэтому отменить их действие просто так невозможно. Та самая вариация гена АРОЕ, которая увеличивает риск развития болезни, в то же время увеличивает плодовитость и усиливает когнитивные способности молодого организма.

Поэтому геронтологи предлагают профилактику — те же способы, которыми они рассчитывают продлевать жизнь организма в целом и замедлять старение клеток в частности. Это, например, рапамицин — препарат, имитирующий частичное голодание на молекулярном уровне. Или кверцетин — вещество растительного происхождения, которое тестируют сейчас как убийцу старых клеток. Или просто физические нагрузки и диета — залог здорового образа жизни; впрочем, пока они помогают избежать накопления вредных белков в мозге только животным, а результаты у людей неоднозначные.

Болезнь Альцгеймера не появилась в ответ на микробную агрессию. Наоборот, она вышла на первый план как раз после того, как стараниями медиков люди избавились от других проблем вроде инфекций и отравлений. Главным фактором риска для нее остается возраст. В США среди людей 65–74 лет больны в среднем 3% (в России этот процент чуть выше, по крайней мере, в Москве их насчитывается 4,5%), 75–84 лет — 17%, а старше 85 лет — 32%.

Нейродегенерация развивается по тем же законам, что и другие возрастные состояния, проходя эволюционный путь от спасительного механизма до смертельного врага. Именно поэтому проваливаются попытки классифицировать типы деменции: болезнь Альцгеймера не болезнь в чистом виде, а скорее неотъемлемое свойство системы. Свойство живого организма, получившего неподъемный кредит долгожительства, с которым он не способен совладать. Но даже если мы однажды распутаем этот зловещий клубок и вскарабкаемся еще немного по лестнице долголетия, то что нас ждет дальше, за следующим поворотом?

В полной статье на научно-популярном сайте "Чердак" читайте, как проявляется болезнь Альцгеймера, что еще о ней известно и как с ней безуспешно боролись.

Полина Лосева