Все новости

Эксперты: закон о просвещении неоднозначен, но защитит учебные заведения от пропаганды

Документ запрещает использование такой деятельности для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях

МОСКВА, 31 мая. /ТАСС/. Закон о просветительской деятельности, который вступает в силу в РФ 1 июня, призван обезопасить учебные заведения от антироссийской пропаганды, которая зачастую преподносилась под видом просвещения, считают его авторы. При этом у ряда экспертов, опрошенных ТАСС, вызывает озабоченность то, как он будет реализован на практике.

Президент Владимир Путин 5 апреля подписал закон, закрепляющий в федеральном законе "Об образовании в РФ" понятие "просветительская деятельность". Документ запрещает использование такой деятельности для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях. Уточняется, что просветительскую деятельность осуществляют органы государственной власти и иные госорганы, а также органы местного самоуправления и уполномоченные ими организации.

Как отметила в беседе с ТАСС замглавы комитета Госдумы по образованию и науке Лариса Тутова ("Единая Россия"), согласно документу образовательным организациям запрещается подписывать какие-либо международные договоры без одобрения профильных министерств. Нововведение касается внешкольных и университетских программ. "Возможно, мера, описываемая в тексте закона, строгая и жесткая, но ею проще регулировать возникающие противоречивые ситуации, когда непонятен или вызывает подозрение в правдивости смысл и цели иностранного участия в просветительской деятельности", - считает Тутова.

По ее словам, авторы закона в первую очередь ставили перед собой цель "обезопасить учебные заведения от пропагандистских мероприятий, которые под ширмой образования проводят международные антироссийские круги".

Тутова отметила, что инициатива вызвала "существенный резонанс в экспертном сообществе". "Но хочу напомнить, что закон был инициирован депутатами от всех четырех фракций, входящих в комиссию по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России, а также сенаторами РФ. А это говорит о том, что документ был проработан всесторонне, учитывая разные мнения и противоположные суждения о необходимости и актуальности данной нормы для современной российской действительности", - подчеркнула Тутова.

Мнение экспертов

Специалисты отмечают, что закон вводит ряд ограничений. "Закон довольно много обсуждался, и те моменты, которые вызывали настороженность у большинства ученых, были сняты, но из-за этого многие положения были отданы на откуп правительству, к [проекту] постановления правительства, которое вышло, у экспертов претензий осталось очень много", - отметила профессор Института образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина, говоря о разработанном Минпросвещения РФ проекте постановления кабмина, который был вынесен на общественное обсуждение 23 апреля.

По ее словам, складывается ситуация, когда просветительская деятельность может осуществляться только с определенного разрешения. И если раньше такая деятельность была не лицензируемой и в просвещении участвовал широкий круг организаций и экспертов, то введение регулирования может стать для многих барьером. "В той формулировке, в какой закон прошел, был найден консенсус, но он был найден в том, чтобы передать многие важнейшие вопросы на уровень правительства, и то, что было представлено как постановление правительства, вызвало настороженность именно в части бюрократизации, в части ужесточения контроля этой деятельности", - добавила Абанкина.

С такой оценкой согласен вице-президент Российской академии наук, академик РАН Алексей Хохлов. При этом он считает, что вступление закона в силу 1 июня пока ничего не поменяет, поскольку "нет подзаконных актов, применительно к просветительской деятельности он не является законом прямого действия".

"Единственная норма прямого действия - это то, что университеты должны согласовывать международные договоры с министерством, но это чисто бюрократическая формальность, касается скорее иностранных отделов университетов. С точки зрения просвещения все остается по-старому, потому что нет никаких регуляторных актов правительства", - отметил Хохлов.

Внимание к просвещению

Профессор Института образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина отмечает, что людям часто морочили голову различные бизнес-тренеры, которые на платной основе собирали большие аудитории и рассказывали, например, как быстро заработать, успешно вести бизнес и т. п., информация в таком случае зачастую преподносилась непроверенная. С этой точки зрения внимание государства к контролю за просветительской деятельностью понятно, добавляет Абанкина. С другой стороны, продолжает она, под угрозой может оказаться очень много локальных инициатив, например, когда библиотека, педагог или ученый вели на селе просветительскую деятельность.

"И сейчас эта регламентация, конечно, вызывает озабоченность тем, что она затруднит доступ к этой просветительской деятельности", - отмечает Абанкина.

Заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, член-корреспондент Российской академии образования Евгений Ямбург считает формулировки закона о просвещении неопределенными, а дополнительное регулирование избыточным. "Какая будет тема, подробно опиши позиции - вот это никуда негодная вещь. Это фактически отбрасывает нас в прошлый век, к предварительной цензуре советской", - сказал Ямбург.

По его мнению, введение такого регулирования может пагубно сказаться на популяризации научного знания. "Популяризация научного знания требует открытости, а это [закон] отразится отрицательным образом, никакой популяризации не будет", - отметил Ямбург.