Все новости
"Неусыпный страж революции": 80 лет НКВД

"Неусыпный страж революции": 80 лет НКВД

Сотрудники НКВД, 1930-е годы
© Из архива Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета
В материале ИТАР-ТАСС - архивные фотографии, документы и воспоминания о центральном органе СССР по борьбе с преступностью

10 июля 1934 года ЦИК СССР принял постановление "Об образовании общесоюзного Народного комиссариата внутренних дел". Он стал центральным органом госуправления СССР по борьбе с преступностью и поддержанию общественного порядка вплоть до 1946 года. 

ИТАР-ТАСС представляет подборку архивных фотографий, документов и воспоминаний о работе одной из самых неоднозначных государственных структур СССР.

Структура и задачи НКВД

"Упрощенный порядок" рассмотрения дел

Первый Московский процесс

Работа следователей по Первому процессу

Нарком Генрих Ягода: раскулачивание и ГУЛаг, аресты и обвинения Ягоды, расстрел

Нарком Николай Ежов: назначение и репрессии, "разнарядки" по арестам, донос на Ежова и проверка в НКВД, расстрел

Нарком Лаврентий Берия: "бериевская амнистия", депортация народов, Берия - враг народа

От НКВД до МВД 

 

В декабре 1917 года для борьбы с контрреволюцией и саботажем в Советской России была образована Всероссийская Чрезвычайная комиссия во главе с Феликсом Дзержинским. В феврале 1922 года комиссия была преобразована в Государственное политическое управление при НКВД РСФСР. 

А в 1923 году вместо ГПУ было создано Объединенное государственное политическое управление при Совете народных комиссаров СССР. 

Позже ОГПУ вошло в состав всесоюзного Народного комиссариата внутренних дел, созданного 80 лет назад - в июле 1934 года. Вместо НКВД РСФСР начал действовать институт Уполномоченного народного комиссариата внутренних дел СССР.

Структура и задачи НКВД

В структуру НКВД входили внутренние войска, Главное управление государственной безопасности, Главное управление милиции, Главное управление лагерей (ГУЛАГ), а также управления строительства шоссейных дорог, пожарной охраны, картографии и геодезии, пограничной и внутренней охраны, по делам военнопленных и интернированных (в годы Великой Отечественной войны). 

На НКВД СССР было возложено "обеспечение революционного порядка и госбезопасности, охрана общественной (социалистической) собственности, запись актов гражданского состояния (запись рождений, смертей, бракосочетаний и разводов) и пограничная охрана".

Также в сфере ответственности НКВД находились политический сыск и право вынесения приговоров во внесудебном порядке, система исполнения наказаний, внешняя разведка, пограничные войска, контрразведка в армии.

НКВД был главным исполнителем массовых политических репрессий 1930-х годов. Только по 58-й статье Уголовного кодекса РСФСР (контрреволюционная деятельность) в период с 1921 по 1953 год были осуждены около 3,8 млн человек.

Многие граждане СССР были осуждены во внесудебном порядке тройками НКВД - это органы уголовного преследования, действовавшие на уровне республики, края или области. Например, областная тройка состояла из начальника областного управления НКВД, секретаря обкома и прокурора области.

С декабря 1934 года был введен "упрощенный порядок" рассмотрения дел "врагов народа", по которому следствие должно было закончить свою работу в течение десяти дней, обвинительное заключение вручалось обвиняемым за сутки до суда, дела слушались без участия сторон, а просьбы о помиловании запрещались.

Из книги "Крутой маршрут" (автор - Евгения Гинзбург)

"Он был удивительно противоречив для меня, этот последний год моей первой жизни, оборвавшейся в феврале 1937-го. С одной стороны, было очевидно, что я на всех парах качусь к пропасти. Все более свинцовыми тучами затягивался политический небосклон. Шли процессы. Процесс Зиновьева — Каменева. Кемеровское дело. Процесс Радека — Пятакова.

Газетные листы жгли, кололись, щупальцами скорпиона впивались в самое сердце. После каждого процесса дело закручивалось все туже. Вошел в жизнь страшный термин "враг народа". Каждая область и национальная республика по какой-то чудовищной логике должны были тоже иметь своих «врагов», чтобы не отстать от центра. Как в любой кампании, как, скажем, при хлебозаготовках или поставках молока".

Продолжение

В 1936 году состоялся первый из крупнейших московских процессов над лидерами внутрипартийной оппозиции. На скамье подсудимых были ближайшие соратники Ленина - Григорий Зиновьев, Лев Каменев и другие.

Их обвиняли не только в убийстве 1 декабря 1934 года члена Политбюро ЦК и секретаря ЦК и Ленинградского обкома ВКП(б) Сергея Кирова, но и в попытках убить Сталина и его ближайших соратников, а также свергнуть советскую власть. 

Из книги "Тайная история сталинских преступлений" (автор - Александр Орлов)

"Даже верхушка НКВД, знавшая коварство и безжалостность Сталина, была поражена той звериной ненавистью, какую он проявлял в отношении старых большевиков, особенно Каменева, Зиновьева и Смирнова. Его гнев не знал границ, когда он слышал, что тот или иной заключенный "держится твердо" и отказывается подписать требуемые показания.

В такие минуты Сталин зеленел от злости и выкрикивал хриплым голосом, в котором прорезался неожиданно сильный грузинский акцент:

"Скажите им - это относилось к Зиновьеву и Каменеву, - что бы они ни делали, они не остановят ход истории. Единственное, что они могут сделать, - это умереть или спасти свою шкуру. Поработайте над ними, пока они не приползут к вам на брюхе с признаниями в зубах!"

Продолжение

*в 1924-1930 годах - председатель Совета народных комиссаров СССР. В 1938 году был расстрелян по делу "Правотроцкистского антисоветского блока". На допросах признал себя виновным. 

Во время процесса следователей изматывали лихорадочная работа, нервное напряжение и недосыпание. 

Из книги "Тайная история сталинских преступлений" (автор - Александр Орлов)

"Один из следователей, бывший рабочий, падая с ног от круглосуточных допросов, украдкой прихватил с собой бутылку водки. Будучи не в состоянии бороться со сном, он доставал из стола бутылку и делал глоток. Первые ночи это как-то выручало. Но однажды он, что называется, перебрал...

На его беду, обход этой ночью делал сам Ягода со своим заместителем Аграновым. Они открыли дверь очередной камеры - и их глазам предстала такая картина. Следователь сидел на столе, жалобно восклицая: "Сегодня я тебя допрашиваю, завтра ты меня. Ни гроша-то наша жизнь не стоит!" 

Арестованный стоял рядом и отечески похлопывал его по плечу, пытаясь утешить".

Продолжение

Прокурор в заключительном слове заявил: "Взбесившихся собак я требую расстрелять - всех до одной!" Суд удовлетворил это требование.

В 1988 году приговор был отменен, а все осужденные реабилитированы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Одним из первых руководителей советских органов госбезопасности был Генрих Ягода, нарком внутренних дел СССР (1934-1936). Он был соратником Иосифа Сталина и руководил разгромом антисталинских демонстраций в октябре 1927 года.

Также он был одним из организаторов раскулачивания крестьян в Поволжье, на Украине, в Средней Азии, Казахстане, на Кавказе и в других регионах. При подавлении восстаний Ягода использовал самые жестокие методы (в том числе массовые расстрелы и депортации в концлагеря целых селений). Под руководством Ягоды в 1930 году было организовано Главное Управление исправительно-трудовых лагерей (ГУЛаг). 

Несколько месяцев, из номера в номер, газета "Вечерняя Москва" публиковала фотографии и короткие справки о людях, расстрелянных где-то в подвалах зданий, расположенных в проклятом квартале, и тайно захороненных на одном-двух московских кладбищах. И все эти убийства относятся не к пику 1937-1938 годов. Это люди, убитые в самом начале тридцатых годов и ничего общего не имеющие с теми слоями партийного и советского руководства, которые уничтожались начиная с сигнала, данного 1 декабря 1934 года. Это самые простые, беспартийные люди, работавшие кладовщиками, бухгалтерами, младшими научными сотрудниками, еще кем-то… Поразительно, что между их арестом и расстрелом проходит очень короткое время - иногда равное нескольким неделям. Вероятно, никто из их близких не понимал, почему их схватили и убили.
Лев Разгон
из книги "Плен в своём Отечестве"

В марте 1937 года Ягода был арестован. Изначально его обвинили в совершении "антигосударственных и уголовных преступлений", позже также обвинили в организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и подготовке государственного переворота и интервенции.

Также Ягоду обвинили в убийстве сына писателя Максима Горького - Максима Пешкова.

Из Центрального архива ФСБ. ("Запрещенный Сталин Часть II", автор - Василий Сойм):

Сообщение В. М. Киршона* о поведении Ягоды в тюрьме, 1938 год: 

"Майору государственной безопасности тов. Журбенко.

Ягода встретил меня фразой: "О деле говорить с вами не будем, я дал слово комкору на эти темы с вами не говорить". Он начал меня подробно расспрашивать о своей жене, о Надежде Алексеевне Пешковой**, о том, что о нем писали и говорят в городе. Затем Ягода заявил мне: "Я знаю, что вас ко мне подсадили, а иначе бы не посадили, не сомневаюсь, что все, что я вам скажу или сказал бы, будет передано. А то, что вы мне будете говорить, будет вам подсказано. А кроме того, наш разговор записывают в тетрадку у дверей те, кто вас подослал". Поэтому он говорил со мной мало, преимущественно о личном. <…>

О смерти Ягода говорит постоянно. Все время тоскует, что ему один путь - в подвал, что 25 января его расстреляют, и говорит, что никому не верит, что останется жив. "Если б я был уверен, что останусь жив, я бы еще взял на себя бремя всенародно заявить, что я убийца Макса*** и Горького". <…>

Ягода часто говорит о том, как хорошо было бы умереть до процесса. Речь идет не о самоубийстве, а о болезни. Ягода убежден, что он психически болен. Плачет он много раз в день, часто говорит, что задыхается, хочет кричать, вообще раскис и опустился позорно".


* В. М. Киршон (1902-1938), большевик с 1920 года, советский писатель и драматург. Один из секретарей Российской ассоциации пролетарских писателей в Москве. В 1937 году был исключен из партии и обвинен в принадлежности к "троцкистской группе в литературе". Расстрелян как "враг народа". В 1955 году был реабилитирован.

** Н. А. Пешкова - невестка писателя Максима Горького, жена его сына Максима Пешкова.

*** Максим Пешков.

Продолжение

В феврале 1938 года прошел суд над Ягодой. Виновным в шпионаже он себя не признал.

Из судебного отчета по Третьему Московскому процессу

"Вышинский*: Скажите, предатель и изменник Ягода, неужели во всей вашей гнусной и предательской деятельности вы не испытывали никогда ни малейшего сожаления, ни малейшего раскаяния? И сейчас, когда вы отвечаете наконец перед пролетарским судом за все ваши подлые преступления, вы не испытываете ни малейшего сожаления о сделанном вами?

Ягода: Да, сожалею, очень сожалею…

Вышинский: Внимание, товарищи судьи. Предатель и изменник Ягода сожалеет. О чем вы сожалеете, шпион и преступник Ягода?

Ягода: Очень сожалею… Очень сожалею, что, когда я мог это сделать, я всех вас не расстрелял".


*гособвинитель в этом деле. Дипломат, юрист, один из организаторов сталинских репрессий. В 1935-1939 годах входил в состав секретной комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по судебным делам. Комиссия утверждала все приговоры о смертной казни в СССР.

Продолжение

Ягоду приговорили к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 15 марта 1938 года в Лубянской тюрьме НКВД.

Одна из публикаций в ходе 10-дневного судебного процесса (газета "Известия" от 8 марта 1938 года).

В сентябре 1936 года Народным комиссаром внутренних дел СССР был назначен Николай Ежов. Позже ему было присвоено звание генерального комиссара госбезопасности.

Ежов выступал одним из организаторов массовых репрессий 1937-1938 годов, способствовал широкому применению мер физического воздействия на заключенных, разрешенных в практике НКВД с 1937 года циркуляром ЦК ВКП(б).

Из книги "НКВД изнутри. Записки чекиста" (автор - Михаил Шрейдер)

"...я, как и многие другие чекисты, был удивлен сенсационным известием о назначении на должность народного комиссара внутренних дел СССР работника ЦК ВКП(б) Николая Ивановича Ежова и переводом Ягоды на должность народного комиссара связи. На первых страницах центральных газет были помещены огромные портреты Ежова и Ягоды и большие статьи, посвященные обоим.

Большинство старых чекистов были убеждены в том, что с приходом в НКВД Ежова мы наконец вернемся к традициям Дзержинского, изживем нездоровую атмосферу и карьеристские, разложенческие и липаческие тенденции, насаждаемые в последние годы в органах Ягодой. Ведь Ежов, как секретарь ЦК, был близок к Сталину, в которого мы тогда верили, и мы полагали, что в органах будет теперь твердая и верная рука ЦК. В то же время большинство из нас считали, что Ягода как хороший администратор и организатор наведет порядок в Наркомате связи и принесет там большую пользу.

Этим вашим надеждам не суждено было сбыться. Вскоре началась такая волна репрессий, которой подверглись уже не только троцкисты и зиновьевцы, но и работники НКВД, плохо борющиеся с ними".

Продолжение

В период пребывания Ежова на посту главы НКВД были также репрессированы бывшие члены Политбюро ЦК ВКП(б) Ян Рудзутак, Станислав Косиор, Влас Чубарь, большая часть членов ЦК, наркомов, секретарей обкомов, военного командования, руководителей крупнейших предприятий. В 1937-1938 годах прошло несколько громких процессов против бывшего руководства страны, закончившихся смертными приговорами (Карл Радек, Леонид Серебряков, Николай Бухарин, Михаил Тухачевский, Генрих Ягода и др.).

*советский государственный и партийный деятель. В 1938 году был признан членом право-троцкистской организации на Украине. В 1939 году был расстрелян, в 1956 году - полностью реабилитирован. 

В марте 1937 года в докладе на пленуме ЦК ВКП(б) Ежов выступил с резкой критикой подчиненных, указав на провалы в агентурной и следственной работе. Пленум одобрил доклад и поручил Ежову навести порядок в органах НКВД.

С 1 октября 1936 года по 15 августа 1938 года были арестованы тысячи сотрудников госбезопасности. В июле 1937 года Ежов был награжден орденом Ленина "за выдающиеся успехи в деле руководства органами НКВД по выполнению правительственных заданий".

Именно при Ежове появились так называемые "разнарядки" местным органам НКВД, в которых указывалось число людей, подлежащих аресту, высылке, расстрелу или заключению.

Из книги "НКВД изнутри. Записки чекиста" (автор - Михаил Шрейдер)

"Вскоре после ареста Ягоды и некоторых его бывших подчиненных, якобы "тормозивших борьбу с троцкистами", Ежов созвал в Москву на совещание всех полномочных представителей НКВД республик, краев и областей. 

От Ивановской области ездил на это совещание Стырне. По возвращении Владимир Андреевич рассказывал своему заместителю и мне о том, как Ежов проводил совещание. Свою речь на совещании он начал примерно следующими словами: "Вы не смотрите, что я маленького роста. Руки у меня крепкие - сталинские. У меня хватит сил и энергии, чтобы покончить со всеми троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами и прочими террористами. И в первую очередь мы должны очистить наши органы от вражеских элементов, которые, по имеющимся у меня сведениям, смазывают борьбу с врагами народа на местах".

Сделав выразительную паузу, он с угрозой закончил: "Предупреждаю, что буду сажать и расстреливать всех, невзирая на чины и ранги, кто посмеет тормозить дело борьбы с врагами народа".

После этого Ежов стал называть приблизительные цифры предполагаемого наличия "врагов народа" по краям и областям, которые подлежат аресту и уничтожению. Услышав эти цифры, рассказывал Стырне, все присутствующие так и обмерли. На совещании присутствовали в большинстве старые опытные чекисты, располагавшие прекрасной агентурой и отлично знавшие действительное положение вещей. Они не могли верить в реальность и какую-либо обоснованность названных цифр". 

Продолжение

В ноябре 1938 года Политбюро обсуждало донос на Ежова. В доносе утверждалось, что наркому не раз докладывали о подозрительном поведении некоторых работников НКВД, но Ежов эти доклады игнорировал.

Политбюро решило провести проверку деятельности НКВД, в результате которой было найдено множество недостатков в работе чекиcтских органов.

Из книги "Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы" (автор - Павел Судоплатов)

"В 1938 году атмосфера была буквально пронизана страхом, в ней чувствовалось что-то зловещее. Шпигельглаз, заместитель начальника закордонной разведки НКВД, с каждым днем становился все ургюмее. Он оставил привычку проводить воскресные дни со мной и другими друзьями по службе.

В сентябре секретарь Ежова, тогдашнего главы НКВД, застрелился в лодке, катаясь по Москве-реке. Это для нас явилось полной неожиданностью.

Вскоре появилось озадачившее всех распоряжение, гласившее: ордера на арест без подписи Берии, первого заместителя Ежова, недействительны. Ходили слухи, что Берия уменьшительно-ласково называл Ежова "мой дорогой Ежик" и имел обыкновение похлопывать его по спине, однако его дружеское поведение было чисто показным. На Лубянке люди казались сдержанными и уклонялись от любых разговоров.

В НКВД работала специальная проверочная комиссия из ЦК".

Продолжение

Сам Ежов написал в Политбюро и лично Сталину прошение об отставке, в котором признал себя ответственным за вредительскую деятельность различных "врагов народа", проникших по недосмотру в НКВД и прокуратуру.

В апреле 1939 года Ежова арестовали. Его обвиняли в руководстве заговорщической организацией в войсках и органах НКВД СССР, в проведении шпионажа в пользу иностранных разведок, в подготовке террористических актов против руководителей партии и государства и вооруженного восстания против советской власти.

На следствии и суде Ежов отвергал все обвинения и единственной своей ошибкой признавал то, что "мало чистил" органы госбезопасности от "врагов народа".

В феврале 1940 года Николай Ежов был расстрелян.

Из книги "Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы" (автор - Павел Судоплатов)

"Делом Ежова, как я узнал позже, лично занимались Берия и один из его заместителей, Богдан Кобулов. Много лет спустя Кобулов рассказал мне, что Ежова арестовали в кабинете Маленкова в Центральном Комитете. Когда его вели на расстрел, он пел "Интернационал".

Я по-прежнему считаю Ежова ответственным за многие тяжкие преступления - больше того, он был еще и профессионально некомпетентным руководителем. Уверен: преступления Сталина приобрели столь безумный размах из-за того, в частности, что Ежов оказался совершенно непригодным к разведывательной и контрразведывательной работе.

Чтобы понять природу ежовщины, необходимо учитывать политические традиции, характерные для нашей страны. Все политические кампании в условиях диктатуры неизменно приобретают безумные масштабы, и Сталин виноват не только в преступлениях, совершавшихся по его указанию, но и в том, что позволил своим подчиненным от его имени уничтожать тех, кто оказывался неугоден местному партийному начальству на районном и областном уровнях. Руководители партии и НКВД получили возможность решать даже самые обычные споры, возникавшие чуть ли не каждый день, путем ликвидации своих оппонентов".

Продолжение

В 1998 году Военная коллегия Верховного суда РФ признала Николая Ежова не подлежащим реабилитации.

В августе 1938 года первым заместителем Ежова был назначен Лаврентий Берия.

Одним из первых его решений на посту главы НКВД стал пересмотр уголовных дел, заведенных при прежнем руководстве. В 1939 году была проведена "бериевская амнистия", по которой из тюрем ГУЛага на свободу вышли 270-290 тыс. человек. Был издан приказ "О недостатках в следственной работе органов НКВД" с требованием соблюдать уголовно-процессуальные нормы.

Из книги "Мой отец - Лаврентий Берия" (автор - Серго Берия)

"По данным Министерства безопасности России, с 1917 по 1990 год на территории бывшего СССР по обвинению в государственных преступлениях были осуждены почти 4 млн человек, 827 995 из них приговорены к расстрелу. На самом же деле число тех, кто попал под "красное колесо", неизмеримо больше. Среди жертв коммунистической тирании - миллионы членов семей "врагов народа", раскулаченные крестьяне, депортированные... Точной цифры сегодня, похоже, не знает никто, но пепел погибших стучит в наши сердца...

Когда уже после войны вновь начались репрессии, отец, помню, с горечью сказал:

- Это уже третий виток... Грязная вещь - политика...

Как-то я спросил у него:

- Но ведь и при тебе честные люди оказывались в тюрьме.

- Понимаешь, - ответил отец, - какие бы люди ни были в репрессивном аппарате, они всегда ищут врагов. Раньше ЧК видело их в купцах, помещиках, дворянах, сейчас ищут среди своих. Мы заменили в НКВД очень многих людей, но попробуй остановить маховик репрессий, если его раскручивали столько лет...

К несчастью, отец стал наркомом внутренних дел в то страшное время. Возглавив НКВД после Ягоды и Ежова - а это был конец 1938 года, он попытался сразу же затормозить колесо репрессий. Наверное, Сталину и нужен был в тот период такой человек. Хотя в самом Политбюро настроения были другие. С изменением курса были не согласны Жданов, Ворошилов, Молотов..."

Продолжение

Вместе с тем, Особое совещание при НКВД получило право на вынесение внесудебных приговоров. Берия провел чистку кадров органов НКВД, уволив более 7 тыс. рядовых сотрудников и около 4 тыс. человек из руководящего состава. Он реорганизовал систему ГУЛАГа, развил сеть так называемых шарашек или шараг - особых конструкторских бюро, где использовался труд заключенных, имеющих специальные научные или технические знания.

...после смещения в 1939 году Ежова и воцарения в госбезопасности Берии из лагерей и колоний выпустили свыше 327 400 человек. Тогда страна вздохнула с облегчением, а Берия вслед за Сталиным обрел репутацию избавителя от темных сил ежовщины. Мало кто знал, даже в высшем руководстве, что одновременно с освобождением арестованных посадили 200 тысяч человек, и это не считая депортированных из Западной Украины и Белоруссии поляков и националистов
Сергей Хрущев
из книги "Никита Хрущев. Реформатор"

*в 1939-1946 годы - секретарь ЦК КПСС.

**глава Московского горкома партии.

В 1939-1940 годах под руководством Берии была проведена массовая депортация из западных областей Белоруссии и Украины, Прибалтики. В 1940 году в Катыни под Смоленском был организован массовый расстрел польских военнопленных.

В 1944 году Берия руководил проведением операций по депортации чеченцев, ингушей, карачаевцев, калмыков, татар и других народов из кавказских республик и Крыма.

Из книги "Мой отец - Лаврентий Берия" (автор - Серго Берия)

"Сколько написано о депортации народов - и чеченцев, и ингушей, и калмыков, и крымских татар... А об участии в этой низости Жданова, Хрущева, вообще партийного аппарата - ни слова. А кто же все это затеял, кто отдавал приказы? Известно ведь уже, что решение принималось Политбюро. Когда только обсуждался вопрос о депортации, отец в присутствии многих людей, хотя всегда следил за своей речью и никогда не ругался, не выдержал и, не выбирая литературных выражений, высказал все, что думает о выселении народов Кавказа одному из тех, кто активно проводил эту подлую политику. Этим человеком был Щербаков.

- Ты идиот, - сказал отец, - неужели не понимаешь, что тебя используют как последнего дурака?!"
 

Продолжение

С 1938 по 1941 год Берия как нарком внутренних дел руководил внешней разведкой СССР. Благодаря ему удалось создать широкую агентурную сеть в Европе, Японии и США.

В феврале 1941 года НКВД был разделен на наркоматы госбезопасности и внутренних дел. Внешняя разведка была передана в ведение Народного комиссариата государственной безопасности (НКГБ). Лаврентий Берия остался во главе НКВД. Одновременно он был назначен заместителем председателя Совнаркома СССР, курировал лесную и нефтяную промышленность, цветную металлургию, речной флот.

В июле того же года вопросы госбезопасности вновь были переданы в ведение единого органа - НКВД СССР. В апреле 1943 года из состава НКВД снова был выделен Наркомат государственной безопасности СССР во главе с Всеволодом Меркуловым.

В декабре 1945 года Берию на посту наркома внутренних дел СССР сменил Сергей Круглов.

После смерти Сталина в 1953 году Берия стал первым заместителем председателя Совета Министров СССР и министром внутренних дел СССР (это министерство объединило бывшие ведомства внутренних дел и государственной безопасности). Тогда по инициативе Берии была объявлена амнистия значительному числу заключенных, смягчен паспортный режим, система ГУЛАГа передана в ведение Министерства юстиции, началась реабилитация жертв репрессий, была создана комиссия по рассмотрению дел о депортации из Грузии.

В 1953 году Берию обвинили в антипартийной, антигосударственной деятельности, шпионаже в пользу Великобритании, организации незаконных репрессий. Пленум ЦК КПСС вывел его из состава ЦК. Берия был исключен из партии и лишен всех званий.

Из книги "Мой отец - Лаврентий Берия" (автор - Серго Берия)

"17 декабря в печати появилось сообщение "В Прокуратуре СССР", где сообщалось: "Следствие по делу Берии и других заговорщиков закончено. Начавшийся на следующий же день суд завершился 23 декабря. В объявленном приговоре Л. П. Берия обвинялся в том, что он "сколотил враждебную Советскому государству изменническую группу заговорщиков, которые ставили своей целью использовать органы внутренних дел против Коммунистической партии и Советского правительства, поставить МВД над партией и правительством для захвата власти, ликвидации советского строя, реставрации капитализма и восстановления господства буржуазии".

В обвинительном заключении прямо говорилось, что Л. П. Берия и его сообщники строили свои преступные расчеты на поддержку заговора реакционными силами из-за рубежа, установление связи с иностранными разведками".

Продолжение

В декабре 1953 года на закрытом судебном процессе Берия был приговорен к смертной казни. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

В 2002 году Военная коллегия Верховного суда РФ признала Берию как организатора политических репрессий не подлежащим реабилитации.

В декабре 1945 года Берию на посту наркома внутренних дел СССР сменил Сергей Круглов.

В 1946 году НКВД был переименован в Министерство внутренних дел, а НКГБ - в Министерство государственной безопасности СССР. В марте 1953 года ведомства объединили в единое МВД СССР.

Через год из подчинения МВД вышли органы безопасности, и был создан Комитет государственной безопасности.

В декабре 1991 года КГБ СССР был упразднен.

Из книги "Архипелаг ГУЛаг" (автор - Александр Солженицын)

"Для такой ЧИСТКИ нужен был Сталин, да, но и партия же была нужна такая: большинство их, стоявших у власти, до самого момента собственной посадки безжалостно сажали других, послушно уничтожали себе подобных по тем же самым инструкциям, отдавали на расправу любого вчерашнего друга или соратника. И все крупные большевики, увенчанные теперь ореолом мучеников, успели побыть и палачами других большевиков (уж не считая, как прежде того, они все были палачами беспартийных). Может быть, 37-й год и нужен был для того, чтобы показать, как малого стоит все их МИРОВОЗЗРЕНИЕ, которым они так бодро хорохорились, разворашивая Россию, громя ее твердыни, топча ее святыни, — Россию, где ИМ САМИМ такая расправа никогда не угрожала. Жертвы большевиков с 1918 по 1936 никогда не вели себя так ничтожно, как ведущие большевики, когда пришла гроза на них. Если подробно рассматривать всю историю посадок и процессов 1936-38 годов, то главное отвращение испытываешь не к Сталину с подручными, но - к унизительно-гадким подсудимым, омерзение к душевной низости их после прежней гордости и непримиримости".

Продолжение