22 декабря 2021, 11:46
Партнерский материал

"Цифровой след": как в России меняется онлайн-образование

"Цифровой след": как в России меняется онлайн-образование

Рынок онлайн-образования переживает сегодня настоящий бум. Пандемия коронавируса серьезно ускорила процесс его развития. Эксперты уверены: будущее онлайн-образования - в использовании цифровых следов и паттернов. Это позволит создавать индивидуальные образовательные траектории и персонифицировать учебный процесс, что поможет сделать выпускников более востребованными и успешными

Пандемия почти не виновата

Согласно данным международных экспертов, рынок онлайн-образования растет гораздо более высокими темпами, чем ожидалось. Так, по подсчетам аналитической компании HolonIQ, объем мирового рынка онлайн-дипломов к 2025 году увеличится вдвое - до 74 млрд долларов, а рынок массовых открытых онлайн-курсов будет расти в среднем на 40% ежегодно до 2024 года. Причины такой динамики кроются не только и не столько в пандемии коронавируса. Она лишь стала дополнительным стимулом для отдельных организаций внедрить цифровые продукты в свою деятельность.

"Причина в корректировке спроса на высшее образование в связи с новыми запросами поколения Z и миллениалов на гибкие подходы к получению высшего образования и краткосрочные практико-ориентированные курсы, позволяющие начать быструю карьеру", - считает ректор Тольяттинского государственного университета (ТГУ) Михаил Криштал.

Общемировые тренды в онлайн-образовании в каждой стране сочетаются с локальными особенностями демографического, экономического, культурного плана, и Россия здесь не исключение. Развитие высшего образования вообще, помимо собственно образовательных, решает в нашей стране и такие задачи, как социализация молодежи, обеспечение кадрами экономики регионов, сокращение оттока студентов из регионов в столичные города и т. д.

Высшее образование онлайн до недавнего времени в основном рассматривали как синоним заочного дистанционного, при этом имея в виду, что оно по определению хуже, чем очное, и необходимо только там, куда не дотягивается высшее очное. Стереотипное восприятие дистанта сводится к некоему набору текстовых и мультимедийных материалов, пересылаемых по электронной почте или в мессенджерах. Перевод традиционных лекций в формат видеоконференции даже с возможностью видеть глаза каждого студента не спасает ситуацию. По сути, это сводится к имитации очного обучения, а имитация всегда хуже оригинала.

Современные технологии меняют такое восприятие. В том числе благодаря тому, что онлайн позволяет привлекать не только абитуриентов из различных точек страны или зарубежья без их физического присутствия в аудитории, но и ведущих ученых и преподавателей.

Большие данные и цифровые следы

"Система получения высшего образования онлайн должна включать целую инфраструктуру производства электронного контента и сопровождения учебного процесса, - уверен Криштал. - Кроме собственных курсов необходимы также механизмы интеграции внешних курсов, электронных лабораторных работ, электронных библиотек. По сути, это целая экосистема, на основе которой выстраивается новая бизнес-модель и новые цифровые бизнес-процессы".

Неотъемлемой частью этой экосистемы, рассказывают в ТГУ, является использование технологий Big Data - больших данных - и работы с цифровым следом.

"Онлайн-образование, в отличие от традиционного, позволяет отслеживать цифровые следы студентов, - отмечает проректор ТГУ по цифровизации Роман Боюр. - А дальше начинается самое интересное. Если мы можем видеть все учебное поведение студента, анализировать его, выделять шаблоны поведений, прогнозировать, создавать адаптивную систему обучения и на основе обратной связи постоянно улучшать ее, то такое образование намного продуктивнее обычного. Использование больших данных на основе снимаемых цифровых следов позволяет переходить к персонализированному образованию, которое чаще всего опирается на искусственный интеллект".

Такой подход опровергает аргумент о том, что индивидуальные образовательные траектории возможны лишь в формате традиционного очного обучения.

По словам советника генерального директора АНО "Университет 20.35" Василия Третьякова, когда университет учится работать с данными, он прежде всего начинает понимать ту среду, в которой оказывается студент. "Работая с данными, любой университет, который подходит к этому серьезно, понимает, как улучшить эту среду, к чему нужно стремиться, чтобы студентам стало более комфортно, чтобы с большей вероятностью они достигли успеха, того, ради чего они пришли в университет", - подчеркивает Третьяков.

С этой точки зрения ряд вузов страны движется в русле международного тренда.

"Все больше университетов США используют большие данные: они таким образом занимают большую часть рынка образовательных услуг, в отличие от тех университетов, которые дата-аналитику не используют вовсе, - считает президент и основатель DXtera Institute в США Дейл Ален (некоммерческая образовательная организация, специализируется на IT-решениях для высшего образования - прим. ТАСС). - Университеты могут стать драйверами изменений, фокусируясь на человеке. Такой опыт есть у многих университетов США и Европы: Гарвард, Южный Хэмптон, Вестерн, Открытый университет Каталонии. Я считаю, что это является отличительным трендом, именно при помощи Big Data университеты смогут увеличить число обучающихся у них студентов".

Как и зачем предсказывать поведение студента

В ТГУ эффективной площадкой для анализа и возможностей использования Big Data стал разработанный в 2015 году проект "Росдистант". Это целая экосистема цифровых сервисов дистанционного приема, обучения и сопровождения студентов до выпуска. Обучение студентов в LMS (Learning Management System - система управления обучением - прим. ТАСС) сопровождается снятием цифрового следа студентов в соответствии с международным стандартом xAPI (Experience API, или Tin Can API). Каждое действие обучающегося сохраняется в специальном хранилище - LRS, Learning Record Store.

"Цифровой след может использоваться для сопровождения обучения студентов, сопоставления данных о вовлеченности в учебный процесс и эффективности приложенных усилий со стороны студента, а также создания адаптивной образовательной среды и повышения качества обучения, - говорит ректор ТГУ. - Сейчас мы разрабатываем систему аналитики учебного поведения, основанную на анализе цифровых следов".

Анализ следов, оставляемых в цифровой среде, помогает приблизиться к тому, чтобы распознать когнитивные паттерны студентов, добавляет Роман Боюр. "А дальше строить поверх эти паттернов систему предиктивной аналитики и подлинно адаптивную систему обучения. В этом гигантский потенциал современного онлайн-образования", - утверждает он.

Основная сложность в отслеживании цифровых следов заключается в огромном количестве их источников и способов сбора, продолжает проректор ТГУ. "Провайдеры сервисов не особо стремятся этим цифровым следом делиться, поскольку понимание своих пользователей - это их конкурентное преимущество, - поясняет Боюр. - Но сейчас становятся критично важными единые принципы и стандарты того, как этот след нужно снимать и как его нужно отдавать. Идея стандартизации взаимодействия самых разнообразных сервисов витает в воздухе, и для образования это очень актуально".

Контроль цифровой среды вне собственно учебной на сегодняшний день находится за пределами возможностей вузов. "Анализ этого содержания действительно трудный, потому что мы не контролируем ту цифровую среду, в которой это все происходит, - поддерживает коллегу Третьяков. - Мы сегодня к этому идем, стараемся понять, что на самом деле переживает, что делает обучающийся, чем он мотивирован, какие цели преследует. Это выходит далеко за рамки формального образовательного процесса".

"Будущее за единообразными способами снятия, накопления и анализа цифрового следа, - убежден проректор ТГУ. - Если удастся этого добиться, мы все приблизимся к самой главной цели - видеть, насколько наши усилия по образованию приближают человека к его задаче - успешности".

Сила в единстве

Одним из вариантов решений вопроса может стать работа внутри консорциума "Цифровые университеты". Он был образован в декабре 2020 года. Инициатор создания и организатор его работы - ТГУ. В настоящий момент в консорциум входит 41 организация, включая 28 вузов, десять индустриальных партнеров, онлайн-библиотеки и Университетский консорциум исследователей больших данных.

"Мы хотим сделать набор стандартов, по которым все цифровые сервисы для вузов будут взаимодействовать друг с другом, - говорит Боюр. - В идеале через несколько лет мы получим ситуацию, при которой разработчик, сделав одно маленькое приложение, сразу получает рынок всех вузов и студентов страны. Это может привести к взрывообразному росту рынка IT-решений для высшего образования".

Игроками этого рынка смогут стать IT-компании, вузы и даже студенты, считает проректор по цифровой трансформации МФТИ Дмитрий Корэ.

"Когда мы перейдем на единую платформу и будем там создавать все сервисы, то те вузы, у которых есть уникальные решения, смогут их как сервис через платформу предлагать, например, на коммерческой основе, другим вузам, - отмечает Корэ. - И поскольку это будет доступно всем, именно количество скачиваний и будет определять востребованность этого сервиса и влиять на его качество. И самое важное - это смогут делать студенты. Многие из них пишут небольшие программные продукты, улучшающие жизнь, которые „умирают“ с их уходом из вуза. Но если мы дадим разработчикам возможность разместить свои продукты на платформе по единым правилам, то эти продукты потом могут войти в общую экосистему. И кто сказал, что из них потом не может вырасти стартап или своя IT-компания?"

Эксперты считают, что появление возможности цифровой интеграции приведет к трансформации рынка образования, как это произошло, например, с рынком аренды жилья или заказа такси.

По мнению Романа Боюра, лет через 10–15 крупные интеграторы будут продавать не просто набор курсов, а подписку на определенный уровень компетенций: "Как только что-то меняется, выходит новая версия, мне несут новый курс в рамках подписки. Когда появятся такого рода услуги, все традиционное образование будет сломано. Причем университеты никуда не денутся, будут работать, как и раньше, точно так же как таксисты продолжают водить машины. Просто платить за образование будут не им".