Все новости

Фабрика благолепия: как работает крупнейший завод церковного искусства

В преддверии праздника Пасхи корреспонденты ТАСС побывали на знаменитом заводе предметов церковного обихода в подмосковном Софрине

Новое японское оборудование и не менее 50 процентов ручного труда в каждом изделии; эксперименты с современными пластмассами и металлами и возрождение утерянных технологий традиционных ремесел; реставрация старинных икон и создание образов новых святых — все это подмосковный завод "Софрино".

Предприятие необычно своей специализацией. Это крупнейший не только в России, но и в мире завод церковной утвари. Кроме того, у нас он стал своего рода монополистом в области изготовления произведений церковного искусства.

Ювелирных цех в Софрино Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Ювелирных цех в Софрино
© Михаил Терещенко/ТАСС

Предприятие привлекает к себе внимание не только людей церковных. По нескольку раз в неделю сюда приезжают экскурсии школьников или отдыхающих окрестных подмосковных санаториев. Не говоря уже о высоких гостях — чиновниках, деятелях культуры или влиятельных общественниках.

Для настоятелей храмов визит в Софрино — не развлечение, а необходимость. Много православных храмов сейчас строится или восстанавливается. И до сих пор они не обеспечены всем необходимым. В том числе завод принимает деятельное участие в программе строительства новых храмов в Москве.

"Здесь создаются все элементы, которые можно встретить в интерьере храма, от свечей до иконостасов. Делаем все, кроме стен, крыши и росписей. Хотя храм при заводе наши художники расписывали сами", — рассказывает настоятель фабричного храма в честь Серафима Саровского протоиерей Валерий Кузьмин. На заводе он служит консультантом по каноническим вопросам, то есть проверяет производимые и разрабатываемые изделия на соответствие всем церковным правилам.

К Светлому празднику

Скоро Пасха, и в цехах преобладает яркие оттенки. Вышивальные машины создают орнаменты на красных облачениях, в которых священники служат в течение 40 дней праздника Воскресения Христова. "Узор сначала пишет художник, затем идет его отрисовка цветом, по этому цвету подбираются тона ниток, которые комбинируются между собой, и затем все это обрабатывается программистом", — рассказывает отец Валерий. Когда в Софрино несколько лет назад появились эти японские машины, во всем мире их насчитывалось всего три.

Производство богослужебных облачений Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Производство богослужебных облачений
© Михаил Терещенко/ТАСС

Процесс трудоемкий, но если раньше на создание одного священнического облачения уходило года два, то теперь — три месяца. Причем около двух из них уходит на создание компьютерной программы, и несколько дней — на машинную вышивку. "Еще три-пять лет назад о таких объемах, на которые мы вышли сейчас, и говорить невозможно было", — отмечает отец Валерий. Есть и изделия, которые вышивают вручную, в том числе бисером и жемчугом. "Мы достаточно строго придерживаемся правила, что вклад ручного труда в каждое изделие должен быть не менее 50%", — говорит он.

Горячая пора в прямом смысле слова в свечном цехе, ведь в пасхальные дни в храмах горят особые свечи красного цвета. "К Пасхе начинаем готовиться иногда уже в декабре. В день делаем от 800 до 1000 пачек — это около двух тонн свечей. Всего изготавливаем более 150 тонн", — рассказывает начальник цеха Сергей Переверзев.

Фасовка готовых красных церковных свечей в автоматном зале свечного цеха  Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Фасовка готовых красных церковных свечей в автоматном зале свечного цеха
© Михаил Терещенко/ТАСС

Кстати, бессменный с 1987 года директор предприятия "Софрино" Евгений Пархаев сам когда-то был рабочим на фабрике и крутил "свечной барабан" — ручной станок для изготовления свечей из горячего воска или парафина. Примеров карьерного роста на фабрике много. Например, оператор вышивальной машины, овладев особенностями процесса, становится затем разработчиком компьютерных программ. А руководитель одного из цехов, который с нуля возродил уникальную ювелирную технику горячей эмали, был в свое время профессиональным поваром.

Дисциплина и трудовые будни

Перед праздником всем приходится работать сверхурочно, так как поступает много заказов. Но пасхальная Светлая неделя — выходная. Не работают сотрудники и в Страстные пятницу и субботу. По желанию можно отлучиться для участия в богослужении в храме на территории завода.

При приеме на работу помимо стандартных процедур люди проходят собеседование со священником. "Конечно, каждый сотрудник представляет себе, где он работает, и что делает он необычную продукцию. Но строгих требований к соискателям нет, — рассказывает протоиерей Кузьмин. — Человек должен быть православным христианином и соблюдать те правила внутреннего распорядка, которые есть. Например, у нас запрещена ненормативная лексика".

Пошив церковных митр Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Пошив церковных митр
© Михаил Терещенко/ТАСС

Как и на любом светском предприятии, употребление алкоголя на рабочем месте не допускается. А вот перекур возможен. "Конечно, я как священник не одобряю такой привычки. Но я не могу запрещать что-то, лишь советовать и настраивать отказаться от этой страсти", — отмечает настоятель храма.

Кстати, в столовой в дни Великого поста не только постная еда, но и мясо, рыба, молочные продукты с известных подмосковных комбинатов. Кроме того, есть выбор овощей из расположенных тут же теплиц. Огурцами подсобное хозяйство не ограничивается. Летом по территории фабрики гуляют павлины, а на газонах стоят настоящие пчелиные ульи.

Интерьеры же фабричных цехов достаточно стандартные, их отличают только иконы в каждом помещении да портреты патриархов Московских. Каждый из предстоятелей Русской церкви внес свой вклад в историю завода. После войны, при патриархе Алексии I открылись маленькие мастерские в Новодевичьем монастыре, где делали только бумажные иконки для домашней молитвы, нательные крестики и свечки. Патриарх Пимен добился разрешения на выделение земли, как он мечтал — "по пути к Троице-Сергиевой Лавре" — в подмосковном поселке Софрино. С 1980 года фабрика официально начала свою работу.

Интерьеры фабричных цехов достаточно стандартные, их отличают только иконы в каждом помещении Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Интерьеры фабричных цехов достаточно стандартные, их отличают только иконы в каждом помещении
© Михаил Терещенко/ТАСС

Спрос был огромный, потому что тогда разоренным еще с революционных времен храмам требовалось абсолютно все. Поэтому и следующие патриархи особо следили за развитием предприятия. Результаты их заботы впечатляют: вместо изначальных 4 га территория завода сегодня разрослась до 32 га, открыты около двух десятков производственных цехов, закуплено самое современное оборудование, выстроен храм, при фабрике открыт музей и выставочный зал с лучшими образцами продукции.

Смекалка и отвага

Отец Валерий в беседе с журналистами повторяет "заезженную" фразу: "Главное наше сокровище — это люди". Но истории сотрудников действительно удивительные. Основной костяк трудится здесь десятилетиями. Каждый из них — уникальный специалист. Даже работница, которая умеет за десять секунд упаковать пучок свечей в аккуратные шестигранники абсолютно одинакового веса, похожие на пчелиные соты.

Особый вклад в церковное искусство, возродив прерванную революцией традицию, вносят реставраторы, ювелиры, плотники, иконописцы фабрики. В 80-е годы работа в церкви сразу понижала положение человека в обществе. Поэтому в церковные мастерские шли только отважные и заинтересованные люди.

Инструментальный цех в Софрино Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Инструментальный цех в Софрино
© Михаил Терещенко/ТАСС

"Первоначально здесь трудились около 400 человек. Постепенно они смогли воспитать учеников. Теперь на предприятии работают более 1700 мастеров", — отмечает отец Валерий. По его словам, здесь есть производственные династии в трех поколениях. "Главные качества — это не только профессионализм, но и смекалка. Ведь приходится каждый раз придумать, как создать то или иное произведение в заданных условиях. Готовых решений нет, а время всегда поджимает", — говорит священник.

Руками здешних мастеров сделано многое в интерьере самых известных храмов. Например, в убранстве храма Христа Спасителя и соборов Московского Кремля.

Три года потребовалось, чтобы создать драгоценные раку и сень для одной из самых почитаемых православных святынь — мощей Матроны Московской, которые покоятся в Покровском монастыре Москвы. В короткие сроки в Софрино были сделаны икона Святителя Николая и ковчег для его мощей, которую приносили в Россию в 2017 году из Бари. Или, например, восемь с половиной лет художник писал 48 икон для всего церковного года. "Потом делались их полиграфические копии и тиражировались изображения для множества храмов Русской православной церкви. Но первоначально писал и создавал все образы именно один мастер, чтобы сохранилось единство стиля", — объясняет отец Валерий.

Готовая церковная утварь в экспозиционном зале Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Готовая церковная утварь в экспозиционном зале
© Михаил Терещенко/ТАСС

Сейчас в поселке и окружающих его городах предприятие пользуется популярностью, работать на нем престижно. И, главное, людям не приходится каждый день ездить в Москву, работа рядом. "Мне 22 года и это моя первая работа. Предприятие в нашем поселке, да и в окрестностях — известное. Пока трудностей особых не вижу, работать интересно. Сам я не особо религиозный человек, хотя совсем неверующих людей, как мне кажется, не бывает", — рассказывает один из сотрудников, Сергей Шепталов. У него должность переплетчика, но занимается он необычной работой: бережно вставляет богослужебные Евангелия в оклады, сияющие золотом.

Технологии на страже традиции

Сотрудники предприятия гордятся тем, что смогли возродить утерянные в России традиционные ремесла, в частности, финифть и горячую эмаль. Сейчас эти технологии полностью отработаны, и из рук ювелиров выходят настоящие произведения искусства.

Например, художник Елена Давыдова работает в Софрино почти всю свою жизнь — занимается реставрацией икон уже 25 лет. За это время она восстановила несколько тысяч старинных образов. "Реставрируем иконы для храмов и частных лиц. Бывает, что повреждены или даже разбиты доски, на которых написана икона. Раскрываем потемневшие поверхностные лаки, восстанавливаем краски только в границах утрат. Мы должны вторгаться минимально и сохранить то, что было у автора", — рассказала художник. Реставраторы проходят стажировки в институте имени Грабаря, контактируют с мастерами из Троице-Сергиевой лавры и других известных центров.

Реставрация икон Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Реставрация икон
© Михаил Терещенко/ТАСС

При этом в Софрине не боятся современных технологий, чем иногда навлекают на себя критику эстетов. Например, если храм построен из бетона, его своды уже не всегда выдержат традиционное паникадило — большой центральный светильник, который помимо осветительных функций имеет символику Эдемского сада, утерянного рая.

Протоиерей Валерий Кузьмин рассказывает, как придумали металлизированную пластмассу. Внутри — легкие по весу полимеры, а сверху — медь и позолота. Изделие получается не тяжелое и в то же время красивое и соответствующее канонам. Или экспериментируют с нитридом титана. Это покрытие гораздо дешевле золота, долговечное и прочное. Если применять его умеренно и со вкусом, интерьер храма можно украсить, потратив не очень большие деньги.

Нитридом титана, например, покрыты купола храма Христа Спасителя. Технологии позволяют создать разные оттенки цвета — от серебра до золота и меди.

Экспозиционный зал подмосковного завода "Софрино" Михаил Терещенко/ТАСС
Описание
Экспозиционный зал подмосковного завода "Софрино"
© Михаил Терещенко/ТАСС

"Мы все время стремимся делать больше не столько по количеству, сколько по ассортименту. Например, раньше у всех были одинаковые мебельные стенки, и, хоть аналогия не очень уместна, одинаковые иконы дома. Теперь у людей более широкий кругозор, поэтому даже дома стремятся повесить красивые, гармоничные и разнообразные образы. Не говоря уже о храме — здесь, в зависимости от стиля архитектуры, мы должны дать такую возможность", — заключил отец Валерий.

Антонина Мага