Все новости

Красота в инвалидном кресле. Что такое "особенная мода", в которой Россия обгоняет всех

© Сергей Бобылев/ТАСС
Рассказываем, как девушки с ДЦП становятся моделями, какая одежда нужна людям с инвалидностью и где и когда придумали первое в мире пальто для "особенных" людей

"Однажды я застряла в платье"

"Когда меня выписали из больницы, я специально сидела перед зеркалом без протеза, — рассказывает Татьяна. — Сначала отражение меня ужаснуло. Потому что в голове я себя воспринимала как "целую". Мне только через год после травмы стали сниться сны, где я на протезе". Татьяна потеряла ногу четыре года назад, после аварии. Она до сих пор иногда удивляется, если вскользь видит себя в зеркале.

Мы боремся за доступную среду и учимся выговаривать "человек с особенностями здоровья" вместо слова "инвалид", но для многих из нас отношение к людям с инвалидностью укладывается в формулу "жив — и слава богу". Если ребенка с ДЦП не сдали в детдом, уже спасибо. Если человек с ампутацией ходит на протезе и не сидит без работы, уже хорошо. Но такие люди хотят не выживать, а жить. И в том числе — быть красивыми и красиво одеваться. Особенно в мире, где встречают все-таки по одежке.

Татьяна спокойно носит юбки и протеза не стесняется: "Я уже воспринимаю его как ногу и не люблю фотографироваться без него даже на пляже — мне не нравится картинка". Она говорит, что к ней никто не относился "как к ущербной" и она даже не задумывалась, красиво это или нет. Не всем так повезло: некоторые десятилетиями не решаются надеть юбку или шорты и показать протез.

Татьяна Пустовалова Личный архив Татьяны Пустоваловой
Описание
Татьяна Пустовалова
© Личный архив Татьяны Пустоваловой

Но когда мы говорим о модной одежде для людей с инвалидностью, речь не только о том, чтобы позволять себе короткое/яркое. А о том, что их "особенности здоровья" требуют не только пандусов и колясок, но и специальной одежды. Татьяна любит ходить в походы, и иногда ей нужно поправить протез. "Не всегда можно сесть на камень и при всех снять брюки, — говорит она. — Поэтому мне нужны штаны с вшитой молнией". И таких потребностей, о которых здоровый человек вообще не задумывается, — много. 

Вот что говорят люди с инвалидностью и эксперты о том, зачем нужна "особенная" одежда:

"Меня плохо слушаются руки, и однажды я застряла в платье: не могла ни застегнуть молнию, ни вылезти из него. А у меня была встреча! Пришлось идти к соседям и просить их застегнуть на мне платье".

"У людей с аутизмом другая чувствительность, они страдают от швов. Они могут как-то неожиданно себя повести просто потому, что их раздражает ткань одежды".

"Вот девушка с ДЦП. Ей надо носить на руке ортез, который улучшает ее физическое состояние. А она с ним не может надеть пальто — не влезает. Поэтому она ортез не носит и чувствует себя хуже, чем могла бы…"

За кулисами показа Bezgraniz Couture Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
За кулисами показа Bezgraniz Couture
© Сергей Бобылев/ТАСС

Одежда, учитывающая эти потребности, есть. Она называется адаптивной. Проблема в том, что ее сравнительно немного, она не всегда красивая и большинство людей с инвалидностью не знает, где ее купить.

Хотя вообще-то Россия в этой сфере — впереди планеты всей. Без преувеличений.

"В этом аспекте моды Россия — трендсеттер"

"Когда мы начинали с этим работать, то спрашивали людей с инвалидностью, что им нужнее всего, — рассказывает дизайнер из Новосибирска Алена Русакова. — И все сказали: самое сложное — выйти на улицу в дождь-снег-ветер. Для них это как для нас на Эверест сходить". Поэтому Алена начала с дождевика-трансформера. Он "собирается" прямо на человеке, и если тот сидит в коляске, то не приходится его мучить.

"Ко мне чаще всего приходят за брюками, — говорит Надежда Быкова, тоже из Новосибирска. — Они должны быть с завышенной задней половинкой, потому что, когда человек сидит, спина оголяется". А для людей с ампутациями она вшивает в брюки молнию — это как раз то, что так нужно Татьяне.

Перед выходом на подиум во время показа Bezgraniz Couture Антон Новодережкин/ТАСС
Описание
Перед выходом на подиум во время показа Bezgraniz Couture
© Антон Новодережкин/ТАСС

Идея адаптивной одежды для "особенных" людей родилась совсем не в наш век политкорректности. Специальные пальто, брюки и мужской костюм запатентовали в СССР еще в 70-х годах — скорее всего, впервые в мире. Сейчас российские дизайнеры делают такие вещи под заказ. То есть пойти в магазин и купить адаптивные брюки так, как мы покупаем джинсы, нельзя. И это не только в России. "Индустрии одежды для людей с инвалидностью нет нигде. Есть небольшое количество маленьких компаний, производящих вещи в основном для людей, пользующихся инвалидной коляской. Известные мировые бренды только сейчас начали этим заниматься, и это, возможно, скорее вопрос пиара", — говорит Янина Урусова, создатель проекта Bezgraniz Couture. И чаще всего такие вещи бывают некрасивыми. "Какой-нибудь цветастый комбинезон в розовых тонах, как будто человек с инвалидностью — ребенок, — рассказывает Урусова. — Такое делают даже знаменитые марки. Спросите людей — они не будут это носить".

Во время показа Bezgraniz Couture Сергей Карпов/ТАСС
Описание
Во время показа Bezgraniz Couture
© Сергей Карпов/ТАСС

Проект Bezgraniz Couture занимается созданием адаптивной одежды, но не производит ее сам. Это платформа, которая сводит дизайнеров и исследователей, организовывает и находит деньги на проекты. Но в какой-то момент стало ясно, что найти красивую и модную одежду для людей с инвалидностью очень сложно. И Янина Урусова решила, что модельеров надо этому учить. Так родилось сотрудничество с Британской высшей школой дизайна — там благодаря инициативе Bezgraniz Couture появился курс по созданию адаптивной одежды.

На этом курсе училась дизайнер Марта Воробьева. Студенты должны были сконструировать одежду для конкретных людей с разными типами инвалидности. Марта выбрала Анну, у которой обе ноги были ампутированы до середины бедра, — девушка передвигалась на коляске. "Она хотела платье и пиджак, — рассказывает Марта. — И надо было продумать: чтобы юбка не попадала под коляску, а рукав не пачкался, когда она двигает колесо. Еще надо было учитывать, что она все время сидит, а на сидячем человеке одежда всегда выглядит хуже. И пиджак должен быть другой длины…"

Дизайнеры Виктория Лим, Марта Воробьева, модель Анна Петухова, дизайнер Ольга Рябоконь Личный архив Марты Воробьевой
Описание
Дизайнеры Виктория Лим, Марта Воробьева, модель Анна Петухова, дизайнер Ольга Рябоконь
© Личный архив Марты Воробьевой

Сейчас Марта не шьет такие вещи — у нее свой бренд, и ни на что другое времени не остается. Но она надеется когда-нибудь заняться этим системно: "Это не просто "я придумал рубашку". Рубашку каждый раз надо продумывать так, словно изобретаешь велосипед".

"Изобретать велосипед" концептуально и последовательно одним из первых в мире стал именно наш проект — Bezgraniz Couture. Он же первым вывел адаптивную одежду на мировой подиум (в рамках Mercedes-Benz Fashion Week в 2014 году в Москве). "В этом аспекте моды Россия — трендсеттер", — уверена Янина Урусова. Пусть пока такой одежды у нас немного. Зато она, без преувеличений, — лучшая в мире.  

"Это не инвалиды, это модели!"

"Настя, расскажи о себе", — говорят темноволосой девушке. Ее снимают на видео, но она не смотрит в камеру, а разглядывает свои ладони. "Скажи в камеру: "Я стесняюсь". Это же правда? Но это надо сказать вслух". За полторы минуты девушка так и не подняла глаз. У нее аутизм. Через год она по-прежнему будет стесняться камеры, но общаться ей станет полегче. Ей помогут стать вышивальщицей. Сейчас она делает красивые вещи, их покупают, и у нее все хорошо. А на видео ее снимали на уроках "Особой моды". Это единственная в России и мире школа моделей для людей с инвалидностью, она находится в Томске.

Конкурс дизайнеров, организованный школой "Особая мода"  Сообщество ВКонтакте "Особая мода"
Описание
Конкурс дизайнеров, организованный школой "Особая мода"
© Сообщество ВКонтакте "Особая мода"

Ирина Дорохова решила создать школу моделей, когда сама из-за аварии оказалась в инвалидном кресле. "После травмы я стала обращать внимание на то, как на меня смотрят. И как смотрят на других людей с инвалидностью, — говорит она. — Хотелось, чтобы смотрели с восхищением". Школа была создана в 2012 году. В ней много дисциплин — от психологии до актерского мастерства. По подиуму здесь тоже учат двигаться, в том числе на инвалидном кресле. "Главное — образ, подача себя. Походка — только элемент, — говорит Ольга Кирякова. — Я, по сути, совершенно не самостоятельна физически, даже передвигалась по подиуму с помощью волонтера. Но при этом долго была ведущей моделью проекта". У Ольги генетическое заболевание, из-за которого постепенно отказывают все мышцы, она передвигается в коляске.

Выпускники "Особой моды" участвуют в фотосъемках и показах, выступают на Неделях моды. "В первый раз обычные модели косо смотрели на нашу команду, мол, что тут делают эти инвалиды, мешаются только, — вспоминает Ольга. — Но после репетиций их мнение резко изменилось. Когда кто-то говорил "а что это за инвалиды?", они поправляли: "Это не инвалиды, это модели!"

Ольга Кирякова (в центре) с братом и его женой Личный архив Ольги Киряковой
Описание
Ольга Кирякова (в центре) с братом и его женой
© Личный архив Ольги Киряковой

Ольгу можно было бы назвать профессиональной моделью, если б не одно но: за работу ей почти никогда не платили денег. И это — общая история. "У нас считают, что ты получаешь какой-то пиар или публикацию — и этого достаточно, — говорит Владимир Ахапкин, модель и дизайнер, пользующийся инвалидным креслом. — Я стараюсь с этим бороться, за любую работу надо платить". Ахапкин продвигал себя сам — фотографировался, выкладывал снимки в блоге и в качестве блогера ходил на Недели моды. Однажды его там заметил дизайнер Максим Раппопорт и предложил стать лицом коллекции. Теперь Владимир выходит и на подиум.

Янина Урусова говорит, что профессиональных моделей с инвалидностью в мире пока нет хотя бы потому, что этому специально нигде не учат (кроме, собственно, "Особой моды"). Спорный вопрос, ведь непонятно, кого здесь считать профессионалом: того, кто учился, того, у кого много опыта, или того, кто зарабатывает на этом деньги? За рубежом есть модели с инвалидностью, которые много снимаются, выходят на подиум и даже заключают контракты. В России им пока приходится долго пробиваться. И получается не у всех.

Анастасия Аброскина Личный архив Анастасии Аброскиной
Описание
Анастасия Аброскина
© Личный архив Анастасии Аброскиной

"Когда я начинала, то зарегистрировалась на сайте для моделей, — говорит Анастасия Аброскина, первая в России модель с ДЦП. — Выложила свои фото и указала, что у меня инвалидность. Предложений не было вообще. Как только убрала это — предложения пошли". На подиум Настя выходила только в рамках проекта Bezgraniz Couture, зато снимается она много. Хотя девушке с ДЦП хороший снимок сделать труднее: тело слушается плохо, на фото уходит больше времени, а в коммерческой съемке время — это деньги. Но Настя востребована. На ее фото не видно, что у нее инвалидность.

"Недавно я ехала в машине и увидела себя на билборде, — говорит она. — Мне кажется, это — успех. Когда ты можешь, не спекулируя на своей "особенности", быть на билбордах по всей МКАД".

Конечно, "особенные" модели менее востребованы, чем "обычные". И дело не в недостатке политкорректности, а в том, что нет индустрии специальной одежды. Поэтому человек в коляске или с протезом на подиуме — это все-таки исключение. Когда модной адаптивной одежды станет много, то и показывать ее кому-то будет нужно. А делать это лучше целевой аудитории никто не сможет.

Татьяна Пустовалова в платье от Марии Штейнберг Личный архив Татьяны Пустоваловой
Описание
Татьяна Пустовалова в платье от Марии Штейнберг
© Личный архив Татьяны Пустоваловой

…А Татьяна этой осенью тоже собирается выйти на подиум — на Неделе моды в Москве. Она и еще несколько девушек с ампутациями покажут платья дизайнера Марии Штейнберг. Это не адаптивная одежда, и девушки не хотят быть моделями. Это просто еще одна попытка показать, что с протезом тоже можно быть красивой. Пока нам еще нужно это показывать.  

Бэлла Волкова