Все новости
Расследование нападения на колледж в Керчи

"Мальчишки даже раненые помогали другим". Как спасали друг друга студенты колледжа в Керчи

© Екатерина Кейзо/ТАСС
Более 30 тысяч человек пришли в пятницу в центр Керчи проститься с погибшими в политехническом колледже. Мы поговорили с теми, кто помогал выбраться из здания и оказывал первую помощь раненым

Амина Лепина учится на бухгалтера-экономиста на третьем курсе Керченского политехнического колледжа. На площадь Ленина в пятницу она пришла на костылях: у нее ушиб и ожог ноги, стопа забинтована. На лбу — пластырь, он наклеен на рану, которую студентка получила, упав во время взрыва. Амина говорит, что оглохла на одно ухо и уже две ночи не может заснуть: мучают кошмары.

Студентка первой выбралась из здания колледжа, помогала своей подруге, у которой был открытый перелом ноги. Во время взрыва она находилась в столовой.

— Запомнила момент самого взрыва. Потеряла ненадолго сознание. Когда очнулась, увидела, что рядом со мной что-то горит. Подумала, что телефон чей-то взорвался, небольшой такой предмет был. Я отбросила его от себя, бросила сумку, которая у меня была. Бросилась на главный выход, за собой слышала выстрелы. Молила Бога, чтобы со мной ничего не случилось, чтобы меня не застрелили. На выходе в коридоре были битые стекла, ребята наши раненые, а может, уже и мертвые.

Я выбежала на улицу, помогла по пути подруге. Мы спрятались за деревом, чтобы, если будут стрелять, нас никто не увидел. У подруги открытый перелом ноги был, кровь текла, останавливали ее шарфиком, платком носовым. Я от взрыва оглохла, до сих пор на одно ухо не слышу ничего. Еще поняла, что с моей ногой что-то не то. Думала, что каблук подвернула, оказалось, что ушиб и ожог.

Ребята наши, студенты, оказывали помощь, помогали выносить раненых. Это я сама видела. Я ждала свою маму, в больницу городскую мы не поехали, потому что у меня были не столь серьезные травмы, у других-то более тяжелые. Мы решили, что не стоит врачам мешать там. Поехали в частную клинику. Там всем пострадавшим помощь врачи оказывали бесплатно.

А наши ребята помогали очень активно. Я даже не думала, что у нас настолько сплоченный народ. Все мальчишки, даже раненые, помогали другим ребятам, девчонкам. Сами хромали, а выносили из здания. Делали перевязки, снимая с себя рубашки, разрывали, кто-то даже носки снимал, чтобы перетянуть вены. Крики и мольбы о помощи помню. Девочка одна кричала: "Я не хочу умирать!" Я сама вторую ночь не могу заснуть, у меня все это перед глазами. На самом деле это очень страшно.

Описание
© ТАСС

Из нашей группы погибли три мальчика: Руслан Лысенко, Егор Перепелкин и Роман Карымов.

Первое время я в колледж ходить не буду, я туда зайти не смогу. Сегодня надо ехать за вещами своими, которые я там бросила, но я туда не поеду, я просто не смогу туда зайти. Пусть едет мама, она знает, что было внутри в моей сумке.

Евгений Туренко, житель Керчи. Ему 31 год, бывший военный, не имеет никакого отношения к спасательным службам. Он оказался в числе тех, кто первыми пришли на помощь сразу после взрыва.

— Мы приехали на шиномонтажку рядом [с колледжем]. Товарищ мой услышал хлопок — пошли посмотреть. Первое, что увидели, — это как женщина-медик из колледжа бегала, просила у людей помощи, звонила по телефону. Мы побежали в колледж — во дворе девчонки сидели на клумбах, помогали друг другу. Запомнил, что одна девочка была с разорванной коленкой. Там вообще в основном были девчонки.

Мы пошли внутрь. На первом этаже, в столовой в этой, в буфете, живые лежали вперемешку с трупами. Трогать было страшно: многие без ног, без стоп, ранены — не навредить бы. Помогали их выносить. Кого-то выносили на пуфиках, я девчонку на руках одну выносил.

На первом этаже были раненные при взрыве. На втором — уже тела застреленных. Мы с товарищем ходили по колледжу, с нами были участковый, МЧС, военный... Были еще два мужчины — трудовики или физруки. Из служб МЧС приехали самыми первыми.

Мы прошли по всем кабинетам: какие были открыты — сразу проверили. Потом двери ломали, заходили — слышали, что там телефоны играли. На втором этаже нашли в туалете девчонок спрятавшихся и преподавателя — вывели их. В одном из кабинетов нашли двух девушек, они сидели как мышки... В конце дошли до библиотеки (где позднее найдут тело застрелившегося нападавшего — прим. ТАСС), но там были завалы, туда не пошли.

Потом подъехал ОМОН, нас вывели за оцепление. Когда нас вывели, уже и военные приехали, и скорая, МЧС. Сейчас понимаю: ходили по зданию, искали людей — вдруг кому помощь нужна, а могли и сами получить [пулю]. Там вообще сначала было непонятно, что происходит, не сразу поняли, что стрельба, — потом уже на втором этаже увидели следы от пуль.

Описание
© ТАСС

Вы не знаете, что с девчонками, которых мы выносили, выжили ли они? Мне бы очень хотелось знать, как они, но как их найти — я же имен не спрашивал. Может быть, у вас прочитают и сами меня найдут — расскажут?

Вадим, студент первого курса Керченского политехнического колледжа, учится на экономиста.

— Мы поднялись на второй этаж, все в шоке были, не понимали, что происходит. Кто-то говорил: "газ" — думали, что война, все. Услышали еще пару взрывов мелких и выстрелы. Нам сказали быстро спуститься во внутренний двор, покинуть здание кто как может. Мы спускались, видели раненых, убитых. Было тяжело, мы были все в панике, мы не понимали, что происходит, выбежали во внутренний двор. Там я увидел девочку, она потеряла сознание после взрывов, мы ее откачивали. Пытались ее перетащить в безопасное место.

Мы ни с кем не были знакомы, не общались, мы бросились помогать раненым. Увидели парня, у него на шее была артерия перебита. Когда выстрелы начали приближаться к нам, мы его эвакуировали, а девушку положили на носилки. Его друг лежал во внутреннем дворе, у него сзади была рана. Мы хотели ему помочь, но нам сказали находиться с девушкой, мы ее откачивали, пока не приехала скорая помощь, мы ее передали медикам. Потом мы пошли к этому другу Никите, там лежал преподаватель и еще один студент, мы хотели ему помочь, нам сообщили, что он мертв.

После этого я перелез через забор, позвонил маме. Хотел вернуться помогать раненым, но меня не пустили. Все помогали, никто никого не знал, мы помогали всем, без разницы.

Делать искусственное дыхание нас учили. Делали массаж сердца.

После этого я не знаю, что со мной будет, тяжело приходить сюда. Многие хотят забрать документы и уйти из колледжа. Многие из нас еще не определись, говорят, что будут переводы по разным колледжам Керчи.

Около 100 студентов Керченского медицинского колледжа имени Галины Петровой, который находится рядом с больницей, помогали врачам с того момента, как начали приезжать скорые, до следующего утра. Как пояснила ТАСС завуч учреждения Лариса Беляева, студенты оказывали первую помощь, отмывали залитые кровью машины скорой помощи и инвентарь, составляли списки пострадавших, успокаивали и доставленных после взрыва людей, и их близких. Из-за большого потока не хватало лифтов, и парни носили пострадавших по лестницам на носилках. Те, кто не помогал в больнице, пошли на станцию переливания крови — чтобы помочь хотя бы этим.

— Старшекурсники оказывали более квалифицированную помощь: и перевязки, и капельницы, и уколы. <...> На первом курсе все ребята проходят уход за больными, и это тоже было нужно, поэтому если кто-то не мог еще ставить капельницы или перевязывать, делали это. Там лежали их сверстники. Они [студенты медколледжа], конечно, переживали, кто-то ревел, но когда дошло до дела... Мы их учим, что первое для медика — не потерять голову, потому что если человек нервничает, то он помочь не может. И ребята постарались сделать все по максимуму.

Ксения Дидикина — студентка первого курса Керченского медицинского колледжа.

— Нам сказала одногруппница, что произошел взрыв, что баллон взорвался. Потом наш преподаватель начал ходить по кабинетам, вызывать всех, чтобы помогали. Потом всех распустили домой, потому что паника начиналась — у кого там родственники, у кого друзья. Мы выходили, собирались домой идти, стояли возле колледжа, не могли уйти, нас четверо. 

В 4 часа вечера нам сказали, что помощь не нужна. Половина одногруппников после случившегося взяли билеты на вечер и уехали. Мы тоже не местные, я подумала, зря я что ли выбрала профессию медика, чтобы просто стоять и наблюдать за этим? Я так решила для себя, что нет. Поначалу было страшно, паника. А потом уже в руки себя берешь, в таких ситуациях нельзя давать слабину. Нас пока ничему такому не учили, старались физраствор принести, вату подержать, забинтовать. Медсестры, фельдшера — все не растерялись, пошли, нас было шесть человек. После увиденного я поняла, что не могу, когда людям плохо, быть в стороне.

Андрей Грязнов, Карина Сапунова, Сергей Павлив