Все новости

Юдашкин: Лагерфельд оставил огромный след в истории моды

Российский модельер назвал Лагерфельда сильной личностью

МОСКВА, 19 февраля. /ТАСС/. Модельер Карл Лагерфельд оставил огромный след в "энциклопедии моды", он был сильной личностью. Такое мнение в беседе с корреспондентом ТАСС во вторник высказал модельер Валентин Юдашкин.

Как сообщила газета Le Figaro, Лагерфельд умер во вторник утром в возрасте 85 лет.

"Это человек, который создал в люксовой индустрии спортивные элементы. Его одежда была современной - до последних коллекций, где чувствовался французский шик, - сказал Юдашкин. - Он очень точно видел улицу, он знал, для кого создает свою одежду. Сильная личность, он оставил огромный след в энциклопедии моды".

В свою очередь, дизайнер и основатель собственного модного дома Татьяна Парфенова рассказала, что Лагерфельд был человеком-легендой, который прожил счастливую творческую жизнь и оставил после себя колоссальное интеллектуальное наследство. 

"[Лагерфельд] оставил после себя колоссальное интеллектуальное наследство. Мне кажется, он с таким изяществом все делал. У него столько аристократизма, и так это ярко выражено в нем самом", - сказала собеседница агентства.

По ее словам, Лагерфельд был "последним гигантом" мира моды. "Они люди-легенды - и Лагерфельд, и Пако Рабан, и покойный [Джанфранко] Ферре, Ив Сен-Лоран - они особенные", - считает она.

Дизайнер отметила, что деятельность Лагерфельда имела колоссальный масштаб, "он прожил большую, очень насыщенную, счастливую творческую жизнь". Как глава модного дома Chanel он сделал эту марку еще более шикарной и аристократичной, сказала Парфенова. "Более популярную марку и более желанные вещи трудно вообще найти", - добавила она.

Парфенова рассказала, что в последний раз видела Лагерфельда на одном из дефиле в Париже несколько лет назад. "Это было на свежем воздухе, в парке,... накрапывал дождик <...> Был показ осенне-зимней коллекции, и девушки шли на высоченных каблуках..., такие тонкие, длинные. А потом вышел он - и так легкой трусцой пробежал всю эту площадку..., это было... так трогательно и одновременно очень поэтично", - сказала она.