Все новости

В ВС поддержали запрет использовать декларации для привлечения к уголовной ответственности

По словам зампреда суда Владимира Давыдова, дело бизнесмена Израйлита - это не практика, а казус

МОСКВА, 18 декабря. /ТАСС/. Верховный суд России поддержал законопроект о том, что действие закона об амнистии капиталов должно превалировать над положениями УПК о сборе доказательств по экономическим преступлениям. Об этом сообщил журналистам заместитель председателя Верховного суда России, председатель судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов на заседании Клуба имени Д.Н. Замятнина по теме "Бизнес и судебная власть: стратегия и потенциал развития доверия".

Он напомнил, что при принятии закона о добровольном декларировании имущества, собственниками которого являются граждане России, в том числе счетов в зарубежных банках и собственности в иностранных компаниях, не было предусмотрено соотношение поданных деклараций с нормами Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующего вопросы получения доказательств и изъятия документов.

"Есть определенные противоречия в законодательстве", - признал Давыдов, говоря о принятом президиумом Верховного суда РФ постановлении, где разъясняется, что коллизии между законом об амнистии капиталов и нормами УПК трактуются в пользу закона об амнистии капиталов, в связи с чем есть "абсолютный запрет" на использование данных деклараций, поданных в рамках закона об амнистии капиталов, в качестве доказательств или оснований для возбуждения уголовных дел.

Давыдов отметил, что ряд депутатов, в том числе председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников, предложили закрепить в законодательстве запрет использовать декларации для привлечения к уголовной ответственности [законопроект о поправках в УПК уже принят Госдумой].

По словам Давыдова, Верховный суд РФ дал положительный отзыв на законопроект. В то же время, он отметил, что несмотря на получившее резонанс дело совладельца компании "Усть-Луга" Валерия Израйлита, которому на основании изъятой декларации было предъявлено обвинение в выводе средств за рубеж по подложным документам и их легализации, "практики такой не было и не будет".

"Это одно дело, это не практика. Это казус, а казус не может получить распространение, потому что есть постановление президиума Верховного суда о том, что все коллизии трактуются в пользу последнего закона", - подчеркнул Давыдов. Он напомнил о позиции Верховного суда РФ о том, что данные, поданные в рамка декларации об амнистии капиталов, могут использовать исключительно только по воле самого заявителя.

Излишнее преследование предпринимателей

Верховный суд России в ближайшее время примет новое постановление пленума, призванное оградить предпринимателей от излишнего уголовного преследования и утяжеления обвинений, сообщил зампред Верховного суда.

"В ближайшее время мы планируем обобщить практику по делам в отношении предпринимателей и внести коррективы в действующие постановления пленума Верховного суда", - сказал Давыдов.

Он напомнил, что в 2018 году в России перед судом предстали 1700 предпринимателей, обвиняемых в преступлениях, в отношении каждого четвертого суды прекратили уголовные дела. "Много это или мало? Наверное, это не мало, если иметь в виду, что это предприниматели и за ними стоят предприятия, где работают сотни и тысячи людей. Но наверное, это не так много, учитывая тот факт, что в год суды рассматривают уголовные дела в отношении примерно 1 млн человек", - заметил Давыдов.

Проблемы в правоприменении

Он признал, что "проблемы в правоприменении имеют место". "Не случайно порядка 30% обращений, которые поступают уполномоченному при президенте РФ по защите прав предпринимателей, связаны с уголовным преследованием. Мы согласны с его выводами о том, что не изжита практика возбуждения уголовных дел по факту гражданско-правовых споров, дел, возбужденных в отношении неустановленных лиц из числа руководителей юридического лица даже в случаях, когда там всего один руководитель, что приводит к нарушению права на защиту, когда при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу деятельность не признается относящейся к предпринимательской", - сказал Давыдов.

Проблемой требующей законодательного урегулирования он считает и применение к предпринимателям ст. 210 УК РФ об организации преступного сообщества, что утяжеляет обвинение и позволяет заключать их под страду несмотря на запрет ареста за преступления в сфере предпринимательской деятельности. "Эта проблема относительно новая по уголовным делам об экономических преступлениях, когда органы предварительного расследования, а потом, к сожалению, иногда и суд соглашается с такими обвинениями", - заметил Давыдов. "В основу обвинения кладут саму организационно-правовую структуру юридического лица с учетом того, что руководители или несколько руководителей совершают преступление. Вот и получается преступное сообщество", - добавил он.

Верховный суд поддержал готовящийся законопроект, который должен ограничить применение статьи 210 к преступлениям в предпринимательской сфере, и не исключает, что инициирует законопроект о запрете арестов предпринимателей, к которым применена эта статья за преступления в сфере предпринимательства.

По мнению замглавы Верховного суда, нередко статья 210 УК РФ применяется к предпринимателям лишь для того, чтобы заключить их под стражу и в дальнейшем добиться более сурового наказания. "Эта статья достаточно суровая - санкции за организацию преступного сообщества предусматривают лишение свободы на сроки от 12 до 20 лет, а за участие - от 7 до 10 лет лишения свободы", - напомнил Давыдов. При этом суды оправдывают 40% обвиняемых по этой статье, 30% получают оправдание по обвинению в этой статье, а в отношении 10% дела прекращаются судами по реабилитирующим обстоятельствам.

Анализ практики

Владимир Давыдов сообщил, что по поручению президента Верховный суд проанализировал практику привлечения предпринимателей к ответственности по статье 210 УК РФ, а также применения к ним утяжеляющего обвинения признака о совершении преступления "по предварительному сговору группой лиц".

"Отношения бизнеса и, в широком смысле слова, судебной власти могут и должны строиться конечно же исключительно на основе закона. Из-за наличия за последние два десятка лет случаев использования уголовного преследования для разрешения экономических споров между хозяйствующими субъектами, а порой и просто для отъема бизнеса, государство установило дополнительные гарантии для бизнеса в нормах уголовного процесса, в нормах материального закона. А задача судебной власти, как мне представляется, в том и заключается, чтобы эти гарантии реально работали, а бизнес был надежно огражден от незаконного преследования", - отметил Давыдов.

Он напомнил, что Верховный суд трижды - в 2013, 2016 и в ноябре 2017 года давал разъяснения по вопросам арестов и уголовного преследования предпринимателей.