Все новости

Отвлечь детей от гаджетов: как российская кибершкола стала крупным международным проектом

© Ян Гравшин/ТАСС
IT-школа Kiberone открылась в Екатеринбурге в 2017 году. Сейчас она действует уже в 130 городах 20 стран мира. Вместо учителей информатики здесь профессиональные разработчики программных продуктов, а вместо книжных задач — реальные IT-проекты

Сегодня в класс впервые пришел шестилетний Юра. Пока мальчик снимает верхнюю одежду, его мама тревожно расспрашивает учителя, справится ли ребенок с программой.

— Читать умеет?

— Конечно.

— Ну, значит, дальше все пойдет легко, — отвечает ассистент Элина.

Новеньким рассказывают о правилах. Про специальные блокнотики, похожие и на школьный дневник, и на игру одновременно.

— В этом блокнотике тебе будут давать задания учителя, а здесь проставляются кибероны, — рассказывает Ирина своей подруге Алисе. Киберон — это специальная школьная валюта, баллы, которые дети получают за решение задачек. Накопив определенное количество киберонов, можно купить носочки с символикой школы, футболку, рюкзак.

14-летние веб-разработчики

— Нас учат программированию, — рассказывает Вова. — Чтобы добавить объект, надо нажать на правую кнопку мыши, выбрать новый объект и выбрать объект "Персонаж". Его можно нарисовать самому, а можно выбрать готовую картинку. В эту игру потом можно играть, добавить ее на какие-нибудь платформы.

— Чаще всего родители приводят детей в Kiberone, устав от того, что сын или дочь бесцельно проводят все свое свободное время, уткнувшись в гаджеты, — рассказывает одна из сооснователей школы Ольга Апалькова. В кибершколе знают, как обернуть гаджетоманию на пользу — подтолкнуть ребенка к изучению технологий.

— С такой проблемой приходят все родители. Практически все. Есть родители, которые не разрешают детям играть на телефоне, забирают его. Я лично против того, чтобы у ребенка забирать телефон, потому что все равно он найдет способ до него добраться. Нужно что-то полезное давать в плане контента, — говорит Апалькова.

Программы Kiberone рассчитаны на детей в возрасте от 6 до 14 лет. В идеале воспитанник учится здесь на протяжении всех семи лет — с шести начинает осваивать программирование в игровой форме, а к концу обучения получает навыки в вопросах кибербезопасности, блокчейна и искусственного интеллекта. Впрочем, приступить к занятиям можно в любом возрасте.

— Дети делают сайты, мобильные приложения, игры, у нас есть своя внутришкольная валюта — они сделали кибербанк, готовят презентации, рисуют мультфильмы. Какие-то проекты просто не показать, поскольку это код — скрипты, обрабатывающие базы данных, например. У нас есть дети, которые, освоив веб-разработку, в 14 лет делают сайты на заказ, — рассказывает Апалькова.

Ольга говорит, что открыла школу из-за того, что не смогла найти такую для своего сына. Информационные технологии детям преподают на различных курсах, но полноценного образовательного учреждения, которое бы готовило ребенка сразу по нескольким направлениям, на рынке просто не было.

В российских школах учат информатике, но практического толка от нее немного, считает Апалькова. Образовательные программы в большинстве учебных заведений не менялись уже несколько лет, в вопросах технологий это вечность. Причем отсутствие детского качественного IT-образования — проблема не только в России.

— В Европе принято развивать у детей в основном творческие навыки, IT им не преподают. Поэтому на европейском рынке у нас практически нет конкурентов. Там есть какие-то курсы, но нет школ с учебными программами, которые есть у нас в школе программирования Kiberone, — рассказывает Апалькова.

По ее словам, филиалы школы за последние три года появились в десятках российских городов и 20 странах мира. Это крупнейший международный проект в сфере IT для детей от 6 до 14 лет. Европейская ассоциация преподавателей высшей школы (HiSTES) признала Kiberone лучшим IT-проектом в сфере детского образования. Учебные программы для учеников совместно разрабатывали IT-специалисты, педагоги и детские психологи, а учебных модулей по различным направлениям в школе более 50.

Вообразить возможности

Преподают детям профессиональные программисты, в сети школ Kiberone трудятся более 350 наставников — тьюторов. Чаще всего они работают в отделах разработки крупных высокотехнологичных компаний. Детей же учат по выходным.

— Это реальные практики из компаний "Яндекс", SKBLab, банков "Тинькофф" и "Точка", ребята, которые передают свой реальный опыт... Средний возраст преподавателей в школе — 26 лет, они сами в тренде и понимают интересы детей и о чем разговаривают дети, — говорит Апалькова.

Александр Логинов работает в "Яндексе" — занимается анализом качества поиска, а в Kiberone учит детей программировать и создавать сайты. О школе он узнал случайно.

Преподаватель IT-школы Kiberone Александр Логинов Ян Гравшин/ТАСС
Описание
Преподаватель IT-школы Kiberone Александр Логинов
© Ян Гравшин/ТАСС

— Я был вожатым-воспитателем, пока учился в Уральском федеральном университете, у меня всегда получалось легко ладить с детьми. Кроме того, моя личная страсть — IT-технологии и программирование. Один из моих знакомых рассказал, что в Kiberone требуются преподаватели, я вышел буквально на пару недель попробовать. И оказалось, что мне это нравится, мне комфортно и интересно работать с детьми, очень приятно видеть, как ученики прогрессируют, — рассказывает он.

Преподаватель учит не просто понимать программирование, а мыслить им. В числе проблем Логинов называет отсутствие воображения. У детей, занимающихся каким-то творчеством, легче получается "вообразить себе возможности программирования".

— Главное в обучении детей технологиям — проектный подход, — говорит Александр. В результате усилий ребята обязательно должны получить осязаемый результат. 

— Важно сразу же давать ребенку практику. Мы создаем конкретный продукт, и это хорошо работает. То есть теория — это хорошо, но в перспективе ребенок должен что-то создать — простую игру, работающую полезную программу, сайт или приложение, — говорит Логинов.

Добраться до банана

— Я разрабатываю игру о нашем классе, — рассказывает Ирина, которая занимается в школе с сентября. — Игра о том, как мы развлекаемся на перемене, во что играем. Вот тут нарисованы мои одноклассники. Игра пока не доделана, — торопливо объясняет она, показывая, какие детали еще нужно дорисовать. — Это уже не первая моя игра, до этого я уже разрабатывала игру про приключения кота Васи.

Размышляя над проектами в школе, дети ведут себя как взрослые разработчики. Над продуктом может трудиться целая команда учеников: кто-то отвечает за дизайн, кто-то — за проектирование, кто-то — за код.

— Мы командой можем все работать над одним проектом как программисты. Мы делаем сайты, мобильные приложения и даже 3D-проекты и маски для Instagram, которыми могут пользоваться друзья, — рассказывает 11-летний Вова.

За стеной в младшей группе ребят учат составлять простейшие алгоритмы на примере простой игры. На экране появляется веселая обезьянка, которой нужно добраться до банана. Для этого ребятам надо написать алгоритм.

— Обезьянка не совсем понимает, что ты имеешь в виду, потому что ты не ввел слово "повернуть", — объясняет преподаватель Кирилл. — Надо сказать: "Повернуть направо". В конце у тебя записана команда "Step", только без числа.

— Что ты делаешь, Платон? — спрашиваю у одного из мальчишек.

— Программирую в "КодМанки". Здесь нужно говорить обезьяне команды. Можно писать их самому, а можно нажимать на специальные кнопки. Эти команды надо выполнять обезьяне, чтобы съесть банан. Сегодня я сделал шесть заданий, — смущенно отвечает мальчик.

— Это было сложно?

— Немного, — отвечает он, немного подумав. — Но мне нравится заниматься в этой школе, здесь нравится больше, чем в обычной школе. Я хочу стать банкиром. Наверное, ему тоже нужно уметь на компьютере работать.

Малышей с занятия отпускают немного раньше. Детям устраивают разминку для глаз, в качестве перекуса выдают бананы. Затем они возвращаются к занятиям, а на отдых приходят ребята постарше.

Гуманитариям тоже нужно

Как показывает практический опыт Kiberone, программировать способны 80% детей. Те, кому код дается нелегко, тоже могут найти себя в сфере IT — гуманитарии здесь востребованы не меньше технарей.

— Кто-то любит рисовать, а кто-то любит в цифрах копаться. Соответственно, один в IT станет дизайнером, а второй будет заниматься обработкой баз данных, — говорит Апалькова.

Компетенции в IT полезны любому человеку, даже если он не планирует заниматься профессиональным программированием в будущем, считают в Kiberone. Да и не у всех родителей есть такая цель.

— Программирование улучшает абстрактное мышление, тренирует память и усиливает быстроту мышления. Вижу, что ребенок учится логически мыслить и рассуждать, находить закономерности и принимать самостоятельные решения, выстраивать сложные цепочки или операции. Замечаю, что создание компьютерных программ дает огромный толчок для умственного развития ребенка. Даже если он и не станет программистом, то занятия точно помогут общему развитию, — говорит бабушка 8-летнего Влада Гордейчука.

— Сегодня программирование не менее значимо, чем изучение английского языка. Это современная реальность и некий новый язык, на котором тоже говорит человечество, и [его] очень важно давать с детства. Вырабатывается определенное мышление, вырабатывание последовательностей, логика мышления, это очень важно, — говорит Логинов.

— Дети в школе занимаются не только программированием, а вообще неким цифровым творчеством, — объясняет он.

— Рисование, дизайн, моделирование, анимация, есть очень разные форматы, и не обязательно ребенку быть фанатом программирования, — рассказывает Александр.

В планах у екатеринбургской кибершколы — создание Kiberone University — для школьников старше 14. Они бы могли более глубоко изучать IT и готовиться к поступлению в университеты.

— Будет несколько направлений по изучению языков программирования, кибербезопасность, олимпиадное спортивное программирование, обработка баз данных... Основной акцент будет на языках программирования и на кибербезопасности, — рассказывает Апалькова.

Сейчас школа сотрудничает с инновационным центром "Сколково", Samsung дает лучшим выпускникам Kiberone возможность получить бесплатное образование в компании, а Microsoft на специальных условиях предоставляет программы. Kiberone развивает отношения с Техническим университетом Уральской горно-металлургической компании: занятия воспитанников школы проходят в учебных классах вуза.

— УГМК проявила интерес к тому, чтобы проект Kiberone был интегрирован непосредственно в университет. Молодежь приходит к нам и протаптывает себе дорожку в технический вуз, в котором может получить специализацию, полезную компании. После окончания школы дети будут достаточно подкованы в IT-технологиях. УГМК нужны такие выпускники, — говорит Апалькова.

Виктория Ивонина, Ян Гравшин