Все новости
77 итальянцев в Сталинграде: какими силами Муссолини надеялся завоевать Россию

77 итальянцев в Сталинграде: какими силами Муссолини надеялся завоевать Россию

Бенито Муссолини
© AP Photo
Вождь фашистов восхищался русской культурой, но ненавидел СССР и по собственному желанию пришел на помощь Гитлеру

Их история стала в Италии мрачной легендой. 77 солдат Муссолини не рассчитывали оказаться в Сталинграде. На передовую их перебросили по стечению обстоятельств: с логистическими целями. Когда котел вокруг немецкой 6-й армии сомкнулся, итальянцы разделили общую участь солдат вермахта. Только двое возвратились на родину: измученные, угрюмые, ни с кем не делившиеся своими воспоминаниями. Всего на завоевание СССР отправились 300 тысяч итальянцев. Назад не вернулся каждый третий. 75 лет назад Муссолини, отдавшего приказ о вторжении, схватили и казнили итальянские партизаны.

Муссолини вчитывается в Россию

В 1901 году Бенито Муссолини всего 18. Он начинает карьеру журналиста, и тема его первой публикации — русская литература. "Романы, написанные в России, переходят границы страны, где были созданы, и приобретают вселенское значение. Они вскрывают то, что в обществе есть гнилого, и вырезают гангрену. Жизнь русского писателя гуманна, он не только человек, но одновременно еще и апостол", — представлял русскую классику читателям тот, кому было суждено воевать с Россией. Муссолини много знал о нашей стране с детства: его отец считал себя сторонником российского анархиста Михаила Бакунина. В семье будущего дуче говорили о левом радикализме, а сам Муссолини получил при рождении три имени, два — в честь итальянских революционеров. Чем сильнее становилось левое движение в России, тем больше у будущего дуче интереса к нашей стране.

Жизнь свела Муссолини с русскими напрямую, когда, не захотев служить в армии, он перебрался в Швейцарию, где вошел в круг левых эмигрантов. Там будущий диктатор мимоходом встречался с Лениным и нашел себе русскую пассию: политическую эмигрантку из Чернигова Анжелику Балабанову. Ее познания в языках были настолько отточены, что в Швейцарии она смогла устроиться преподавателем немецкого. Муссолини стал учеником Балабановой: сначала на занятиях, потом в политике и в любви. По совету наставницы он вступил в Итальянскую социалистическую партию, где примкнул к ее радикальному флангу. В 1912 году — снова пересечение с Лениным, на этот раз заочное. Муссолини врывается в ряды руководителей итальянского социалистического движения, резко меняя его курс на крайне левый. Вождь пролетариата с одобрением отзывается об этом на страницах "Правды", хоть и не упоминает имени Муссолини. В это мгновение истории они единомышленники.

Семья с фашистом? Ни за что

Любовь будущего фашистского диктатора и российской революционерки-еврейки — бурный южный роман. Муссолини уступал по темпераменту Балабановой.

"Какие стычки происходили между ними! Какие яростные ссоры! На ее взгляд, он никогда не был достаточно революционером. То тут, то там из-за ее реплики или из-за его, из-за тона этих реплик оба теряли самообладание. После таких сцен они могли не разговаривать друг с другом не только днями, но и неделями. В таких случаях они предпочитали обмениваться записками, иногда довольно едкими по содержанию. Они писала ему: "Ты не проявил нужной решимости. Ты должен был подчеркнуть победу крайней фракции на конгрессе". А он отвечал ей: "Занимайся своим делом! Ты ничего в этом не понимаешь!"

В таких словах будни Муссолини и Балабановой описывала другая пассия отца фашизма, журналистка Маргерита Сарфатти. Ее слова, возможно, диктовала ревность. Сарфатти писала, что Балабанова утомляла Муссолини и окружающих — не имела ни малейшего представления о гигиене и постоянно находила мужчин на стороне, так что в конце концов он просто вычеркнул ее из своей жизни.

Однако с точки зрения Балабановой, причина расставания с Муссолини другая. В 1914 году разразилась Первая мировая война. Балабанова примкнула к приверженцам мира. Муссолини же оказался "ястребом" — сторонником грубой силы. Милитаризм Муссолини так шокировал его единомышленников, что они исключили его из Соцпартии. Балабанова, потрясенная переменой, тоже указала будущему диктатору на дверь.

Позже увидела свет книга воспоминаний Балабановой о Муссолини под названием "Предатель". Бывшая россиянка, сводившая счеты с любовником, была беспощадна. Под ее пером Муссолини предстал нечистоплотным и ленивым эгоистом, подверженным приступам жестокости: мечтавшим развешать своих соперников на деревьях. Муссолини мелочен, труслив, жаден. Он постоянно отлынивает от труда и когда нужен, притворяется больным. Он может уйти с работы и вернуться на следующий день. А еще на удивление застенчив. Балабанова считала, что, если бы не она, Муссолини не смог бы обрести уверенности в своих силах.

Бенито Муссолини с супругой Рейчел и дочерью Эддой, 1916 год PA Images via Getty Images
Описание
Бенито Муссолини с супругой Рейчел и дочерью Эддой, 1916 год
© PA Images via Getty Images

Однако дружба и любовь, пусть и завершившиеся ненавистью, не прошли для обоих бесследно. По версии, которой придерживается ряд исследователей, первую дочь Муссолини Эдду втайне родила ему Балабанова. Если так, то у бывшей россиянки нашлись дела поважнее, чем воспитывать ребенка: она отдала его в чужие руки, чтобы сосредоточиться на главном в своей жизни — революции.

На дуче накатывает ужас

С 1917 года и до самой смерти Муссолини — несгибаемый противник итальянских коммунистов и открытый недоброжелатель Советской России. Именно "красная опасность" открыла лазейку для политического восхождения бывшего социалиста к вершинам власти. В 1920–1922 годах Италию сотрясали столкновения между коммунистами и фашистами, завершившиеся победой "коричневых". Пользуясь общим смятением, Муссолини возглавил поход на Рим, где с согласия короля добился полномочий диктатора — il duce. С тех пор все его усилия были подчинены созданию корпоративного государства, основанного на сотрудничестве классов. Марксизму, которым он увлекался в юности, дуче объявляет анафему.

Возможно, именно желание свести счеты с "грехами молодости" сделало из Муссолини сторонника войны с Россией. В 1930-х он поддерживал генерала Франко против коммунистов, за которыми стоял СССР. Затем критически принял сближение Гитлера и Сталина, а в 1941-м горячо поддержал их разрыв. Уже 10 июля в крайней спешке итальянцы сформировали боевое соединение (65 тысяч) и перебросили на Украину. Задача, поставленная перед ним, оказалась вспомогательной: всячески содействовать немецкому наступлению. Как вскоре выяснилось, к самостоятельному ведению боевых действий итальянцы оказались не готовы.

С самого начала обнаружилось, что советская операция дуче крайне плохо организована. Прибывшим с тепла войскам не хватало практически всего для ведения войны в России: и артиллерии, и авиации, и танков, и боевого опыта. Подводил автотранспорт. Не теряя темпа наступления, итальянцы могли бы перевезти только треть своих войск, а остальным приходилось бы идти пешком. В действительности перевозили всех ценой потери инициативы в первые месяцы войны, когда Красная армия была особенно уязвима. 

В 1941-м дуче считал трудности преодолимыми за счет поддержки немцев. Ситуация изменилась в 1942 году, когда вермахт сам оказался в зависимости от итальянской помощи из-за смены направления удара. Вместо попыток захватить Москву Гитлер сосредоточился на юге СССР. Рим, уже державший там свои войска, довел контингент до максимума: 300 тысяч. В 1942–1943 годах итальянцы прикрывали немецкую 6-ю армию с фланга, пока та вела бои в Сталинграде. Разгром Германии в главном сражении Второй мировой обернулся катастрофой и для Италии — 600-километровым отступлением ее войск по заснеженной степи. О страхе, пережитом в те дни, писали участники событий Джулио Бедески (роман "Сто тысяч котелков льда") и Марио Ригони Стерн ("Сержант в снегу").

Итальянские солдаты дивизии "Сфорцеска", захваченные в плен под Сталинградом, 1942 год Mondadori via Getty Images
Описание
Итальянские солдаты дивизии "Сфорцеска", захваченные в плен под Сталинградом, 1942 год
© Mondadori via Getty Images

77 итальянцев, прибывших, чтобы доставить немцам горючее, и застрявших в сталинградском котле, были бы счастливы даже отступлению. Назад из них возвратились только двое. Их воспоминания собрал и опубликовал журналист и писатель Альфио Карузо в книге "Мы умираем в Сталинграде" (2006). Немногословные очевидцы и воспоминаниями делились неохотно. Одну историю Карузо узнал благодаря внуку комбатанта. Когда мальчик утомил деда жалобами на жизнь, тот рассказал ему о трупах в Сталинграде, о холоде, снеге, непрерывном огне, о том, что умерших людей — ели. Поставив ребенка на место, дед долго еще ничем не делился о восточном фронте.

Когда итальянцы в ужасе отступали по России, униженному дуче было уже не до своей разбитой армии. В 1943 году его свергли и посадили за решетку, однако ненадолго — вызволенный нацистами, он все-таки смог добраться до надежной гавани. В Северной Италии ему еще оставалась работа: возглавлять республику Сало, марионеточное государство, созданное нацистами, чтобы удержаться на Апеннинах. Дуче принял новую должность без интереса, все более теряя энергию и погружаясь в уныние.

В последние месяцы жизни Гитлер часто адресовал претензии дуче: нацистскому лидеру казалось, что, если бы не итальянцы, которым постоянно требовалась подмога, он смог бы напрячь силы и одолеть Советскую Россию. Муссолини, чья роль сократилась до бесправного вассала, приходилось оставлять эти упреки без ответа.

Игорь Гашков