Все новости

"Все останется в точности таким же". Мишель Уэльбек написал эссе о мире после пандемии

Писатель полагает, что последствием самоизоляции станет "ускорение некоторых из уже происходящих перемен", а технологии в последнее время вели лишь к одному - к сокращению контактов между людьми
 Мишель Уэльбек EPA/ENNIO LEANZA
Описание
Мишель Уэльбек
© EPA/ENNIO LEANZA

ПАРИЖ, 6 мая. /ТАСС/. Жизнь человечества после отмены режима самоизоляции, введенного из-за пандемии коронавируса, существенно не изменится. Такое мнение высказал французский писатель Мишель Уэльбек в эссе, которое опубликовано в среду на сайте радиостанции France Inter.

"Мы не проснемся после режима самоизоляции в новом мире. Он будет точно таким же, разве только немного хуже", - считает он.

По мнению писателя, "несмотря на то, что эта эпидемия стала причиной тысяч смертей во всем мире, она, тем не менее, производит странное впечатление заурядного события". "Я ни на полсекунды не верю в заявления вроде "ничто уже не будет таким, как раньше". Наоборот, все останется в точности таким же", - считает Уэльбек. Сам вирус писатель считает "банальным", со "смутными характеристиками", "вирусом без качеств".

По его мнению, "в развитии этой эпидемии нет ничего неожиданного". "Запад не может вечно оставаться самым богатым и развитым в мире. Такое состояние давно кончилось, и в этом нет сенсации", - полагает писатель. "Если мы посмотрим детально ситуацию, то Франция справляется с последствиями кризиса лучше, чем Испания или Италия, но хуже, чем Германия. И это тоже неудивительно", - считает он.

Ускорение перемен

Как считает Уэльбек, главным результатом пандемии должно стать "ускорение некоторых из уже происходящих перемен". "В течение нескольких лет технологические достижения, малые (видео по запросу, бесконтактная оплата) или большие (удаленная работа, покупки по интернету, социальные сети), имели лишь одно последствие - сокращение контактов между людьми", - пишет он. "Эпидемия коронавируса дает разумное обоснование этой тенденции происходящего устаревания человеческих отношений", - отмечает писатель.

"Следует признать, что большинство электронных писем, которыми обменивались в последние недели, преследовали главную цель - убедиться, что собеседник не умер или не находится при смерти", - утверждает он.

По его мнению, "было бы также неправильно утверждать, что человечество заново открыло для себя смерть". "Смерть никогда не была такой незаметной, как в последние недели. Люди умирают в одиночестве в больницах или домах престарелых. Их сразу же предают земле (или сжигают), никого не приглашая на похороны, втайне", - заметил писатель. "Умершие сводятся к единицам в ежедневной сводке летальных исходов", - добавил он.

Уэльбек обратил также внимание на моральный аспект возрастной темы заболевших после инфицирования. "До какого возраста их следует реанимировать и лечить? 70,75,80 лет? Это, по-видимому, зависит от конкретного региона, в котором мы живем, но никогда никто не высказывал с таким бесстыдством тот факт, что жизни людей не имеют одинаковой ценности", - рассуждает писатель.

Уэльбек приходит к выводу, что "все эти тенденции существовали и до коронавируса, и лишь с новой силой проявились в эти дни".