Все новости
75-летие Победы

Переводчики, парламентеры и фугасная бомба. МГЛУ и его люди в годы войны

Здание Московского государственного педагогического института иностранных языков на Метростроевской улице, 1946 год
© Сергей Иванов-Аллилуев/ТАСС
В честь 90-летия Московского государственного лингвистического университета вспоминаем подвиги 5-й дивизии народного ополчения, штаб по формированию которой находился в здании МГЛУ (в то время — Московского государственного педагогического института иностранных языков), парламентеров, спасших жизнь тысячам людей, работу военных переводчиков на Нюрнбергском и Токийском процессах и немецкого антифашиста, спасшего не только университет, но и весь квартал

Остоженка, 38: формирование 5-й дивизии

В прекрасном особняке на улице Метростроевской (ныне — Остоженке), на тот момент уже принадлежавшем институту, в военные годы находился штаб 5-й дивизии народного ополчения, ее политотдел, инженерно-саперная рота и часть медико-санитарного батальона. Сюда стекались добровольцы из всех высших учебных заведений и предприятий Фрунзенского района. Брали даже белобилетников — людей, непригодных к военной службе по состоянию здоровья.

Так в дивизии оказался почти слепой на один глаз выпускник института, заместитель декана факультета английского языка, будущий профессор и проректор по заочному обучению Борис Иванович Подкопаев. После войны он стал одним из первых разработчиков обучающих машин по иностранным языкам, автором многочисленных свидетельств и патентов. 

"…Я записался рядовым в дивизионную велосипедную роту разведки. Ездил на велосипеде хорошо и посчитал, что там мне самое место, да и романтическое представление о разведке подтолкнуло на этот шаг. Мне тогда не пришла в голову мысль, что велосипедная рота в условиях даже тогдашнего технического прогресса — это просто несерьезно, если не сказать больше", — пишет он в своей книге "Бранное житье".

Во время войны он прошел путь от рядового до командира саперного взвода, был ранен и контужен.

Боевой путь

Осенью 1941 года фрунзенских ополченцев передают в состав сильно пострадавшей 113-й стрелковой дивизии. Уже 2 октября она принимает на себя удар гитлеровской армии в ходе ее операции "Тайфун". В результате из 2 тыс. человек в живых остается не больше 350. 

В конце января 33-я армия, в состав которой входит стрелковая дивизия, вплотную подходит к Вязьме, но попадает в окружение. Вырваться из котла удается только в апреле. Войска несут чудовищные потери. Более 600 воинов награждены за героизм и мужество. 

Дивизия участвует в освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии и заканчивает боевой путь в австрийском Граце.

После войны переводчики Иняза работают на Нюрнбергском и Токийском военных процессах над нацистскими военными преступниками. Советская команда, в отличие от американской, немногочисленна (40 специалистов против 540), и в условиях исключительной важности каждого переведенного слова работать очень непросто. 

Переводчики во время работы на Нюрнбергском процессе Информационно-библиотечный центр МГЛУ
Описание
Переводчики во время работы на Нюрнбергском процессе
© Информационно-библиотечный центр МГЛУ

"Среди этих переводчиков были выпускники Иняза и будущие  преподаватели, у которых учились многие поколения студентов. Мне тоже посчастливилось учиться немецкому языку у Елизаветы Ефимовны Щемелевой-Стениной и Нинель Ювенальевны Глазуновой, в 1945–1946 годах работавших переводчиками на Нюрнбергском процессе. Хочется назвать и представителя целой династии инязовцев Сергея Ивановича Дорофеева, также активного переводчика на Нюрнбергском процессе, закончившего в 1945 году наш институт. Впоследствии он долгие годы находился на дипломатической службе и работал переводчиком на высшем уровне.

А на Токийском процессе среди переводчиков находились выдающиеся синхронисты, основатели научных школ переводоведения Александр Владимирович Кунин, Георгий Петрович Торсуев и Александр Давидович Швейцер", — рассказывает Надежда Николаевна Данилова, декан факультета заочного обучения, руководитель рабочей группы по сохранению исторической памяти МГЛУ.

Тем временем в институте

В октябре 1941 года занятия в вузе пришлось прервать. Часть института удалось эвакуировать в Татарстан. Оставшиеся в Москве сотрудники и студенты помогали оборонять город: сооружали противотанковые рвы, дежурили в бомбоубежищах, метро и на вокзалах. 

Недалеко от здания института находился важный стратегический объект — Крымский мост, и было необходимо организовать противовоздушную оборону. В сквере рядом с институтом установили зенитный пулемет. Создали команды для тушения зажигательных бомб — "зажигалок". 

Однажды во время авиационного налета во внутренний двор вуза попала 500-килограммовая фугасная бомба. Взрыва не последовало. Прибывшие на место саперы обнаружили, что бомба была начинена не взрывчаткой, а металлическим ломом. Здание института и близлежащие дома уцелели благодаря подвигу неизвестного немецкого антифашиста. Институтская легенда гласит, что внутри бомбы находилось еще и послание со словами поддержки советскому народу в борьбе с врагом. 

Пары во время войны

В начале 1942 года прерванные из-за близости врага к Москве занятия возобновились. Оставшихся в Москве сотрудников и студентов собирали, в том числе при помощи объявлений в "Известиях". 

Объявление в газете "Известия", 1942 год Информационно-библиотечный центр МГЛУ
Описание
Объявление в газете "Известия", 1942 год
© Информационно-библиотечный центр МГЛУ

Отопления в корпусах не было. Студенты занимались в заиндевевших аудиториях и писали карандашами, поскольку пользоваться превратившимися в лед чернилами было невозможно. Чтобы поесть в столовой, сначала надо было разыскать и подготовить дрова. Каждый староста группы носил в кармане одну электрическую лампочку, вкручивал ее перед началом занятия и уносил с собой, когда пара заканчивалась. 

В конце зимы в институте открылся факультет референтов-переводчиков: английская, французская и немецкая группы. Военно-переводческая подготовка стала главной частью учебы для всех студентов. Бесконечная практика, изучение военной терминологии, инсценировка допросов… 

Парламентеры

На цитадели Шпандау, одной из самых красивых и хорошо сохранившихся крепостей эпохи Возрождения не только в Берлине, но и во всей Европе, есть мемориальная доска. На ней — имена двух советских офицеров: начальника отдела разведки майора Василия Гришина и переводчика капитана Владимира Галла. 

В 1945 году, когда древнюю крепость осадили советские войска, в ней укрылись не только оказывавшие отчаянное сопротивление военные, но и мирное население: старики, дети, раненые. Гришин и Галл вызвались парламентерами и смогли убедить немецкий гарнизон сдаться без боя, сохранив множество человеческих жизней. После демобилизации Владимир Галл стал преподавателем немецкого в Инязе. Впоследствии он стал почетным гражданином Шпандау.

22 года спустя на экраны выходит фильм "Мне было 19" Конрада Вольфа. Он основан на фронтовом опыте режиссера, эмигрировавшего вместе с родителями из Германии в СССР в 30-е годы и во время войны ставшего бойцом Советской армии. Там он познакомился с Владимиром Галлом. Молодой офицер стал прототипом героя фильма Вадима Геймана, роль которого исполнил Василий Ливанов. 

В августе 44-го во время освобождения Эстонии контратаку советских бойцов возглавила выпускница Иняза Зинаида Степанова: тяжело раненная, продолжала вести огонь из автомата по противнику до самого конца боя. 

Владимир Галл и Зинаида Степанова Информационно-библиотечный центр МГЛУ
Описание
Владимир Галл и Зинаида Степанова
© Информационно-библиотечный центр МГЛУ

Ночью 30 марта 45-го года переводчица под шквальным огнем сумела пробраться к группе разведчиков, во время боя допросить контрольного пленного и доложить об услышанном командованию. Ее хладнокровие помогло советским войскам успешно форсировать Одер.

Но в истории альма-матер она осталась благодаря своей роли парламентера.

"Владимир Галл совершил свой подвиг парламентера 1 мая 1945 года. А Зинаида Степанова — 2 мая 1945 года. Она тоже выступила парламентером и убедила сдаться немецкий гарнизон, находившийся в цитадели на Гумбольдтхайнской высоте и оказывавший яростное сопротивление. Молодая девушка, ей было всего 22 года, не побоялась выйти фактически один на один  с закоренелыми фашистами и добиться от эсесовских главарей капитуляции. Сегодня нам представить такую ситуацию очень трудно", — говорит автор-составитель книги об истории МГПИИЯ в годы войны и член рабочей группы по сохранению исторической памяти МГЛУ Ирина Анатольевна Климова.

В тот день Рижской дивизии, в которой воевала лейтенант административной военной службы, военный переводчик первого разряда, разведчица Степанова, сдались 7 тыс. немецких солдат и офицеров.

Алена Фокеева 

За помощь в подготовке материала благодарим декана факультета заочного обучения, руководителя рабочей группы по сохранению исторической памяти и созданию музея МГЛУ Надежду Николаевну Данилову и заместителя начальника отдела информационно-библиотечного центра МГЛУ Ирину Анатольевну Климову.