Все новости
Фрагменты новых книг

Никто не верил в маньяка. Отрывок из книги о том, как в России ловят серийных убийц

© Vladimir Batishchev/Shutterstock/FOTODOM
В издательстве "Альпина Паблишер" выходит "Безлюдное место" Саши Сулим о следователях, преступниках, российской правоохранительной системе и поисках ангарского маньяка

Восточная Сибирь. Город Ангарск. До Иркутска 40 км, до Москвы — 5150. Река Китой впадает в Ангару, а вокруг — сосновый лес. Вокруг трассы "Байкал" тоже лес. Там чаще всего и находили жертв серийного убийцы, который орудовал в городе 18 лет, большую часть из которых служил в милиции.

Криминальная обстановка в городе, давность преступлений, путаные показания свидетелей и выживших, неопытность и саботаж членов группы, — а что еще влияет на скорость раскрытия преступления? Почему войти в "маньячную группу" в Ангарске значило "предать своих", кто такой "важняк" и почему маньяк — это неактуально?

В книге "Безлюдное место. Как ловят маньяков в России" Саша Сулим не просто рассказывает историю убийцы и его жертв, это, пожалуй, было бы почти лишено смысла. Журналистка пытается разобраться, как устроен следственный процесс по таким делам, какие люди стоят за поимкой маньяков, почему их не любят коллеги и подозревают во всех грехах начальники.

Данный контент предназначен для лиц старше 18 лет

— Никто не верил, что маньяк вообще есть. 

— До какого момента не верили? 

— Пока не поймали. Сначала не верили, что маньяк существует, а когда поймали, никто не верил, что он маньяк. 

Артем Дубынин — 34-летний коротко стриженный оперативник, с усталыми глазами пожилого человека и в кителе, который он явно надевает только по особому поводу, — рассказывает это, сидя в своем кабинете в двухэтажном советском здании Следственного комитета Иркутской области. На стене рядом со столом висят пожелтевшие газетные вырезки начала 2000-х со статьями об ангарском маньяке, которого никак не могут поймать. Тогда же в Ангарск впервые приехал и сам Дубынин — работать в следственной группе, созданной, чтобы исправить положение. 

Ее первый руководитель — следователь Генпрокуратуры по особо важным делам Валерий Костарев — рассказывает об истории группы немного иначе, чем Николай Китаев. По словам Костарева, это он наткнулся на статью Марка Дейча в "МК". Рассказ о маньяке, который уже несколько лет орудует в Иркутской области, его зацепил, и он написал рапорт начальству о том, что нужно ехать в Ангарск разбираться. 

К Костареву трудно было не прислушаться. На профессиональном сленге таких, как он, обычно называют «важняками»: это элита российской прокуратуры, люди, которым поручают самые сложные и  резонансные преступления. К  моменту отправки письма про Ангарск на счету 53-летнего Костарева были дело о взяточничестве против одного из секретарей обкома Таджикистана (еще в советское время), дело серийного убийцы педофила Сергея Головкина, а также дело крупнейшей ОПГ Новокузнецка — банды Владимира Лабоцкого, убившей около 40 человек. 

Оперативная группа по расследованию преступлений ангарского маньяка была создана летом 2002 года двумя ведомствами совместно — Генпрокуратурой и Министерством внутренних дел. Возглавил следствие Валерий Костарев, а оперативным сопровождением занялся старший уполномоченный МВД полковник Сергей Державин — он руководил той частью группы, которая занималась оперативно-разыскной деятельностью: поиском свидетелей и их опросом, наведением справок, сборами образцов для сравнительного исследования, исследованием предметов и документов и так далее. Эта структура сохранялась все 16 лет, что существовала "маньячная группа": представители МВД курировали работу в поле, а следователи из прокуратуры и впоследствии Следственного комитета — аналитику: они выделяли наиболее перспективные версии, ставили задачи перед оперативниками, проводили допросы. 

Приезд "москвичей" насторожил иркутское руководство МВД. Многие были уверены, что истинная причина создания группы не маньяк: на самом деле Москва хочет изнутри посмотреть на работу местных структур и, вероятно, кого-то наказать. "Такие серийные преступления — это ЧП, — объясняет Артем Дубынин. — Никто не хочет на себя брать ответственность за то, что вовремя не разглядел серию, поэтому долгое время все это замалчивалось и прикрывалось". Все мои собеседники, работавшие в "маньячной группе", — а их было восемь человек, — рассказывают, что команду Державина и Костарева побаивались, ненавидели и всячески старались вставлять ей палки в колеса. 

Как вспоминает Державин, местное руководство МВД не раз намекало ему, что найти виновного в преступлениях, которые случились несколько лет назад, практически невозможно — и именно поэтому в их группу "ссылали" так называемый балласт: самых неугодных сотрудников или молодых специалистов. Когда Державин с Костаревым просили выдать им более опытных оперативников, им отвечали примерно следующее: "Ваша группа — это неактуально. Раскрывать [новые] убийства — это актуально". 

Одним из самых молодых членов "маньячной группы" стал вчерашний выпускник милицейского училища Артем Дубынин — когда он приехал в Ангарск, ему не было еще и 20 лет.