Все новости

Разделятся ли США на "три Америки"?

Андрей Шитов — о том, что такое "американский ленинизм" и какой может быть судьба политического наследия Дональда Трампа

Главная историческая задача любого президента США — формирование собственного политического наследия. Обычно при окончании очередного президентского правления за это наследие развертывается борьба между потенциальными преемниками лидера.

Но популист, националист и волюнтарист Дональд Трамп не обычный президент. И хотя на недавних выборах он собрал свыше 74 млн голосов — больше, чем любой из его предшественников-республиканцев в американской истории, — претендентов на его политический багаж пока не видно.

"Никогда не говори "никогда"?

Конечно, он хотел бы сам и распорядиться этим багажом, благо конституция допускает такую возможность, поскольку пока он проработал в Белом доме лишь один четырехлетний срок. Но за считаные дни до окончания этого срока демократическая оппозиция в нижней палате Конгресса США предприняла вторую попытку его импичмента. На сей раз — за "подстрекательство к мятежу", приведшее к временному захвату его сторонниками Капитолия.

Главный практический смысл беспрецедентной затеи с повторным импичментом именно в том, чтобы отобрать у Трампа возможность в будущем вновь баллотироваться на выборный пост. Кроме того, она может лишить его привилегий, полагающихся бывшему хозяину Белого дома, и тем осложнить защиту в ходе различных судебных тяжб, грозящих ему после ухода с президентского поста.

Кстати, принято думать, что затея заведомо обречена на провал, поскольку в Сенате США, которому предстоит сейчас вновь судить главу государства, в любом случае не собрать нужного большинства голосов для вынесения обвинительного приговора. Но история всего сенсационного политического взлета и падения Трампа подтверждает справедливость известной американской поговорки: "Никогда не говори "никогда". 

Теперь, по свидетельству Общественного радио США — NPR, даже лидер республиканской фракции в Сенате Митч Макконнелл "сказал коллегам, что не исключает голосования за осуждение президента". "Неделю назад никто и представить себе не мог даже возможность такой постановки вопроса", — констатирует NPR, добавляя, что и сенатор-республиканец из Огайо Роб Портман, которому в 2022 году предстоит борьба за переизбрание, тоже "открыт для порицания" нынешнего хозяина Белого дома.

Известно, что при первой попытке импичмента Трампа однопартийцы в палате представителей Конгресса единогласно стали на его защиту, а в Сенате нашелся лишь один перебежчик — Митт Ромни. Теперь только в нижней палате против действующего лидера голосовали десять республиканцев, включая Лиз Чейни, дочь бывшего вице-президента США. Ей, как и другим ренегатам, это уже аукается: в частности, звучат призывы исключить ее из состава партийного руководства в Конгрессе.

"За что боролись, на то и напоролись"

Другое дело, что еще сильнее смута бьет по всей американской политической системе. Превратив политическое "ядерное оружие", каким доселе считался импичмент президента, в заурядное средство сведения межпартийных счетов, оппозиция в США выпустила джинна из бутылки.

И вот уже новоиспеченная законодательница-республиканка из штата Джорджия Марджори Тейлор-Грин объявила, что буквально на следующий день после инаугурации избранного президента-демократа Джозефа Байдена предложит статьи импичмента и против него — поскольку, дескать, для США неприемлема "легкодоступная продажность" их высшей власти для "иностранных правительств" и "энергетических компаний" из Китая и с Украины.

Кстати, на последних выборах в состав Конгресса прошли и другие радикально настроенные консерваторы. Четверо из них объединились в так называемую Силу (The Force) — в противовес известной "Бригаде" (The Squad) социал-демократов во главе с Александрией Окасио-Кортес. Новая четверка объединяет выходцев из бывших соцстран, включая первую в Конгрессе американку украинского происхождения Викторию Спарц. Вообще, обе группы состоят в основном из женщин; наблюдатели уже предвкушают в скором будущем своего рода политический "женский бой в грязи" между убежденными сторонницами "социальной революции" и столь же непримиримыми "контрреволюционерками".

Виктория Спарц AP Photo/Michael Conroy
Описание
Виктория Спарц
© AP Photo/Michael Conroy

Байден, как и любой новый президент, призывает народ к единству и сплоченности. Но на деле эти призывы заглушаются требованиями импичмента в отношении его предшественника и его самого. И выходит, что начинать работу его администрации волей-неволей придется с этих разборок, а не с продвижения, скажем, нового антикризисного социально-экономического пакета, который он только что предложил. Так что и ему, и его однопартийцам впору вспомнить русскую поговорку: "За что боролись, на то и напоролись".

"Новая реальность"?

Впрочем, отрезвление обычно наступает позже. Пока же демократы и близкие к ним СМИ упиваются своей победой, выказывая при этом явственные признаки "головокружения от успехов".

"Наша новая реальность: три Америки", — провозглашает с электронных страниц влиятельного информационно-аналитического портала Axios его сооснователь и совладелец Джим Вандехай (ранее он был соучредителем и еще одного успешного нового вашингтонского издания — Politico). На его взгляд, продемократическая "синяя" Америка сохраняется и крепнет, а вот прореспубликанская "красная" раскалывается надвое: на традиционно консервативную и "протрамповскую".

Насколько велика и влиятельна будет эта последняя, аналитик до поры судить не берется. Прояснение этого вопроса, на его взгляд, растянется "на месяцы, а может быть, и годы". Пока, по его признанию, "нет никаких убедительных доказательств того, что трамповская Америка существенно сократилась в размерах, несмотря на ложь о выборах и нападение толпы на Капитолий". Зато "есть убедительные доказательства", что после отлучения Трампа от Twitter его сторонники массово мигрируют в другие соцсети (в основном в Telegram, как мне говорили знакомые в Вашингтоне); в целом, по мнению комментатора, их "все больше загоняют в подполье".

Впрочем, Вандехая это не смущает. С нескрываемым удовлетворением он подчеркивает, что "синяя" Америка "находится на подъеме почти во всех областях", поскольку взяла под свой контроль Белый дом и обе палаты Конгресса, а также "доминирует в традиционных СМИ; владеет доминирующими социальными платформами, контролирует их и на них живет; на уровне сотрудников пользуется влиянием на крупнейшие технологические компании, позволяющим добиваться от них [нужных] корпоративных решений".

Не до жиру, быть бы живу …

Что ж, по слову нашего классика, "блажен кто верует, легко ему на свете". Консерваторы, включая экс-спикера Конгресса Ньюта Гингрича, насмешливо отвергают перспективу раскола американских "красных". Сам я тоже, мягко говоря, сомневаюсь в наступлении "новой реальности": наслушался подобного шапкозакидательского бахвальства и при предыдущих сменах власти в США.

Да и вообще, конечно, поспорил бы с медиаменеджером. Вольно ему утверждать, будто добрая половина Америки "живет" на цифровых платформах: сам-то он на них очень неплохо зарабатывает. Но великому множеству его соотечественников жизнь сейчас отравляют отнюдь не виртуальные заботы.

Вот вам свежая картинка из либеральной Los Angeles Times: эксперты-медики в США "ужасаются тому, что примерно по 4000 американцев ежедневно умирают от COVID-19, а вакцины, которые могли бы их спасти, остаются недоступными — из-за многочисленных просчетов властей в сфере планирования, координации и публичных коммуникаций". "Множество людей горят желанием привиться и хотят знать, когда и где смогут это сделать, — сказал исследователь из центра медицинской безопасности университета Джонса Хопкинса д-р Эрик Тонер. — На местах люди по большей части этого не знают; на уровне штатов все еще пытаются выяснить". По свидетельству телекомпании NBC, "тысячи доз вакцин от COVID-19 выбрасываются как мусор из-за директив в федеральном центре и штатах".

Или взять другой, не менее насущный пример. За прошлую неделю 965 тыс. американцев подали первичные заявки на получение пособий по безработице. Это намного больше, чем ожидалось, да и вообще самый высокий показатель с августа нынешнего года. Комментаторы — и консервативные, и либеральные — хором предупреждают, что оздоровление экономики "пробуксовывает" на фоне продолжающейся пандемии. 

Ну и посудите сами: какая радость американцам — хоть уже безработным или болеющим, хоть боящимся заразиться и потерять работу, — от того, что их новые власти, видите ли, доминируют на социальных платформах? Очень многие люди, в том числе и среди моих личных знакомых в США, убеждены, что демократам в Конгрессе сейчас надо не праздновать победу и не мстить Трампу, а заниматься решением неотложных проблем страны и народа.

"Ленинизм 4.0"  

Да и в информационно-пропагандистской сфере перспектива нового воцарения в США "либеральных ценностей и идеалов" вызывает у меня сомнение. На мой взгляд, скорее уж сами либералы в США в последнее время утрачивают прежнюю политическую идентичность. Все больше перерождаются, подпадая под влияние тех самых новоявленных "социал-революционеров" из "Бригады" и их единомышленников.   

Именно этот "боевой авангард" левого крыла демократов задает тон радикализации американской политики последнего времени — от призывов к свержению Трампа до поддержки уличных беспорядков и погромов под лозунгами "Жизнь черных имеет значение". Он настойчиво и небезуспешно сдвигает в ту же сторону весь демократический mainstream, т.е. основное русло партийной идеологии (cоавтор популярной книжки "Циничные теории" политолог Джеймс Линдси называет это "ленинизмом 4.0"). В ходе предвыборной кампании я только диву давался, наблюдая, как люди вроде Байдена или Пола Кругмана (экономический обозреватель New York Times и нобелевский лауреат), всю жизнь стоявшие на умеренных центристских позициях, вдруг начинали говорить и писать, что многие идеи госрегулирования в социалистическом духе не так уж и неприемлемы.

Современник Ленина, 30-й президента США Калвин Кулидж в известной фразе (она обычно воспроизводится как The business of America is business!) уравнял Америку и бизнес. Эти слова любили позже повторять и другие президенты-республиканцы, включая Рональда Рейгана и Дональда Трампа. И когда теперь демократы похваляются своим влиянием на деловые круги, это, конечно, производит впечатление.

Меня, например, поразило известие о том, что корпорация Hallmark потребовала от сенатора из Миссури Джоша Холи, одного из самых ярых сторонников Трампа в Конгрессе, вернуть предвыборные пожертвования ее сотрудников. Сейчас многие американские компании и ведущие предпринимательские объединения, включая Торговую палату США, грозят отказом в финансовой поддержке законодателям, не признающим официальные итоги выборов. То есть диссидентов, можно сказать, душат экономическими методами. Сразу вспоминается другой афоризм — про деньги как материнское молоко политики.

Хотя, между прочим, слова того же Кулиджа цитируются неточно. На самом деле он произнес другую фразу: "Главное занятие (chief business) американского народа — это бизнес". И сказано это было в блестящей речи перед Американским обществом редакторов газет, посвященной роли прессы в демократической стране. Президент говорил об опасности политической пропаганды, предостерегал против "деспотизма, первым делом ставящего под свой контроль источники публичной информации".

А теперь именно это и происходит на наших глазах за океаном. Казалось бы, в США просто нет более священной коровы, чем свобода слова. Но и она приносится в жертву либеральному "трампопомешательству" (Trump Derangement Syndrome — термин покойного консервативного идеолога Чарльза Краутхаммера).

На кого равнялся Twitter

Ведь это же уму непостижимо: частная американская компания якобы во имя общественного блага лишила права на свободное выражение собственных мнений действующего президента США! Внешний мир это повергло в оторопь (у нас об этом убедительно написал, например, в колонке для ТАСС "Америка 2.0. После выборов" Дмитрий Медведев). Но за океаном раздались… аплодисменты либеральной элиты.

Собственно, еще за пару-тройку дней до того, как Twitter перекрыл хозяину Белого дома доступ к 88 млн его собственных подписчиков, New York Times поставила вопросы о том, "разрушило ли вранье Трампа свободу слова" и "не стала ли некогда сакральная конституционная защита [в форме] Первой поправки угрозой для демократии" в США. Мнения множества специалистов излагались в дискуссионной форме, но общий посыл был недвусмысленным: надо, мол, приноравливаться к новым реалиям.

Зачин дал правовед из Йельского университета Роберт Пост, заявивший: "Формирование общественного мнения вышло из-под контроля из-за того, каким образом в интернете формируются группы и свободно распространяется информация". "Мы столкнулись с новым явлением и должны думать о том, как его регулировать", — добавил "профессор и бывший декан".

В свою очередь Ричард Хейсен из Школы права Калифорнийского университета указал, что целый ряд ученых, особенно молодых, "считают, что в цифровую эпоху баланс Первой поправки надо устанавливать иначе", чем прежде. "Величайшая угроза — более не цензура, а преднамеренная дезинформация, нацеленная на дестабилизацию демократических институтов и гражданственности", — пояснил специалист.

Дальнейшая заочная дискуссия протекала в том же духе. А в Америке, особенно "синей", New York Times всегда считалась законодательницей интеллектуальных мод. Читая эти и другие подобные откровения, я не мог отделаться от мысли, что как раз они-то могли и подтолкнуть хозяев Twitter к решению "забанить" Трампа. Которое на их фоне выглядит если не более оправданным, то хотя бы более понятным. 

По ком звонит колокол

По какой Америке звонит этот колокол — "синей", "красной" или "трамповской" — я различать не возьмусь. На мой взгляд, так по всем по трем сразу. Согласно свежему опросу Гэллапа, "глобальное лидерство США" сейчас в мире одобряют в среднем 22% опрошенных. В России, Франции и Нидерландах — по 18%. В Германии и Иране — по 6%.

А поскольку для начала я заводил разговор о наследстве, закончить хочу еще одной классической цитатой, которую мы в России с детства знаем наизусть, а американцам неплохо бы выучить. О потомках, которые вполне могут обернуться на нынешних лидеров с "насмешкой горькою обманутого сына над промотавшимся отцом".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru