20 февраля 2021, 11:15
Мнение
Пандемия COVID-19

Год пандемии в Италии. Как страх превратился в привычку

Руководитель представительства ТАСС в Италии

Вера Щербакова — о том, как первая европейская страна, охваченная коронавирусом нового типа, живет сегодня

Ровно год назад Италия первой среди европейских стран оказалась в огне пандемии. Термином "пандемия" Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) 11 марта официально назвала ситуацию с глобальным распространием заболевания, вызванного коронавирусом. Это произошло на следующий день после того, как в Италии вступил в силу общенациональный локдаун.

Он продлился почти три месяца и оставил глубокий отпечаток в массовом сознании. Причем не только в Италии. В марте-апреле к Апеннинам было приковано мировое внимание и сочувствие. Тогда еще многие наивно полагали, что пандемия "выбирает", где свирепствовать. Вскоре один тот же сценарий повторился в той или иной степени повсюду.

Первый "внутренний" инфицированный был обнаружен почти случайно 21 февраля в больнице небольшого северного города Кодоньо. До этого с конца января от ковида в Риме лечились трое — пара китайских туристов и один эвакуированный из Уханя итальянец (к тому моменту власти уже закрыли авиасообщение с китайским городом). Уже потом, спустя много месяцев, постфактум сообщалось, что вирус начал "гулять" гораздо раньше. Но "прорвало" именно тогда, в конце февраля, когда коронавирус казался чем-то далеким, нас не касающимся.

Тогда еще с подозрительными симптомами обращались прямо в общие отделения скорой помощи, а врачи не имели особого представления об опасной и крайне заразной болезни. Все больницы страны остались без средств индивидуальной защиты для медперсонала. Не было реагентов для проведения анализов и указаний, как лечить больных, поток которых начал нарастать невероятными темпами. Тогда никто не оказался готов, и не только по объективным техническим причинам (производство еще не было переведено на пандемийные рейсы), но и психологически. Еще до начала марта в Италии почти все полагали, что локальная вспышка — это чистое невезение севера, где в одночасье закрыли школы, театры, музеи. На два дня раньше закончили Венецианский карнавал. Непозволительную, как стало ясно потом, наивность проявили региональные власти. После первого испуга и в Милане, и в Венеции, и в других местах начали снова все открывать. Никто не мог поверить, что коронавирус, "разновидность сезонного гриппа", может остановить большую страну. Первой тревожной ласточкой стало решение закрыть школы и детские сады 4 марта. Но и тут люди, возмущаясь излишней перестраховкой властей, начали думать, как организовывать жизнь. Домой приглашали нянек или пристраивали своих чад к бабушкам-дедушкам — наиболее уязвимым перед вирусом.

С 10 марта 60 млн жителей страны оказались в условиях, с которыми никогда не сталкивались: в режиме строгой изоляции, запертые в четырех стенах со своими родственниками. Но и тогда еще мало кто мог подумать, что пандемия настолько сильно изменит повоседневную жизнь. Решение о локдауне, по признанию многих, было единственно верным. Распространение вируса удалось остановить, весной прошлого года он практически не проник вглубь страны (в центр и на юг). Но потом наступило лето. После трех месяцев взаперти сдерживать людей (и экономику) оказалось невозможно. Казалось, хватка пандемии пошла на спад. Несмотря на практически полный запрет на зарубежные поездки, итальянцы провели лето почти в привычном режиме — на море и пляжах.

Цена пандемии

Немного цифр. Число инфицированных в Италии за год приближается к 3 млн человек, почти 5% от 60-миллионного населения. Более 95 тыс. человек умерли от последствий коронавирусной инфекции. Уровень смертности в Италии — один из самых высоких, большинство умерших — люди преклонного возраста. Достаточно вспомнить, как много жертв инфекции оказалось в домах престарелых. Согласно некоторым статистическим данным, за последний год смертность увеличилась вдвое по сравнению со средними показателями последних лет. Демографической ситуацией в Италии недавно выразил озабоченность даже Папа Римский Франциск. Умирать от коронавируса продолжают по 300 человек в день. Рост смертности от разных болезней, главным образом от рака, предсказывают в ближайшие десять лет из-за прекращения проведения диагностических исследований и терапии хронических заболеваний. На фоне пандемии без того немалые очереди на плановые операции растянулись на годы вперед.

По итогам 2020 года сокращение ВВП составило более 8%. Почти 700 тыс. человек потеряли работу. Профильные профессиональные объединения предсказывали миллион безработных, но еще не вечер. 300 тыс. компаний, в основном обслуживающего сектора — туристической отрасли, торговли и общепита, могут закрыться. Потери туризма, на который приходится до 14% ВВП, исчисляются десятками миллиардов. По меньшей мере €10 млрд потеряны только от прекращения горнолыжного туризма, который так и не возобновил работу этой необычайно снежной зимой. Ресторанный сектор, за исключением летних месяцев, понес серьезные убытки.

Есть, правда, и положительные моменты. В стране, где так много говорили раньше о цифровом обновлении, наладили оказание многих служб и услуг онлайн. Работа разных государственных учреждений стала куда более эффективной. Система записи функционирует почти безотказно, и посещение присутственного места дается гораздо проще, чем заказ порции мороженного в кафе, на входе в которое выстраивается неизбежная очередь.

Пока нет однозначной статистики по увеличению числа самоубийств, разводов, случаев домашнего насилия, психических расстройств. Зато снизилось число домашних краж. В целом, кажется, итальянцы выдержали испытание пандемией. Но пока не вечер, и, например, последствия в долгосрочной перспективе для детей и подростков пока не изучены. Некоторые психологи говорят о "потерянном поколении" из-за фактического прекращения очного обучения в старших классах школы. В этом году второй раз выпускные экзамены будут сдаваться только в устной форме. Дистанционное образование, как показала практика последнего года, не может оправдывать себя слишком долго.

Культурная жизнь повсеместно ушла в онлайн: спектакли, концерты, выставки, опера и балет — в стриминге. Творческие люди ищут (и находят) новые формы, и это помогает, с одной стороны, охватить большую аудиторию, но с другой, ведет к полной утрате контакта с публикой.

В немалой степени нарушены социальные связи. Даже на Рождество, самый главный в католической Италии праздник, разрешалось пригласить лишь пару друзей или родственников, проживающих по соседству. Такое положение носило рекомендательный характер, но люди за время пандемии самодисциплинировались. Сообщения о больших подпольных вечеринках появляются, но скорее это исключения, чем правило. Никаких дней рождений, в том числе детских, юбилеев, семейных торжеств, даже на похороны и свадьбы — только самые близкие.

Что сейчас

Сейчас цифры по числу зараженных гораздо выше, чем прошлой весной (когда реальные масштабы были просто неведомы). Но они уже никого так не пугают, главное, держать их под контролем. И в Италии это пока удается. После резкого взлета с приходом второй волны в октябре эпидемиологическую кривую удалось обуздать. Суточный прирост держится на уровне до 15 тыс. новых случаев в день при 270–300 тыс. тестов. Власти стараются избежать нового локдауна, страну поделили на цветовые зоны в зависимости от уровня эпидемиологического риска. Еще весной подхватить ковид в столичной области было объективно сложно, хотя люди испытывали сильный страх перед болезнью. Сейчас же, когда ковид гуляет в Лацио, как и на островах Сицилия и Сардиния, так же, как в северной Ломбардии, страх превратился в привычку и почти исчез. Новый образ жизни в масках и с вездесущим антисептиком превратился в обыденность. Большое подспорье, что даже в "красных" — самых карантинных — зонах не прекращают работать детские сады и младшие классы школы.

Однако полемика не прекратилась, по-прежнему любая мера вызывает ожесточенные споры и противостояние центральных и региональных властей. То регионы требуют ужесточения ограничительных мер, то протестуют против присвоения зоны более высокого уровня эпидемиологического риска. Постоянная борьба перестраховки и политического выживания. Для обычных людей она все чаще оборачивается психологическим терроризмом: завтра из "желтых" (более свободных) вы станете "оранжевыми". Одним из сильнейших рычагов медийного и психологического воздействия стали новые штаммы, которыми пугают в попытке надавить на сознательность граждан.

Спустя год тема пандемии пополнилась дискуссиями о вакцинах. Иммунизация в Италии началась, но отданная на откуп ЕС забота о гражданах в очередной раз дала брешь. Вакцин не хватает, чтобы делать прививки с желаемым темпом (для коллективного иммунитета) отдельные области ищут альтернативные каналы. Одной из наиболее котирующихся из "не западных" считается российская вакцина "Спутник V", но ее использование в Италии возможно только с одобрения европейского регулятора. А там уже своя история с "политгеографией".

В целом люди устали, как везде, от ограничения свободы, от психологического давления, которому способствуют СМИ. Но за окном снова наступает весна, и итальянцы стараются продолжать жить, словно как раньше, но в рамках дозволенного. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru