1 сентября 2021, 10:15
Мнение

Языковая реформа в Латвии: русские школы — "в тяжелейших условиях"

Корреспондент ТАСС в Латвии

Мария Иванова — о том, что русскоязычное население республики надеется лишь на международное правосудие

Вызвавшая сопротивление местного русскоязычного населения и многочисленные уличные массовые акции протеста реформа по переводу школ нацменьшинств на латышский язык обучения завершилась в Латвии. Начиная с 1 сентября практически все обучение в местных средних учебных заведениях будет идти только на латышском языке, однако правозащитники не теряют надежд вернуть русским детям среднее образование на родном для них языке.

"С 1 сентября вся средняя школа должна быть только на латышском, в начальной школе — минимум 50% обучения на латышском языке, а седьмые-девятые классы — минимум 80% на латышском языке, то есть там как предметы остаются только "русский язык" и "литература", — уточнила правозащитница Елизавета Кривцова.

По ее словам, особенные сложности в языковой реформе для детей вызваны пандемией COVID-19. "В условиях пандемии перевод обучения в школах нацменьшинств на латышский язык однозначно усложнит получение образования для русских детей и негативно повлияет на качество образования, — уверена Кривцова. — Единственная радость — что это обучение будет очным. Но качественно реализовать реформу в том смысле, чтобы дети получали хорошее образование, невозможно, поэтому это добавляет еще одну сложность для русских школьников".

История реформы

Первая реформа образования в школах нацменьшинств началась в Латвии 1 сентября 2004 года. Тогда в старших классах была введена двуязычная модель обучения, при которой 60% предметов можно было преподавать на латышском языке, а 40% — на русском. Эти изменения вызвали массовые акции протеста в Риге.

Спустя 14 лет власти республики все-таки утвердили новую реформу, согласно которой через три года (2021 год) преподавание большинства предметов в русских школах должно осуществляться на латышском языке. Автором соответствующих поправок в законах "Об образовании" и "О всеобщем образовании" выступило министерство образования и науки республики, возглавляемое тогда Карлисом Шадурскисом. Эту инициативу Шадурскис мотивировал необходимостью создания единой политической нации в стране, "которая живет в едином информационном пространстве, учится по одним книжкам, отмечает общие праздники, у которой единые ценности и понимание нашей общей страны, есть лояльность и патриотизм".

Ответом на вторую реформу стала новая волна недовольства со стороны русскоязычных жителей Латвии, которые составляют около 40% населения страны. Защитники русских школ провели множество массовых акций против ликвидации русского образования. Местные правозащитники даже пытались оспорить законность этой реформы в Конституционном суде Латвии, указав, что она противоречит ряду статей основного закона республики и международным обязательствам страны, однако там с этими доводами не согласились.

"Суд, к сожалению, не внял нашим аргументам и больше основывался на идеологических вопросах, — поделилась Кривцова. — Это вызывает сожаление и подозрение, что суд не был до конца объективен".

В надежде на ЕСПЧ

В этих условиях сторонники русского языка в латвийских школах возложили надежды на международные инстанции. Начиная с осени 2019 года в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) поступило свыше 160 жалоб родителей, недовольных языковой реформой образования в Латвии, — подготовку исков организовали Латвийский комитет по правам человека и оппозиционная партия "Русский союз Латвии" (РСЛ). Весной 2021 года ЕСПЧ принял эти иски к рассмотрению и потребовал у правительства Латвии пояснений.

"Правительство Латвии уже дало свои пояснения, — рассказал сопредседатель РСЛ Мирослав Митрофанов. — Часть их аргументов в пользу этой реформы носит чисто политический характер, даже идеологический. Все время идут разговоры об "оккупации", о том, что якобы в советское время была сегрегация, которая сейчас преодолевается путем ликвидации русских школ". 

Он добавил, что до 1 сентября правозащитники планировали представить в ЕСПЧ свой ответ на аргументы правительства.

"У нас есть все шансы поставить ногу в захлопывающуюся дверь, — уверен он. — Если исход дела будет положительным, а у нас шансы достаточно приличные, мы сможем снять многие запреты на использование русского языка в средней школе, на уровне основной школы и в детских садах. В ЕСПЧ поданы разного рода жалобы, которые касаются разного уровня обучения в учебных заведениях, но в целом мы оспариваем все существующие запреты, которые касаются школьного обучения и дошкольного".

Ускоренная процедура

По словам Митрофанова, ЕСПЧ рассматривает вопрос русских школ в Латвии по ускоренной процедуре, так решение может быть принято уже весной или летом будущего года. В случае положительного вердикта ЕСПЧ власти Латвии должны будут компенсировать потери тем детям, родители которых являются заявителями по этому вопросу.

"Для нас в этом деле, конечно же, важнее изменения в законодательстве — суд должен сказать латвийскому государству, какие законы должны быть изменены и какие ограничения и запреты должны быть сняты. Мы рассчитываем, что будет снят запрет на обучение в средней школе на русском языке и будут смягчены требования к этим языковым пропорциям, — на выходе должна быть свобода выбора пропорции между языками обучения в школах меньшинств", — указал Митрофанов.

Рассчитывает на победу в ЕСПЧ и правозащитница Кривцова, напоминая, что решения этого международного судебного органа являются обязательными к исполнению.

"Латвия соблюдает решения ЕСПЧ, и если в данном случае решение будет в нашу пользу, то мы уверены, что можно будет вернуть русский язык полноценно в школы. Решение ЕСПЧ обязательно к исполнению, и более обязательного решения нет. Другие международные организации могут дать свои рекомендации и уже давали их, но большей организации с большим влиянием, чем ЕСПЧ, нет", — подчеркнула она.

Международные инстанции — не указ?

Действительно, различные международные организации и ранее указывали властям Латвии на необходимость соблюдения прав нацменьшинств и важность сохранения образования на родных для них языках, однако официальная Рига игнорировала их. Например, в одной из последних резолюций по Латвии, принятой Комитетом министров Совета Европы в марте этого года, содержится критика властей за политику в отношении нацменьшинств и призывы пересмотреть ее и откорректировать, в том числе обеспечить непрерывную доступность образования на языках меньшинств.

Однако министерство иностранных дел республики по-своему трактовало эту резолюцию, указав, что документ является выражением одобрения проводимой государством национальной политики. "В резолюции с признательностью отмечаются достижения Латвии в области интеграции общества", — заявили в ведомстве.

"Одновременно Латвии высказаны несколько рекомендаций по более эффективному обеспечению прав меньшинств, например, призыв продолжать политику интеграции, содействовать включению принадлежащих к меньшинствам лиц в общественную жизнь, работать над предотвращением дискриминации ромов (цыган — прим. ТАСС) и улучшить возможности образования ромской молодежи", — указали в МИД, подчеркнув, что все содержащиеся в резолюции предложения носят рекомендательный характер.

Вопреки реформе

Правозащитники говорят, что до сих пор в Латвии из-за языковой реформы не закрылась ни одна из русских школ. Однако некоторые родители начали искать для своих детей новые возможности получения среднего образования. "Мы видим, что сейчас люди начинают просчитывать варианты, если русское образование в Латвии невозможно, то они ищут альтернативы, в том числе и дистанционные школы, как возможность дополнительного образования", — сказала Кривцова.

Митрофанов со своей стороны особо подчеркнул, что, несмотря на такое давление, русская школа в Латвии продолжает существовать. "Сказать, что с русскими школами покончено, — это далеко и абсолютно не так. Русская школа в Латвии скорее жива, чем мертва, хотя и работает в тяжелейших условиях". 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru