17 октября 2022, 10:35
Мнение

Как побеждать "империю лжи": взгляд ветерана информационных войн

Андрей Шитов — о том, как работает американский агитпроп и чему нас учит дедушка Иван Крылов

В феврале 2014 года, в канун открытия Олимпиады в Сочи, меня пригласили для разговора о ней на Общественное радио США в Вашингтоне. В студии выяснилась пикантная подробность: обсуждать предлагалось не сами Игры, а коррупцию, якобы сопровождавшую их организацию. Американские гости программы, включая Сюзан Глассер, на тот момент главного редактора журнала Politico, а прежде шефа бюро The Washington Post в Москве, владели темой в пределах российской оппозиционной брошюры, которую принесли с собой и оживленно пересказывали.

Когда мне дали слово, я сказал, что все их домыслы о разбазаривании "миллиардных сумм" были высосаны из чужого пальца. Но если бы они и подкреплялись какими-то фактами, то все равно, на мой взгляд, лучше даже такой ценой строить дороги, отели, спорткомплексы и вообще развивать инфраструктуру целого региона, чем "сжигать" несравненно большие средства в войнах в Афганистане и Ираке, как это делали на моих глазах администрации США — сначала Джорджа Буша — младшего, а потом и Барака Обамы.

Во время ближайшей рекламной паузы хозяйка шоу, гранд-дама вашингтонского журналистского бомонда Диана Рим, сделала мне внушение. "Не надо говорить о наших войнах, — укоризненно вымолвила она. — Это к делу не относится". А чуть позже уже в эфире Глассер обвинила меня в том, что я, уклоняясь от вопроса, использовал "типичный прием советской пропаганды".

Полезные уроки

Поначалу я тогда, конечно, вскипел: мол, сами подменили мне тему и мне же затыкают рот, но быстро понял, что получил ценный личный опыт, показывающий, как реально работает вашингтонский агитпроп. Вспоминая о нем теперь, вижу сразу несколько полезных уроков и с позиций сегодняшнего дня.

Во-первых, ясно, что повод или предлог для нападок на Россию на самом деле не важен — всегда можно что-то найти или изобрести. Даже к Олимпиаде — всемирному празднику спорта — американские СМИ изо всех сил придирались. Что уж говорить о наступившей вскоре после того разговора "крымской весне" или о нынешней специальной военной операции в защиту Донбасса.  

Во-вторых, очевидны двойные стандарты. Мол, американские войны не касаются посторонних и равнять их ни с чем не следует. Хотя самому Вашингтону заведомо позволительно вмешиваться во все и вся.

В-третьих, мне наглядно продемонстрировали, что респектабельные с виду леди и джентльмены не гнушаются подтасовками, могут при случае исказить факты и использовать, как пел в свое время Владимир Высоцкий, "сплетни в виде версий". Тогда это была злополучная брошюра, теперь звучат, например, измышления о том, будто мы чуть ли не сами подрываем собственные газопроводы.

Наконец, те же леди и джентльмены делом подтвердили, что пресловутая "свобода слова" в американском эфире имеет четко очерченные пределы. Что при необходимости гостю могут и указать, что говорить можно, а что нельзя. Сейчас, например, за океаном табуирована тема "виновности США в атаке на "Северный поток": по определению профессиональной НПО "За справедливость и точность в журналистике" (FAIR), это "интеллектуальная беспилотная зона для СМИ США".

Но, между прочим, есть и другой урок: вода камень точит, правда проходит сквозь любые преграды. Я тогда отнюдь не в первый и не в последний раз был приглашен на телерадиоэфир в США в качестве "мальчика для битья" и всегда убеждался, что звонящие в студию, как правило, не согласны с линией местного агитпропа (согласным вроде как и звонить незачем). Это ободряло. Да и друзья-дипломаты в нашем посольстве в Вашингтоне призывали меня соглашаться на любой публичный разговор, чтобы отстаивать свою правду.

Как "отменяли" легенду

Хотя, еще раз повторю, неудобная чужая правда в Америке решительно пресекается. Вот еще история из личного опыта: в самом начале 1990-х, на гребне краткой горбачевской оттепели в американо-советских отношениях, меня пригласили на Русское радио Нью-Йорка делать еженедельные обзоры международных новостей и отвечать на вопросы радиослушателей. Я охотно согласился и вел программу месяца два или три — до тех пор, пока меня однажды не спросили, в чем все-таки корень бед в давнем арабо-израильском противостоянии.

Я не специалист по Ближнему Востоку, но незадолго до того побывал в Израиле и как раз об этом спрашивал своего коллегу-тассовца, который на этой теме, что называется, собаку съел. Честно пересказал в эфире его ответ, который, мягко говоря, был не слишком произраильским. Уже тогда понимал, что, наверное, зря это делаю. И на следующий же день передачу с моим участием "временно приостановили" — чтобы больше уже не возобновлять…

Да и что там я! Позже в Вашингтоне у меня на глазах буквально за то же самое — нелицеприятный отзыв об Израиле — из президентского пресс-пула с позором выгнали легенду американской журналистики Хелен Томас. Которая работала в Белом доме со времен Джона Кеннеди до Барака Обамы, восседала на брифингах в центре первого ряда и пользовалась привилегией не только задавать первый вопрос, но и подсказывать, когда разговор пора было закруглять.

Так что жесткое ограничение свободы слова и прессы в США у меня удивления не вызывало и не вызывает. Ни после терактов 11 сентября 2001 года; ни при недавнем подъеме "культуры отмены" и спорах о том, все ли жизни имеют ценность или только "черные"; ни при нынешнем разгуле антироссийской истерии. А что до демократических идеалов и ценностей, как сказали бы мои бывшие слушатели с Брайтон-Бич, "не делайте мне смешно"…

Дети под прицелом

Упомянутая истерия, запреты и отмены всего российского — составная часть тотальной гибридной войны Запада против нашей страны как преграды на пути к сохранению глобального доминирования. Это все тоже не новость: исторически Россия не раз отражала варварские нашествия западных "цивилизаторов" и теперь опять вынуждена отбиваться на всех фронтах, включая информационный. И началось это задолго до специальной военной операции в Донбассе; не случайно советник министра обороны РФ Андрей Ильницкий еще весной прошлого года выдвинул и обосновал свою концепцию "ментальной войны". По сути, имеется в виду борьба за умы и сердца людей, особенно молодых.

Кто наш главный противник в этой борьбе, сомнений не вызывает. Могу опять же сослаться на личный опыт. Хорошо помню, как два десятка лет назад меня пригласили в Newseum — "Музей новостей", информационно-пропагандистский комплекс стоимостью в полмиллиарда долларов у подножия Капитолийского холма — на встречу со школьниками с Украины и из других стран бывшего СССР. Детей, которые приехали в США по "программе обменов", усадили перед огромным экраном с так называемой "картой свободы", на которой их родные места были закрашены каким-то мерзким коричневым цветом. Под стать ему были и комментарии "специалистов" из местного агитпропа. Тех, кто пытался неумело возражать, осаживали, "давили авторитетом".

Когда до меня дошла очередь, я популярно объяснил ребятам, что и зачем делают с их мозгами лощеные американские дяди и тети, получающие за это зарплату. Те, кстати, тоже пытались спорить, но быстро скисли. Зато лица детей на глазах просветлели. Некоторые потом подходили благодарить.

Разумеется, больше меня туда на подобные посиделки не звали. Зато сам я еще несколько месяцев пытался выяснить у бюрократов, включая тогдашнего юрисконсульта Госдепа, не противоречит ли увиденное законам самих США по части воздействия на чужих детей. Отстал только после того, как понял, что ничего вразумительного — кроме стандартных разглагольствований о "свободе мнений" и плюрализме — все равно не добьюсь.

"Таинственный" заказчик

Или вот другой пример: в начале 2005 года вашингтонская компания Rock Creek Creative (RCC) с гордостью объявила, что создавала и поддерживала один из основных интернет-сайтов украинской "оранжевой революции" — www.ukraineineurope.com. Сразу после "исторической президентской инаугурации Виктора Ющенко" американцы, приложившие руку к его победе, решили поведать "городу и миру" о своей роли и составили пресс-релиз.

Они без лишней скромности утверждали, что их сайт "служил основным публичным форумом, который делал возможным политический диалог в хаотичные 12 месяцев перед голосованием" и превратился в "виртуальную площадь свободы для демократического движения" на Украине. Фирма занималась также информационно-пропагандистским обеспечением международной конференции в Киеве с участием Ющенко, бывшего президента Чехии Вацлава Гавела и экс-госсекретаря США Мадлен Олбрайт.

Позвонив в штаб-квартиру RCC с вопросом, кто все это оплачивал, первых лиц компании я на месте не застал. А директор по маркетингу Кристина Бэрри заявила, что источник средств — загадка для самой фирмы. "Заказчик сознательно перечислял деньги через несколько промежуточных организаций, чтобы его самого не заподозрили в неподобающем вмешательстве в политический процесс", — сказала она и охотно согласилась с тем, чтобы эти ее слова были процитированы.

Мне оставалось только добавить, что прежде RCC занималась, в частности, продвижением таких своеобразных "брендов", как ЦРУ США и НАТО. Среди других своих клиентов она называла "различные правительственные ведомства США", а также крупнейший французский военно-промышленный концерн Thales.

Над кем смеетесь? 

В моей памяти этот эпизод был и остается прологом к политическому кризису 2014 года на Украине, а значит — и ко всему, что за ним последовало. Американцы работали и работают над созданием предпосылок для таких кризисов, причем против всех постсоветских стран. Схожую историю могу рассказать про Грузию и другую вашингтонскую фирму — Orion Strategies.

О том, как эта работа идет сейчас, неожиданно откровенно поведал месяц назад журнал Politico — тот самый, где в свое время начальствовала Глассер. Статью, озаглавленную "Ведение психологической войны против России", написали бывший начальник Разведуправления Пентагона Дэвид Шедд и эксперт из "Фонда защиты демократий" Ивана Страднер.

Публикацию эту многие у нас заметили и прокомментировали, поэтому подробно останавливаться на ней я не стану. Скажу лишь, что авторы призывали отказаться от "пережитка холодной войны" в виде попытки "всучить россиянам "американскую мечту", а вместо этого рекомендовали впредь делать упор на "русском национализме" и вбивать клинья "между национальными меньшинствами в России". Для этого предлагались разные средства, включая… анекдоты. Напомнив, что те пользовались популярностью даже в сталинские времена, американцы подчеркивали, что "и в нынешних информационных операциях США следует возродить фокусировку на юморе — и подкидывать россиянам пищу для их собственных острот".

Вынужден признать, что совет дельный: я сам люблю меткие шутки, охотно их читаю и ими делюсь. Но должен и разочаровать американцев: в Рунете, по моим наблюдениям, сейчас несравненно чаще попадаются издевки над США; тем более что вашингтонские власти, начиная с президента Джо Байдена, постоянно дают для этого поводы.

Да и вообще наивная уверенность многих американцев в том, будто их страну в мире не любят за одно то, что она служит "маяком" добра и света (Буш-младший после терактов 09/11 так прямо и говорил), вряд ли способна запудрить мозги кому-либо, кроме них самих. Подавляющее большинство населения мира, особенно в постколониальных странах, прекрасно сознает, чего стоит пресловутое "глобальное лидерство" США. Именно поэтому и попытки сколотить коалицию против России практически не пользуются поддержкой в мире за пределами коллективного Запада. На днях мы это вновь наблюдали при голосовании по антироссийской резолюции на сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Собственно, и в самих США это признают мало-мальски вменяемые издания и политологи-реалисты.

"Как проиграть в информационной войне"

Постоянно сталкиваясь по работе с агрессивными выпадами американского агитпропа против России и по мере сил стараясь давать им отпор, я никогда особо не вдавался в их теоретические истоки. Но у меня есть знакомая, Ульяна Артамонова из ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, которая изучает заокеанскую пропаганду с научной точки зрения. Я ее попросил о комментарии, и она прислала целую подборку интересных материалов.

В частности, напомнила, как в апреле нынешнего года власти США попытались создать при Министерстве национальной безопасности (МНБ) так называемый Совет по регулированию дезинформации (Disinformation Governance Board, DGB) во главе с 33-летней Ниной Янкович. Затея вызвала бурное негодование не только консервативной оппозиции, но и либеральных критиков администрации; многие сравнивали новоявленную структуру с оруэлловским "министерством правды". Через три недели совет пришлось упразднить.

МНБ оправдывалось и объясняло, что собиралось, дескать, бороться с кознями России, Китая и Ирана. Но его не слушали. Даже провластная столичная The Washington Post саркастически писала, что название совета "в самом деле звучит довольно зловеще и наводит на мысль, что он призван не столько бороться с дезинформацией, сколько ее, ну, регулировать". Вообще, по мнению скептиков, совет проявил вопиющую беспомощность перед лицом волны негативных откликов в прессе и соцсетях — то есть, по сути, в том самом деле, для которого и учреждался.

И это при том, что Янкович считалась квалифицированным специалистом: она ранее работала по тому же профилю в престижных вашингтонских "мозговых трестах", а в 2020 году выпустила книгу "Как проиграть в информационной войне: Россия, лженовости и будущее конфликта". Кстати, пусть название вас не смущает: это стандартный маркетинговый прием для привлечения покупателей. У Рика Стенгела, который курировал агитпроп США при Обаме, мемуары назывались "Информационные войны. Как мы проиграли глобальную битву против дезинформации и что нам с этим делать". 

По чужим лекалам

Мне лично самым интересным в публикациях о DGB и Янкович показалась фотография, на которой американка запечатлена за работой… в штабе предвыборной кампании Владимира Зеленского на Украине в 2019 году. В Сети есть и снимки, сделанные и подписанные в тот период ею самой. Официально она направлялась в Киев в 2017 году по годичной стипендии Фулбрайта и считалась консультантом правительства Украины. Насколько мне известно, Зеленский тогда отношения к правительству еще не имел, но, стало быть, изначально "консультировали" и его.

Вообще, по профессиональной оценке Артамоновой, навыкам ведения психологической войны украинцы сейчас учатся у американцев, а те в свое время по части манипулирования массовым сознанием вдохновлялись опытом нацистской геббельсовской пропаганды. В подтверждение она ссылается на вышедшую в 1948 году в Нью-Йорке книгу Пола Лайнбарджера "Психологическая война", упоминает еще более ранние труды основоположника политической пропаганды и коммерческого пиара Эдварда Бернейса (Bernays), который, между прочим, приходился двойным племянником (и по отцу, и по матери) Зигмунду Фрейду.

Исследователь приводит конкретные примеры того, как стиль и методы работы, использовавшиеся еще во Второй мировой, аукаются в наши дни. Так, на ее взгляд, былые листовки и иные печатные материалы, специально оформлявшиеся так, чтобы привлекать внимание детей (включавшие, например, картинки с изображением оружия, воздушных боев и т.п.), — это, применительно к современности, сетевые "ролики и посты, которые наиболее активно репостит молодежь". А "разгон паники среди нашего женского населения после объявления частичной мобилизации, к которому (уже писали об этом) приложила руку Украина" — отголосок давно известных рекомендаций о целенаправленной пропагандистской обработке женской аудитории.

Как опровергать напраслину?

История с DGB и Янкович, помимо всего прочего, напомнила мне, как еще в 2005 году Госдеп США также пытался упорядочить "борьбу с дезинформацией", но также потерпел полный провал. А заодно и вновь вывела на давно интересующую меня тему: как доказывать, что чего-то не было или вообще не бывает. По-английски это называется how to prove a negative; задача считается практически неразрешимой.

Прикладной смысл этой теоретической головоломки, думаю, понятен. В ходе информационной войны против России западная "империя лжи" громоздит целые горы напраслины. Глава МИД РФ Сергей Лавров на днях перечислял наиболее одиозные примеры — от взрывов на "Северных потоках" до катастрофы малайзийского "Боинга" и от отравления Скрипалей до "темнейшей истории" с Алексеем Навальным. В этом же ряду — и зловещие украинские провокации и инсценировки "на крови": от Бучи и Мелитополя до Купянска.

Я спрашивал очень многих — от политиков, включая того же Лаврова, до профессиональных пресс-секретарей и от правоведов до философов, — как доказывать, что ты не верблюд. Конкретного и ясного ответа никто не дает даже в теории. Хотя вот физики-теоретики недавно напомнили, что вечных двигателей не бывает и это все же доказуемо — на основании законов термодинамики. Но и там — лишь при определенных условиях.

Единственно правильный ответ

Политолог-международник из МГИМО Игорь Истомин сказал мне на днях по тому же поводу, что в контексте информационной борьбы "доказать невиновность невозможно, но и не нужно". А я, думая над его словами, вдруг понял, что искал не там, где следовало. Лез с вопросами к ученым людям, а надо было перечесть басни дедушки Ивана Крылова.

У сильного всегда бессильный виноват. Доказывать, что ты чего-то не делал — не творил беспредел в Буче, не сбивал чужой "Боинг", не травил Скрипалей, — это позиция ягненка, который виноват уж тем, что волку хочется кушать.

Оправданий никто не слушал, не слушает и слушать никогда не будет. Правильный ответ хищникам известен от того же Крылова. Помните, в другой басне ловчий у него говорит: "Волчью вашу я давно натуру знаю; а потому обычай мой: с волками иначе не делать мировой, как снявши шкуру с них долой". Так что и я больше маяться не буду; гештальт закрыт.

Смеяться последними

То же и с информационными войнами. На днях знакомый американец, этнический болгарин, сказал мне с тревогой и сожалением: мол, на этом-то фронте вы проигрываете…

В ответ мне тут же вспомнился известный анекдот. Два российских танкиста моют сапоги в Сене (как вариант — в Потомаке), и один другому говорит: "Все хорошо, брат, и город красивый, но об одном жалею: как же это мы информационную-то войну проиграли?"

Улыбнемся, но не забудем и того, что хорошо смеется тот, кто смеется последним. Непреодолимые "факты на местах" надо еще уметь создавать. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru