24 января 2023, 12:30
Мнение

Тандем Париж — Берлин: возможен ли перезапуск отношений?

Дмитрий Горохов — о том, что объединяет и разобщает две основные страны Евросоюза

Канцлер Германии Олаф Шольц и президент Франции Эмманюэль Макрон. Benoit Tessier, Pool via AP
Канцлер Германии Олаф Шольц и президент Франции Эмманюэль Макрон

Франция и Германия избрали парижскую Сорбонну для воскресной церемонии на высшем уровне по случаю 60-летия межгосударственного Елисейского договора. Торжества в Париже продолжались на протяжении целого дня и включили наряду с прологом в Сорбонне заседания франко-германского Совета министров и двустороннего совета обороны в Елисейском дворце, а также специальную совместную парламентскую сессию в резиденции Национального собрания над водами Сены.

На торжествах стороны не скупились на эпитеты. Федеральный канцлер ФРГ Олаф Шольц говорил о "братских отношениях", называя Францию "самым близким другом" Германии, а тандем Париж — Берлин — "локомотивом объединенной Европы". Немецкий гость также охотно процитировал слова о "европейском суверенитете", авторство которых принадлежит президенту Франции Эмманюэлю Макрону. Сам хозяин встречи на этой же ноте заверил в своей приверженности проекту "единой Европы, которая была бы хозяйкой собственной судьбы".

После церемонии в стенах старейшего столичного университета франко-германский Совет министров, собравшийся в 23-й раз с момента основания, занялся более сложной задачей — переводом слов в новые обязательства. Оценивая итоги саммита, деловая часть которого прошла при закрытых дверях, газета Le Monde назвала сближение позиций Парижа и Берлина "оптической иллюзией".

Исследователь двусторонних отношений Ги Можи считает, что при оценке перспектив совместных действий Парижа и Берлина нельзя не учитывать сложную внутриполитическую ситуацию. Во Франции кабинет министров должен считаться с отсутствием у него абсолютного большинства голосов в Национальном собрании — нижней палате парламента. В ФРГ, в свою очередь, деятельность трехпартийной коалиции постоянно требует интенсивных внутренних переговоров. 

Дважды отложенное в последние месяцы заседание франко-германского Совмина, констатирует газета, не ознаменовалось какими-либо новыми решениями. По ее мнению, относительная сдержанность Парижа и Берлина в военных вопросах и активная ангажированность США на стороне Украины "перераспределяют карты в расстановке сил на континенте".

Макрон и Шольц, отметили наблюдатели, уклончиво отозвались о перспективах поставок танков, предоставления которых требует Киев. Заявив, что "ничто не исключено", французский президент при этом подчеркнул, что военные поставки "не должны вести к эскалации". Его германский коллега, как отметили французские наблюдатели, был еще осторожнее, парировав вопрос сентенцией о том, что Германия "с самого начала конфликта увеличивала военную помощь, координируя все решения с союзниками".

С момента начала украинского конфликта, заметила в своем комментарии Le Figaro, страны Центральной и Восточной Европы "больше не принимают руководящую роль франко-германского тандема". По мнению издания, эта позиция восточных европейцев связана с "колебаниями Парижа и Берлина в поддержке Киева, а также стремлениями тандема сохранять диалог с Москвой".  

Одновременно углубились разногласия в самом тандеме. Его участники и раньше знали размолвки, но теперь пресса постаралась как можно больше высветить взаимные претензии. "Je t’aime, moi non plus" ("Я люблю тебя, я тебя тоже… нет") — название известной песни дуэта Сержа Генсбура и Джейн Биркин французский журнал L’Express позаимствовал для характеристики современных отношений в тандеме Париж — Берлин.

Историческая подоплека

Елисейский договор был подписан 22 января 1963 года президентом Франции генералом Шарлем де Голлем и канцлером Германии Конрадом Аденауэром, чтобы закрепить франко-германское примирение. Он должен был составить основу нового взаимодействия в вопросах обороны, внешней политики, экономики и культуры.

Весной того же года в процесс вмешался бундестаг. Как свидетельствует в своей книге о де Голле французский историк Франсуа Керсоди (François Kersaudy, "Le Monde selon de Gaulle"), законодатели ФРГ дополнили текст преамбулой, в значительной мере лишавшей договоренности первоначального смысла. Как представлялось бундестагу, трактат не должен был влиять на отношения Европы с Соединенными Штатами и общую оборону в рамках НАТО. 

Де Голль видел в этом результат американского воздействия и, согласно историку, заметил в узком кругу, что "США пытаются лишить договор содержания, оставив пустую оболочку". Он также сетовал на то, что "немецкие политики боятся недостаточно прогнуться перед англосаксами". "Они заслуживают того, чтобы мы денонсировали договор и перекроили союзы, договорившись с русскими", — заметил, согласно свидетельствам Керсоди, соратникам французский лидер.

Стороны более преуспели в экономических отношениях. В Евросоюзе Франция и Германия — наиболее мощные государства в промышленном и технологическом плане. Их взаимный торговый оборот достиг в 2021 году €165 млрд. За 11 месяцев 2022 года он увеличился еще на 13%.

По итогам всего прошлого года Франция должна стать первым торговым партнером Германии. Повышение транспортных тарифов после пика пандемии коронавируса и взлет цен на энергоносители сделали особенно значимой географическую близость покупателей и поставщиков. Но динамизм торговых обменов не дает тем не менее забыть об их дисбалансе.

"Франция более зависима от Германии, нежели наоборот", — констатировал на страницах делового издания Les Echos французский экономист Шарль-Анри Коломбье. Согласно французским данным за 12-месячный период до ноября 2022 года, дефицит Франции в обменах с Германией составил €12 млрд.

Так, в сфере экономики на берегах Сены не были согласны с планом Берлина оказать немецким предприятиям поддержку в размере €200 млрд. Разочарованы во Франции и ставкой немецких партнеров на закупку военной техники не у европейских соседей, а в США.

В области трансатлантических отношений Париж активно выступил против протекционистского "Акта о снижении инфляции", принятого в США этим летом, и предложил разработать в Евросоюзе в противовес этому закону стратегию "Сделано в Европе". Франция хотела бы добиться принятия соответствующего европейского акта, упростить правила предоставления государственной поддержки и мобилизовать европейские фонды для промышленных инвестиций в отрасли будущего. Но для этого Парижу нужна поддержка Берлина. Германия же, видимо, не готова поддержать создание новых фондов для финансирования индустриальной политики, в отличие от Франции. Проект, который должен быть на столе переговоров Евросоюза 9–10 февраля (когда планируется саммит ЕС), вызывает пока споры. 

Отложенные старты

В вопросах безопасности в Париже, как я уже отметил, разочарованы ставкой Берлина на закупку военной техники не во Франции, а в США. По мнению Парижа, это никак не отвечает целям "стратегической автономии Европы", стремление к которой закреплено в решениях Евросоюза. 

В космической отрасли партнеры озабочены проблемами с запуском ракеты Ariane, любимого проекта франко-германской пары. Минувшей осенью первый запуск Ariane 6 был вновь отложен и, как ожидается, не состоится ранее конца этого года. Между тем французская ArianeGroup и Европейское космическое агентство работают над этим проектом уже около десяти лет.

Разным курсом страны идут и в сфере энергетики. Французская сторона делает ставку на ядерную, а Германия, со своей стороны, высказывается за возобновляемые источники энергии и уже давно провозгласила постепенный отказ от использования АЭС. Кроме того, по давнишним кулуарным разговорам, во Франции подозревают коллег на Рейне в стремлении развалить промышленную группу Electricite de France (EDF, капитализация которой €46 млрд). В Германии считают эту французскую компанию слишком мощным инструментом конкуренции.

Трудности перевода

Проблемы взаимопонимания проявляются и на лингвистическом уровне. В немецких школах, согласно официальным данным, только 15,3% учеников выбирают сегодня французский для изучения в качестве иностранного языка. Это самый низкий результат более чем за четверть века. Язык Мольера тем не менее сохраняет вторую позицию в немецком образовании после английского (82%), опережая латынь и испанский. Наибольшей популярностью французский пользуется в приграничных с Пятой республикой немецких землях.

Во французских школах наблюдается аналогичный спад интереса к немецкому. Число изучающих его школьников сократилось с середины 1990-х с 600 тыс. до 147 тыс.

Поможет ли росту взаимного интереса и общения молодежи озвученная на торжествах инициатива президента Макрона? Он обещал ввести специальный бесплатный железнодорожный билет для молодых жителей двух стран. По случаю 60-летия межгосударственного договора его планируется распространять этим летом.   

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения

правил

цитирования сайта tass.ru