Все новости

Fake Security: кого бояться Трампу

Андрей Шитов — о том, как отличить реальные угрозы безопасности от мнимых

Один мой знакомый американец на днях мне сказал, что контроль над вооружениями никому не нужен. "Это такое старье, такие 1970-е годы! — воскликнул он. — Давно пора наплевать и забыть". Говорили мы об американо-российских отношениях. Собеседник специализируется в этой теме, а я уже который десяток лет наблюдаю за ней как журналист. Но мой приятель — еще и многодетный отец. А у меня уже есть и внучка. Поэтому меня его слова удивили. "Да ты что, — возразил я ему. — О детях подумай. Уж кому-кому, а тебе-то никак нельзя забывать про настоящую безопасность". Но мои доводы не убедили приятеля. "Да брось ты, — ответил он. — Мы вас давно не боимся, так что и говорить не о чем".

Сказать, что я боюсь американцев, конечно, нельзя. Но я в свое время спрашивал об этом в Вашингтоне генерала Юрия Балуевского, на тот момент первого замначальника Генштаба ВС РФ, и он мне популярно объяснил, что военные при оценке угроз вообще так не рассуждают, а исходят из реального соотношения сил.

А силы эти растут, причем с обеих сторон. Президент США Дональд Трамп только что ездил на саммит НАТО, добивался (по его словам, успешно) резкого наращивания военных расходов союзников по альянсу. Никто не скрывает, что это делается для "сдерживания" России.

Москва в ответ объявляет о создании прорывных, практически неуязвимых систем оружия. Состояние американо-российских отношений, по расхожему мнению, сейчас едва ли не хуже, чем в разгар холодной войны. 

На этом фоне генеральный секретарь ООН неустанно напоминает о необходимости сохранения хотя бы минимальных механизмов предотвращения конфликтов, поддержания стратегической стабильности и международной безопасности. К этому же хором призывают независимые эксперты в России, США и других странах. Как раз сейчас в Москве проходит очередная конференция на эту тему. Ключевые вопросы военно-политического и разоруженческого досье затрагивались на недавнем российско-американском саммите в Хельсинки.

Но идеологические противники Трампа в Вашингтоне, включая и моего собеседника, всего этого то ли не замечают, то ли не хотят замечать. О реальной военной безопасности если и упоминают, то вскользь: мол, и по этому поводу к Москве тоже есть претензии. А по-настоящему — и до, и после встречи все разговоры только о "российском вмешательстве" в выборы.

Fake news

В чужие выборы все вмешиваются, причем, как подтвердил, например, эксперт из университета Карнеги-Меллона в Питтсбурге (штат Пенсильвания) Дов Левин, американцы чаще других. Но вот помогли они в 1996 году переизбранию Бориса Ельцина президентом России — и что?

Конечно, мешать волеизъявлению избирателей хоть в своей стране, хоть в чужой — нехорошо и недемократично. Дело это серьезное, и к нему повсюду серьезно относятся. Так и должно быть.

Но подозрения, что Трампа привели в Белый дом русские хакеры, оскорбительны для самого американского народа. Ни секунды не сомневаюсь, что в нее не верят и те, кто громче всего скандалит на эту тему, — оппозиционеры-демократы в США. Даже если некие попытки кибервмешательства кем-то и предпринимались, нет абсолютно никаких подтверждений того, что это хоть как-то повлияло на ход или итоги избирательной кампании 2016 года в США.

Да иначе и быть не могло. Та гонка, между прочим, обошлась в $2,4 млрд (а с учетом выборов в Конгресс — $6,5 млрд). Если ею можно было почти бесплатно манипулировать извне через соцсети, то грош цена — в прямом и переносном смысле — такой демократии.

Все это прекрасно известно и тем, с чьей подачи раскручиваются домыслы о предвыборном "сговоре" команды Трампа с Россией. Сам же хозяин Белого дома называет их не иначе как "лженовостями" — Fake News. Он даже приписывает себе честь "изобретения" этого термина, за что над ним посмеиваются.

Fake Ideals

Конечно, Трамп склонен к гиперболизации всего и вся, а за точностью деталей не следит. Но он по определению не мог бы стать президентом, если бы американцы — добрая половина населения страны — на самом деле не чувствовали, что в чем-то главном он прав.

По-моему, это наглядно проявляется и в такой ключевой сфере, как национальная безопасность. Подобно ежу из знаменитого эссе Исайи Берлина, Трамп в отличие от сонма своих врагов знает только одно — зато самое важное. Если экстраполировать на эту область его собственное любимое определение, он умеет отличать реальные угрозы безопасности от мнимых. Видит разницу между Real и Fake Security.

Кстати, аналогию легко продолжить. Перед выборами оппоненты Трампа — демократы Барак Обама и Хиллари Клинтон — обвиняли его в том, будто он изображает Америку в неверном неприглядном свете, отказывает ей в идеализме, апеллирует к низменным, а не возвышенным сторонам человеческой натуры. 

Но в ходе голосования избиратели показали, что им действительно своя рубашка ближе к телу. По сути, народ отверг платформу глобалистов с их "общечеловеческими ценностями" — от обременительного интервенционизма во внешней политике до политкорректного морального релятивизма в домашних делах. И какие американские идеалы прикажете после этого считать истинными, а какие — мнимыми, фиктивными?

Не могу не вспомнить в этом контексте, как в свое время шеф внешнеполитической пропаганды США при Обаме Ричард Стенгел сказал мне: "Наши факты — факты, а ваши — фикция"…

Лаун

Впрочем, вернемся к основной теме. Знаменитый кардиохирург Бернард Лаун, возглавлявший со стороны США движение "Врачи мира за предотвращение ядерной войны" и удостоенный за это вместе с советским коллегой Евгением Чазовым Нобелевской премии мира, не так давно вспоминал, как еще в 1986 году молодой тогда Трамп приезжал к нему домой для разговора о Михаиле Горбачеве.

По его словам, гость мечтал встретиться с советским лидером в надежде в личной беседе убедить того прекратить холодную войну, устранить угрозу ядерного конфликта. 

Лауну это показалось тогда невообразимо наивным. Но вот прошло 30 с лишним лет, и Трамп уже в новом качестве, по сути, с той же целью старается поладить с президентом России Владимиром Путиным. Не прячется, говорит об этом открыто. Хотя сам себя постоянно одергивает напоминаниями о том, что "может получиться, а может и нет".

Но действует, благо нынешний пост ему это позволяет. Например, лаской и таской подгоняет Пхеньян к денуклеаризации на Корейском полуострове. И гордо возвещает, что в Хельсинки Путин обещал ему в этом помочь.

Настроения

Готов спросить кого угодно из его непримиримых критиков — от вышеупомянутой Хиллари до известного сенатора-республиканца Джона Маккейна (с обоими доводилось сталкиваться в Вашингтоне): что в этом плохого? Почему это не отвечает интересам Америки?

Или не устраивает сама задача? Или то, что она поставлена именно им — человеком, которого сами вы считаете выскочкой, а близкая к вам пресса в последнее время прямо обвиняет в предательстве национальных интересов?

На самом деле, со стороны кажется именно так. Традиционной вашингтонской верхушке злость глаза застит. Ей ненавистен лично Трамп, а соответственно и все, что он делает. Именно поэтому его не критикуют, а травят. Дошло до того, что солидные издания всерьез обсуждают вопрос о том, не является ли законно избранный президент страны "сознательно либо неосознанно" агентом Кремля…

Сам он называет это "охотой на ведьм", проявлением "синдрома трампомешательства" (Trump Derangement Syndrome, термин покойного консервативного идеолога Чарльза Краутхаммера). И не без оснований. Даже враждебная ему "Вашингтон пост" напечатала недавно комментарий о политической нетерпимости либералов, в котором упоминалось о "левом маккартизме". 

Знает американская история и реальные примеры умопомрачения на почве ненависти к воображаемым политическим врагам. Это и загадочная гибель в психиатрической лечебнице первого министра обороны США Джеймса Форрестола (того самого, о котором писали, будто он выбегал ночью из дома с криком: "Русские идут!"), и болезненная шпиономания бывшего главного контрразведчика ЦРУ Джеймса Энглтона.

Едва ли противники действующего президента США готовы поставить себя в этот ряд. Но и в сегодняшней антироссийской истерии в Вашингтоне звучат порой отчетливо параноидальные ноты. Как указала на днях пресс-секретарь Трампа Сара Сандерс, очередной приступ такой "массированной истерии в СМИ" произошел из-за того, что некую рыжеволосую сотрудницу аппарата Белого дома перепутали с арестованной россиянкой Марией Бутиной и "только из-за цвета волос заподозрили в шпионаже".

"По-моему, ситуация полностью вышла из-под контроля", — сказала Сандерс, посоветовав журналистам охолонуть и перестать охотиться за миражами в попытке "очернить все подряд, что делает президент".

Планы Трампа

Скорее всего, это был глас вопиющего в пустыне. Насколько мне известно, паранойя увещеваниями не лечится.

Но ситуация все же не безнадежна. Трамп — законно избранный глава государства, имеющий полное конституционное право проводить собственную внешнюю политику. Отстаивать национальные интересы США, как он их понимает, искать ответ на реальные, а не воображаемые угрозы для американской безопасности.

Вот что он об этом писал в Twitter: "СМИ, распространяющие лженовости, спят и видят крупную конфронтацию с Россией, даже способную привести к войне. Они напирают изо всех сил, невзирая на последствия; им ненавистен тот факт, что у меня скорее всего сложатся хорошие отношения с Путиным"…

И далее: "Саммит с Россией прошел очень успешно, но только не для реальных врагов народа, лженовостных СМИ. Рад буду нашей второй встрече, чтобы мы могли приступить к выполнению того, что обсуждали, включая отпор терроризму, безопасность Израиля, ядерное нераспространение, кибератаки, торговлю, Украину, мир на Ближнем Востоке, Северную Корею и т.д. На эти проблемы много ответов — и легкие, и трудные. Но все их можно решить".

За Москвой, надо думать, дело не станет. А последние опросы общественного мнения показывают, что и американцы в большинстве своем поддерживают проведение уже в ближайшее время новой встречи лидеров России и США.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru