Все новости

Хрупкое равновесие. Каким будет коалиционное правительство в Ливане?

Дмитрий Зеленин — о раскладе политических сил и о том, почему формирование нового кабинета может затянуться

Ливан отмечает на этой неделе 75-летие независимости республики. Юбилей страна встречает в состоянии очередного правительственного кризиса. По конфессиональному принципу раздела государственных портфелей пост премьер-министра Ливана принадлежит представителю суннитской общины.

Но принципиальное условие поставила влиятельная шиитская партия "Хезболлах", которая будет представлена тремя министрами. Ее лидер Хасан Насрулла потребовал от Харири включить помимо них в состав нового кабинета представителей суннитской оппозиции. Первая реакция на этот демарш как премьер-министра, так и главы государства была отрицательной.

На данный момент все ключевые портфели поделили между собой шиитское движение "Амаль" во главе со спикером парламента Набихом Берри, "Свободное патриотическое движение" (СПД), поддерживающее президента Ауна, и движение "Аль-Мустакбаль". В состав правительства вошли христианская партия "Ливанские силы" и Прогрессивно-социалистическая партия (ПСП), завоевавшая большинство мест в районах, где проживают горцы-друзы. Как обычно, два министерских портфеля выделено армянской общине.

Иранский след

Шесть независимых депутатов, один из которых, по мнению "Хезболлах", должен быть включен в состав кабинета, формально относились к просирийской "Коалиции 8 марта". Ее основой служит тандем двух шиитских организаций — движения "Амаль" (возглавляет спикер палаты депутатов Набих Берри) и "Хезболлах".

Коме того, в коалицию входят сирийские националисты, местный филиал правящей в Дамаске Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ), христианская партия "Марада" и ряд других более мелких групп, а также независимые политики просирийской ориентации.

Согласно первоначальной точке зрения президента Ауна, выделение министерского поста этой шестерке было бы "ничем не оправданным шагом", поскольку у этих суннитов нет и никогда не было своего депутатского блока.

Но на днях политики, настроенные оппозиционно по отношению к движению "Аль-Мустакбаль", все-таки создали собственное объединение под названием "Консультативная встреча" и были приняты президентом.

Глава государства теперь изменил свое мнение и указал на то, что их требования имеют под собой основания.

Саад Харири и его сторонники, опирающиеся исторически на поддержку Запада и Саудовской Аравии, с самого начала расценили демарш "Хезболлах" как "искусственно созданное препятствие".

Премьер в своем выступлении 13 ноября возложил на шиитскую партию ответственность за срыв процесса формирования кабинета. По его словам, "вопрос выходит за рамки "Коалиции 8 марта", потому что есть сторона, блокирующая создание правительства в Ливане".

Адрес Харири не указал, однако его союзник, глава исполкома партии "Ливанские силы" (ЛС) Самир Джааджаа, который после президента Ауна является сейчас вторым по значимости политиком в христианском лагере, открыто обвинил Иран.

"Внутренние факторы перестали быть причиной отсрочки появления в Ливане нового правительства, и теперь все зависит от того, как оценивают ситуацию правящие круги в Тегеране и что они посчитают выгодным для них в данный момент", — подчеркнул он. Джааджаа, который рассматривает "Хезболлах" как орудие иранского вмешательства в регионе, связал неожиданный поворот в ливанских событиях с "американским натиском" на Тегеран.

По его мнению, это иранское решение упреждало введение Вашингтоном нового пакета санкций 4 ноября, которые направлены на ослабление вмешательства Тегерана в дела своих арабских соседей.

Рука Дамаска?

Примечательно, что США 13 ноября внесли сына лидера "Хезболлах" Джавада Насруллу в "глобальный список террористов" и включили его в свой санкционный список. Этот шаг выглядел как ответный укол на подрыв усилий Харири.

Обозреватель Радван ас-Сейид из газеты "Аш-Шарк аль-Аусат" полагает, что проявленная вождем шиитской партии забота об обделенных суннитах преследовала цель ослабить политические позиции Харири, хотя сам Насрулла ранее публично подтвердил, что поддерживает премьер-министра. Такую двусмысленность в позиции "Хезболлах" ас-Сейид объясняет постепенным возвращением Сирии, окрепшей после войны, на ливанскую политическую арену.

В результате принятия нового избирательного закона движение "Аль-Мустакбаль" на выборах в июне потеряло свыше десяти мест, но осталось самой влиятельной силой в суннитской общине.

Тем не менее в парламент попали просирийские деятели из числа суннитов, что усилило позиции Дамаска. Это произошло на фоне призывов (в том числе в правительственных кругах) к нормализации двусторонних отношений между Ливаном и Сирией.

В свою очередь политолог Сюзан Бааклини объясняет действия "Хезболлах" стремлением обеспечить себе блокирующую треть голосов в будущем правительстве.

Инициатива зятя президента

Харири категорически отказался уступить независимым депутатам из "Коалиции 8 марта" одно место из правительственной квоты движения "Аль-Мустакбаль". Глава кабинета является сыном экс-премьера Рафика Харири, который погиб в 2005 году в результате взрыва на бейрутской набережной.

Для расследования этого политического убийства по решению Совета Безопасности ООН был создан Специальный трибунал по Ливану (СТЛ), который заседает в Гааге. Обвинения в причастности к организации теракта, жертвой которого стал Харири-старший, возродивший Ливан после гражданской войны в 1975–1990 годы, выдвигаются в адрес членов диверсионного крыла "Хезболлах".

Лидер шиитской партии отрицает все подозрения международных следователей и считает политически мотивированным судебное расследование, которое ведет СТЛ.

На фоне этой затаенной вражды новые требования "Хезболлах" по составу правительства грозили серьезным обострением суннитско-шиитского противостояния, и здесь следует отдать должное срочным мерам по сдерживанию ситуации, принятым и.о. министра иностранных дел Ливана Джебраном Басилем, который возглавляет "Свободное патриотическое движение" (СПД), поддерживающее президента.

Показательно, что Басиль, являющийся зятем главы государства, перед своей примирительной миссией заручился благословением маронитского партриарха Бишары Райи и верховного муфтия, шейха Абдель Латыфа Дерайяна. После аудиенций у религиозных вождей он встретился с основными сторонами, включая лидера "Хезболлах".

Басиль предложил, как кажется, единственно возможный компромиссный вариант в создавшемся тупике: использовать президентскую квоту (шесть постов в составе кабинета) для назначения независимого суннитского министра, который будет нейтральной фигурой и устроит как "Коалицию 8 марта", так и движение "Аль-Мустакбаль".

Возможным кандидатом, как уже вычислили местные эксперты, может стать бывший министр экономики и торговли, бизнесмен из Триполи Мухаммед ас-Сафади, с которым встречался зять президента.

Похожий выход был найден в октябре для решения "друзской проблемы", когда просирийски настроенный эмир Таляль Арслан, возглавляющий Ливанскую демократическую партию, добивался отдельного министерского портфеля.

Основной политический вождь ливанских горцев-друзов, предводитель Прогрессивно-социалистической партии Валид Джумблат отказывался уступить ему одно из трех мест, выделенных в кабинете друзской общине. После пяти месяцев словесной дуэли стороны согласились на то, чтобы приемлемую для всех кандидатуру министра-друза назначил президент.

Отец суннитов

Согласно источникам в президентском дворце, группа суннитских оппозиционеров, встречавшаяся с президентом Ауном, тем не менее отвергла с ходу такой вариант, потребовав назначения на должность министра непременно одного из шести депутатов "Консультативной встречи". Что касается Харири, то из правительственного дворца Серай поступили, кажется, позитивные сигналы.

Премьер, который в ходе эмоционального выступления 13 ноября назвал себя "отцом суннитов", заверил сограждан в том, что выход из создавшегося тупика будет в конце концов найден. По его словам, "Ливан переживал гораздо более трудные этапы в своей истории и выберется из этого кризиса".

Харири выглядит сегодня как единственный политик, способный удержать хрупкое внутриполитическое равновесие в стране и собрать воедино все фрагменты межконфессионального пазла.

Важнейшей заслугой премьера стало успешное проведение в апреле международной донорской конференции "Париж-4", по итогам которой Бейруту было выделено свыше $11 млрд в качестве льготных кредитов и безвозмездных субсидий для реализации программы стабилизации экономики и крупных инфраструктурных проектов.

Выступая на форуме "Инвестиционная инициатива будущего" в Эр-Рияде, Харири пообещал сделать все, чтобы "вернуть доверие ливанцев к своему государству и обеспечить новому поколению достойную жизнь". Он сообщил также, что хочет создать сплоченное правительство с участием молодых политиков и женщин, нацеленное на выполнение реформ, которые были одобрены на конференции в Париже.

Но дальнейшая задержка формирования кабинета может затормозить исполнение парижских договоренностей.

Обозреватель из газеты "Орьян-жур" Скарлет Хаддад ожидает, что поиск компромисса может занять некоторое время, поэтому коалиционный кабинет появится не скоро.

"На фоне объявленных США антииранских санкций общая обстановка на Ближнем Востоке осложнилась, — указывает она. — Основные игроки как внутри Ливана, так и вне его пределов предпочтут не торопиться, чтобы не сделать неверного хода".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru